Опустим долгие сборы - это лишние слезы. Две недели: да-нет-не знаю, пертурбации на работе, сдача проекта, деньги... Но вот оно, свершилось. С Викулей мы покупаем билет на Белорусском вокзале.

- Девушка, сегодня на вечер, чтобы в Минске быть часов в семь.
- Только Москва-Прага, 745 рэ.

Викуля:
- О! "Москва-Прага"! - подмигивая: - Там знакомятся!

Как потом оказалось, у поезда были свои минские вагоны, которые в Белоруссии отцепляли. Викуля, извини. Чехи - в другой раз.

За 5 минут до отхода поезда решила купить квасу, благо ларек был напротив вагона.

- Извините, у меня поезд отходит, - ловким движением попыталась я устремить очередь к нулю. Но дядька в приличном сером костюме властной спиной пресек попытки:
- У всех поезд отходит.

Интересно, каким бы еще большим муравейником и сумасшедшим домом был бы вокзал, если бы у всех и сразу отходил поезд. Купив квас, остановилась, сохраняя обзор. Дядька в приличном сером костюме: захотелось проверить степень уверенности его вшивости. А то снобизм прямо дипломатический. В мужчинах это редко. А дядька купил пивка и примкнул к паре его возраста возле минских (не пражских!) вагонов. Вот так вот! А если бы он ехал в Прагу, возможно, был бы лояльнее. Но это был бы уже не он.

Купе. Танцоры, конкурсанты. Блеск успеха, сияние сансары. Даша, Глеб, мама Лена. Милая молодежь, едущая на танцевальный конкурс в Минске. Даша - девушка 12-ти (на вид - вполне 16-ти) лет, осанка лани, уверенность балованной дочери, влажные глаза, длинные темные волосы, нежная, расцветающая красота. Мобилы-танцоры-ухажеры-автозагары... Ее партнер по танцам - Глеб, прогрессивный персонаж 14-ти лет, явно из хорошей семьи. Легкий, веселый, эрудированный. Такой диапазон музыкальных пристрастий бывает только в юности (не считая Шурика). Джаз, Ленинград, металл, и параллельно - заезженная до брезгливой дрожи попса. Вышли покурить с мамой Леной - погреться в лучах неминуемо надвигающейся небывалой славы дочери. Ну, удачи им.

Ба-а-т-юшки! Я - вот она, Минск - вот он, а Шурика... нету! О, пришел. Missingi-kissingi. Через аэропортно-красивую гладь здания вокзала промелькнул Минск. Все, детка, посмотрела Минск - поехали дальше. Минск остался км в 100 позади нашего пригородного автобуса. Неспешно, смакуя воспоминания, посмотрели походные фотки. Надо же, в Минске не только не ходят медведи по улицам, там еще и отлично печатают. И люди очень милые и хорошие. :) Приятное удивление качеством фотографий в отличие от унылой синевы моих.

Славный странный город Несвиж - первый пункт незабвенного путешествия. Странности, например, такие: торговые точки вокруг автовокзала реализуют исключительно несъедобную бытовую химию. Нет не то, что пива - банальных шоколадок-минералок! Прямо городок Барби - вместо пива - шампунька. "Людское" обнаружилось метрах в 300-х от вокзала. Видимо, иссяк-таки радиус повышенного налога на товары первой необходимости - алкоголь и табак. Но это розовые цветочки, а не странности.

Есть такой мульт в 3D - "Birds" называется. Смешной. Есть такая песенка у Битлов: "Free... as a birds". Но тут уместнее вспомнить, скорее, хичкоковских "Птиц".

За мной, читатель! И сдвинется чадра реальности, приоткрывая бесконечно сложный, безупречный, логичный, блестящий на солнце и слепящий сознание механизм, единственно могущий по праву называться perpetuum mobile. Некому судить его безупречность. Ибо здесь крутится-суетится беличье колесо сансары, а там - огромный безжалостный маховик. Маховик-затейник :). И жестокая слепота судьбы, и чудесные совпадения - лишь проекция процесса на чью-то реальность. Крутить могут все. Но почти никто не умеет. Забавные бывают блики от вращающегося механизма. Эти солнечные зайчики, эти песчинки из ручья - неотъемлемая, но малая, доступная сознанию обывателя часть. Да, они (да мы!) называем их знаками. Тайные случайные закономерности...

Первой ласточкой была: ласточка. Она лежала, бездыханная, на тротуарной плитке перед входом в костел. Тонкая тень решетки довершала безупречную готичность картины. Фотографировать отчего-то не стали - сейчас мне кажется, что это бы опошлило, что ли: Картина сохранилась в сознании гораздо многограннее, чем могла бы передать плоская фотка.

Мы зашли в звеняще-пустой костел. Лишь женщина за церковным прилавком. С ее позволения мы обошли костел, я старалась не думать о кроссовках и милитаристских штанах. Наравне с иконами висит портрет сидящего у стены мужчины. Полосатая роба концлагеря, спокойный взгляд, осунувшееся серое лицо. Ксендз, пошедший на смерть вместо незнакомого ему человека.

Путь к замку проходит через площадь. Эти июньские деньки для кого-то были сменой жизненных этапов - по стране бушевали последние звонки и первые выпускные. Незабываемое зрелище - по площади шеренгой шли сочные выпускницы с горящими глазами, цвет нации, в коричневых платьях с белыми фартучками, красные ленты по диагонали.

И стайки этих трогательных выпускниц порхали то тут, то там, красными маячками лент сквозь листву, все время нашего пребывания в Несвиже. А дохлые птицы "лятели и лятели"... Долговязый птенец на асфальте, черный, мертвый и грустный... (Уже по возвращении в Москву, на выставке футуристов в новой Третьяковке, надолго приковала мое внимание картина некоего Макаревича И.Г. "Птица" - выписанный с безжалостными подробностями, прекрасный графичностью линий, птичий скелет с остатками плоти, выполненный карандашом. С грустной улыбкой вспомнила эту стаю потустороннюю :)

Замок Несвиж, неприкаянное ныне дворцовое гнездо Радзивиллов, скромная усадьба, замкнутая квадратом, с неприкаянным же садиком внутри. Поговаривают (местные поговаривают, Шурик, в частности), что Кучма собирается возродить это место как свою резиденцию. Интересно, дожили ли до наших дней призраки, а то вдруг президенту станет скучно. А легенд у Несвижа очень много. И тайные романы неравных по сословию, жестокие козни королевы-матери, чьи агенты медленно травили красавицу-Барбару, жену ее сына, привидение несчастной женщины, предупреждающее владельцев замка о несчастиях, и даже легенды о самоотверженной собаке, спасшей от медведя своего хозяина. В память о собаке остался прекрасный памятник, образчик собачьего экстерьера. Вдоволь налазившись вокруг замка, как по горизонтали, так и по вертикали, обнаружив недоеденные кем-то птичьи крылья (уже 3!) и отщелкав процентов 70 фотопленки, приспичило нам купаться. Солнышко уже дошло до зенита и очень старалось, чтоб мы не замерзли.

Насколько скромен замок по сравнению с огромными парками и озерами вокруг! Старый парк, ухоженный, но в то же время сохраняющий природную мощь, обнимает большой водоем (пара километров в длину). Я была готова смыть пыль усталости практически во всем, что плещется и не сделает меня грязнее. Но Шура (капитанство - стиль жизни) охаял прибившуюся к берегу муть. И, солнцем палимые, дошли мы до дальнего берега. Там нас уже ждали два белых каменных льва на ступеньках, ведущих к воде. Прекрасно поплавав, расчепятали коньяк. Если ему жара пошла на пользу, то набор конфет стал горячим шоколадом. Но тоже во вкусе не проиграл.

Из Несвижа поехали в Мир. Всюду, куда бы мы ни приехали, мы наблюдали праздники и... мертвых псис. В Несвиже - выпускные, в Мире - фестиваль культуры. Гораздо больший, красного кирпича, замок, наверное, более ранней постройки (век XVII, не помню). И ма-а-ленькое озеро. Отреставрирован замок очень удачно. Возле одной стены сооружена сцена, выступления - одно другого лучше. Пение капеллы, танцы, пронзительные стихи (я по-белорусски не все понимаю, но интонация и схожесть слов помогли понять глубину трагедии героического эпоса). За время прогулки вокруг замка насчитали еще трех дохлых ворон. Там высокие деревья вокруг замка, и летают просто стаи ворон. Осознавая, какая может быть процентная смертность в таком "стаде", я уже старалась землю вокруг, под деревьями, особо не разглядывать. Пошли купаться - на берегу чьи-то рыжие крылышки... Мы смотрели на выступления, лежа на красивом холме. Когда похолодало, я вспомнила, что о-о-очень давно не встречала свою куртку джинсовую. И честно говоря, не помню, когда мы виделись последний раз. Некоторое время это меня тяготило, потом я, как обычно, поняла, что от моих переживаний мир не сдвинется, что лучше смотреть по сторонам и на происходящее, чем колбасить мозги, - и сразу отпустило, Как потом оказалось - правильная позиция себя оправдала.

Но праздник отгремел, усугубив счастливое настроение, и надо было думать про выбираться. Нас ждал третий пункт назначения... как же его?.. Нет, не Опухлики... Новогрудок! Ну и мы пошли :) Сначала опросили туристические автобусы - не едет ли кто в ту сторону. Не едет. Никто. Ну и мы пошли пешком по трассе, в лучших традициях, махая руками. Смеркалось. Темнело. Холодало. Машины не останавливались. Машин становилось все меньше. Параллельно с нами шла еще одна пара. Мы остановимся передохнуть - они нас обгонят. Мы встанем, пойдем дальше - видим, как они сидят - отдыхают. Потом, когда мы поравнялись - я им говорю - "Хотите, давайте знакомиться". Увы, имен не помню. Но я помню, что у них была бабушка под боком - в ближайшем селе и им было, оказывается, идти было - одно удовольствие. Правда, нам тоже было приятно идти, но мы уже гоняли мысли про ночевки в стогу. А что делать, если два часа никто е останавливается! И вдруг, когда мы уже даже сдулись и даже не махали руками, остановилась четверка, и мужику, оказывается, было ехать туда же, куда и нам. Более того, время в пути было заполнено интереснейшими разговорами об истории - о Литовском княжестве, о Екатерине, о Карле III, о дележке ныне Белорусских земель: Шура тоже много знал, и я стала свидетелем познавательнейшего диалога. Когда доехали до гостиницы, я его спросила - вы, наверное, историк? "Нет, - сказал он, я инженер".

В гостинице, заполняя бланки, я нарочно тормозила и не отдавала свой бланк дольше положенного, помня разговоры Шуры, что гражданам сопредельных государств жить в гостинице куда дороже, чем местным. Получив мой бланк, она поджала губы, но промолчала. Мы пошли ужинать в ресторан. Долго листали меню. Выбирали.

-Нам, пожалуйста, вот это и это.
- Еды вообще нет.
- Тогда чай с лимоном.
- Лимона нет.

Зато в остальном - очень мило.

Новогрудок тоже встретил с утра праздником. Детским утренником с выступлениями детей на открытом воздухе. Возле сцены стояло несколько столов, т.н. "ярмарка солидарности" - дети продавали сделанное своими руками. Мы купили отличную овцу, связанную крючком, и я спросила у белокурой нежной девочки:
- Это ты делала?
- Моя мама! - грубовато ответил ребенок.

Все кафешки в этом городке открывались в 12, поэтому мы отъели у детей пару пирожных и пошли осматривать Новогрудский замок. От замка остался лишь узкий кусок стены, который меня слегка разочаровал - я, помятуя про предыдущие дни, ждала большего. Дул ветер, паслись козы, бабушки собирали травку. Раньше здесь был монастырь. Когда известный поэт Адам Мицкевич был маленьким, с кудрявой головой, он однажды, играясь, чуть не убился, и мама срочно его подхватила и понесла к монашкам в святое место. Они и святой... ему помогли, а то страшно подумать, что могло бы быть!

Постепенно засобирались в Минск. Встретились с экипажем дома у Насти и Паши. Настя-хозяйка и Настя-завхоз накормила нас за весь период путешествия и на пару дней вперед. Планировалось посмотреть кино про поход, но видак все взбрыкивал и взбрыкивал... пока Шурик не подошел и не дотронулся до него, на посторонний взгляд, не делая ничего сверхъестественного. Кино отличное. А потом я поехала домой, грустно улыбаясь. И, стараясь не смотреть под ноги :)

Комментарий: Моя поездка в Минск к парню, с которым мы в мае ходили на байдарках по опасной реке.

Zannnuda, zannnuda@pisem.net.