Содержание:

Мама посвятила сыну всю себя, а парень не выдержал и убежал от такой любви. Кто виноват? Неблагодарный подросток или женщина, которая когда-то предпочла личной жизни заботу о ребенке?

Однажды вечером к бабушке домой прибежал ее четырнадцатилетний внук Кирилл с просьбой о помощи:

— Бабушка! Возьми меня к себе жить! Я домой, к маме, больше не пойду.

— Что случилось? — испугалась бабушка.

Сначала Кирилл молчал и пытался скрыть слезы, от него ничего невозможно было добиться. Видно было только, что мальчик находится в состоянии сильнейшего стресса. Бабушка никак не могла понять, что произошло. Ведь дети убегают от родителей, когда те их бьют, унижают, не кормят! А Кирилл спасался от ее дочери Светы, которая была самой заботливой в мире мамой! Бабушка помнила, как после развода в свои двадцать пять лет Света сказала:

— Я замуж больше не выйду никогда! Новый муж будет отвлекать меня от сына! С этого момента я занимаюсь только ребенком!

И Света действительно посвятила жизнь Кириллу. Она даже уволилась с работы, потому что не хотела отдавать ребенка в детский сад и подвергать инфекции. Она сдавала дедушкину квартиру и жила на доход от нее.

Света очень вкусно готовила, покупала Кириллу все игрушки, которые он просил, и самую модную одежду, по воскресеньям водила его в театр, цирк, посещала с ним спортивные соревнования. Ей удалось даже свозить Кирилла за границу, хотя доход у нее был не слишком велик. Что еще мальчишке нужно? Почему этот избалованный, обласканный сын удрал от матери, как от огня?

Когда Кирилл немного успокоился, бабушка стала постепенно узнавать причину такого внезапного бегства. Мальчик поведал бабушке о своей жизни с матерью.

— Каждый день начинается с того, что она вешает мне на стул возле кровати одежду, — рассказывал Кирилл. — Я должен надевать только то, что выбирает она. Когда я начинаю с ней спорить, она сразу повышает голос, доказывает, что день сегодня холодный или, напротив, жаркий, и что только эту одежду можно надевать. Ладно, я соглашаюсь. Но как-то раз я встал раньше мамы и оделся сам. Хотел уйти, пока она не проснулась. У нас в школе было дежурство, надо было прийти пораньше, и я был счастлив, что она спит и не трогает меня. Но нет! Она проснулась и сразу начала кричать:

— Что ты на себя напялил?! Брюки не глаженые, свитер не стираный! Почему меня не разбудил и не спросил? Ты же не знаешь, какую одежду можно надевать, а какую нет!

Это был первый скандал, и тут же начался второй:

— Что ты ел на завтрак? Ничего? Я тебя не выпущу из дома, пока ты не поешь! Садись и завтракай! Иначе у тебя в школе будет голодный обморок! Тоже мне, нашелся самостоятельный! Правильно одеться не смог, позавтракать забыл! Ты без меня ни на что не способен!

В этом месте рассказа Кирилл действительно заплакал:

— Я слышу эту фразу от матери каждый день: "Ты без меня ничего не можешь, ты без меня никто!"

Бабушка хотела обнять Кирилла и погладить по голове, но вовремя поняла, что этого делать нельзя. Она решила отнестись к мальчику как ко взрослому, чтобы он и от нее не убежал.

— Давай с тобой поужинаем, — предложила она. — Вскипяти, пожалуйста, чайник и нарежь хлеб. Я, конечно, готовлю не так вкусно, как твоя мама, но...

— Не надо ничего готовить, поедим бутерброды, — сказал Кирилл. — Я про полноценное питание уже слышать не могу. С точки зрения мамы, я постоянно ем не то и не в тех количествах. Она высчитывает по таблице калории, сколько и чего мне надо съесть, и ругается, если я что-то нарушаю.

Она думает, что готовит лучше всех на свете. Ну, да, действительно еда у нее вкусная. Только зачем закатывать скандал, если я иногда обедаю в кафе? Бывает, мы с ребятами после школы туда ходим, мы беседуем там, нам там хорошо. Но мама категорически против! Она один раз прибежала в кафе и начала при всех кричать, что мы испортим себе желудки, что сэндвичи и чипсы — это вредная еда для подростков! Можно представить, как после этого смотрели на меня мои одноклассники! Она выставила меня на посмешище перед людьми!

Я не знаю, как я еще выживаю в моем классе! Чувствую, что скоро буду изгоем. Как-то одна девочка из класса пригласила меня и еще нескольких ребят на день рождения. Я сказал об этом маме, она сразу занервничала, не хотела меня пускать. Потом, когда меня не было дома, она нашла в моей записной книжке телефон этой девочки, позвонила ее родителям, стала выяснять, что это будет за праздник, кто будет присматривать за детьми, не будет ли там алкоголя. Она, по-моему, несколько раз им звонила, потому что сомневалась, приличная это семья или нет.

В конечном счете, мама привела меня за руку домой к этой девочке, а сама не пошла в магазин, как я думал, а гуляла вокруг дома, наблюдала за нашим окном. Она несколько раз звонила мне по мобильному и выясняла, что я там делаю. А в восемь вечера поднялась в квартиру и сказала, что забирает меня, потому что уже поздно! Ребята смотрели на меня с сочувствием, как на какого-то неполноценного! Это так ужасно! Неужели это издевательство никогда не кончится?

Бабушка была растеряна. Выслушав рассказ внука, она поняла, в какой сложной ситуации оказался подросток. Да, ее дочь одинока, Кирилл — ее единственный близкий человек. Если отобрать у нее сына, она сойдет с ума! Но и с мальчиком нельзя обращаться как с игрушкой. Чем им помочь, как поступить?

А у Кирилла отчаяние постепенно стало перерастать в негодование.

— Как только я закончу школу, я поступлю в институт в другой город, буду жить в общежитии подальше от мамы! Или уйду в армию!

Бабушка, конечно, начала Кирилла убеждать, что нельзя плохо говорить про маму, что мама изо всех сил старается и делает то, что искренне считает самым полезным для сына. Она ведь желает ему добра!

Кирилл тяжело вздохнул.

— Она мне тоже об этом постоянно говорит, особенно когда заставляет меня есть или надевать то, что ей нравится: "Я к тебе со всей душой, а ты на добро отвечаешь злом! Ты человек злой, неблагодарный!"

— Тут она не права, ты человек добрый, — произнесла бабушка.

— Я ведь тоже ее люблю, я не хочу, чтобы она страдала, — продолжал Кирилл. — Но что поделаешь, если все, что нравится мне, приносит ей страдания! Когда я говорю маме, что хочу погулять с приятелями, она сразу принимает такой страдальческий вид и начинает пугать: "Под машину попадешь, хулиганы на вас нападут, украдет тебя кто-нибудь!" Я, конечно, ухожу, но чувствую себя извергом по отношению к маме. Один раз мы с ребятами находились в шумном месте, и я не услышал звонков мобильного. Вернулся домой, а она вся в слезах, держится за сердце: "Я думала, тебя уже нет в живых!" Но я тоже не могу ей звонить каждые пять минут!

Я чувствую себя виноватым, когда сам пытаюсь приготовить себе еду, постирать. Она обижается: "А зачем тогда я?" Один раз я сам себе пришил пуговицу. Так она чуть ли не с мясом ее оторвала и снова начала кричать: "Ты ничего не умеешь!" Да, возможно, она все делает лучше. Но как же я тогда вырасту и стану самостоятельным?

Когда Кирилл произнес эти слова, бабушка подумала, что ее глупой Свете многие могли бы позавидовать! Сын хочет все делать сам — это же подарок судьбы! Вот, например, ее младший сын ничего не умел делать до женитьбы. Да и сейчас в свои тридцать ничего не умеет, все делает жена. А тут ребенок проявляет инициативу!

Мальчик рассказал, что последняя ссора с мамой у него произошла сегодня. Именно поэтому он попросился жить к бабушке. Дело в том, что несколько товарищей Кирилла едут летом в лагерь. Парень хотел поехать с ними, однако мама была решительно против:

— Ты в своем уме?! Какой еще лагерь! Ты знаешь, что там дедовщина, тебя там побьют и отберут деньги!

— Мои друзья каждый год ездят, и никто их не бьет!

— А ты не сравнивай их и себя! Твои друзья — ребята дворовые, матом ругаются. Они как все! А ты особенный, интеллигентный! Над тобой там сразу начнут издеваться! Это во-первых. А во-вторых, по телевизору не раз говорили, что возле лагерей промышляют маньяки. Ведь там за детьми никто не следит! Да и вожатые там издеваются над детьми! Дети в лагере совершенно беззащитны, им некому пожаловаться! А в-третьих, там такое ужасное питание! После моей еды ты там умрешь с голоду! Твои любимые щи, жареную картошку и тефтели там никто готовить не будет!

Кирилл был одновременно и обижен, и зол.

— Я сначала подумал, может, я какой-то больной, неполноценный? — сказал он. — Почему других ребят так не опекают, как меня? А потом понял, что это с моей мамой что-то не так! Не может быть все на свете так плохо: лагерь, еда в кафе, люди вокруг... Я устал от мамы! Я очень хочу вырасти!

Бабушка поняла, в каком тяжелом положении оказался ее внук. Она позвонила дочери, но разговор у них не получился.

— Это мой ребенок, я лучше знаю, что ему нужно! — сказала Света. — Пусть немедленно возвращается домой!

И тогда бабушка обратилась к нам в журнал: "Как помочь моей дочери и внуку?"

К содержанию

Мать+сын = дружба

Юлия Джумм, психолог:
Света в двадцать пять лет пережила развод, и, судя по всему, восприняла это очень болезненно. В любом случае после развода, даже легкого с виду, у человека в душе остается тревога: "Если я снова полюблю кого-то, вдруг новые отношения пойдут по тому же пути? Вдруг меня бросят, предадут? Может быть, во мне что-то не так?" У героини этой истории тревога была настолько сильна, что она сразу отказалась от поиска другого мужчины. Она выбрала, с ее точки зрения, более надежный путь: отдать всю свою любовь ребенку. Ведь ребенок принадлежит ей, он не бросит ее и не предаст, как делают мужчины. Света стала просто одержима сыном! И эта одержимость была средством защиты. Таким образом молодая женщина защищалась от собственных страхов и комплексов, от осуждения окружающих.

Она думала: "Пусть я не состоялась как жена, как работник, зато я превосходная мать!" Кирилл занял в ее сознании не только нишу сына, но также нишу мужа и работы. Света обрушила на него всю свою ласку и заботу, которой хватило бы на нескольких членов семьи, и весь свой труд, не востребованный нигде больше.

И вдруг, к ужасу Светы, Кирилл стал вырастать и отдаляться от нее! В душе Светы снова появилось чувство, которое она испытала при разводе с мужем: "Меня бросают, я не нужна!" Это и тревога, и боль от предательства. У Светы началась настоящая паника. Она теряла в лице Кирилла не только ребенка, слабенького и беспомощного, которого хотелось вечно носить на руках, она теряла свою единственную любовь и свою работу — все сразу. С уходом Кирилла Света лишилась бы смысла жизни. И неудивительно, что она пыталась всеми силами удержать мальчика в детстве, помешать ему стать большим. Своими фразами "Ты ничего не умеешь, ты без меня никто" она хотела заставить Кирилла зависеть от нее и дальше. Однако чем больше она пыталась психологически подавить сына, тем больше он хотел от нее освободиться.

Настала пора отношения Кирилла и Светы в корне перестроить. Материнская забота о ребенке должна смениться на дружбу равных людей. Свете необходимо выйти из роли наседки, которая только поучает Кирилла и ограничивает его свободу, и стать для сына интересным человеком, чтобы он сам к ней тянулся. Она должна найти интересную работу, познакомиться с новыми людьми, в том числе и с мужчинами. Надо прекращать эту одержимость и однобокость!

Что касается Кирилла, то ему следует стать еще более решительным в отношениях с матерью. Он должен сказать:

— Мне необходимо научиться все делать самому, иначе как же я стану взрослым мужчиной?

И чтобы мать не пугалась, нужно ей разъяснить:

— Я отказываюсь от твоей заботы, но вовсе не отказываюсь от тебя как от человека. Ты все равно остаешься моей матерью, и я хочу, чтобы мы в дальнейшем общались на равных, как взрослые люди. Я уже не ребенок и ребенком никогда не буду, поэтому прошлого не вернешь. Возможно, что-то удастся вернуть с появлением внуков. Поэтому давай лучше двигаться вперед, а не назад!

К содержанию

Не мешайте нам взрослеть!

Антон Головинов, одиннадцатиклассник:
Кириллу я могу только посочувствовать. Слава богу, что мои родители не такие. Даже не представляю, как бы я смог выкрутиться из этой ситуации!

Что касается поездки, из-за которой состоялась главная ссора Кирилла и его мамы, то могу успокоить взрослых: лагерь не так страшен, как его малюют. Я пару раз ездил в лагеря с одноклассниками. Сразу скажу, что ничего плохого с нами не случалось, хотя чего мы там только ни вытворяли! Смастерили тарзанку на высоченном дереве, раскачивались на ней так, что в голове кружилось, и прыгали в озеро. Экспериментировали с алкоголем — делали "брагу" из компота и конфет. Лазили в комнату к девчонкам через окно на пятом этаже. Если бы мои родители узнали обо всех этих похождениях, мне бы не поздоровилось: домашний арест на неделю, запрет на общение с друзьями... даже не знаю, что бы они еще могли придумать. Однако считаю, что все эти меры совершенно бессмысленны: опасности и соблазны подстерегают детей и в городе, и на даче, и на отдыхе с родителями. А лишать подростка общения с друзьями ни в коем случае нельзя, ведь это лучшее, что запоминается из детских лет. Надеюсь, что герой рассказа найдет в себе силы, чтобы поговорить с матерью и объяснить ей, что он уже не ребенок и ее заботы ему только вредят.

К содержанию

Ведите "двойную жизнь"!

Евгения Ельцова, мама семиклассника и восьмиклассницы:

Наверное, меня тоже можно назвать матерью-наседкой. Мне всегда надо знать, где мои дети, с кем, как они позавтракали, пообедали и поужинали, тепло ли одеты и т.д. Надеюсь, когда придет время выпускать их из гнезда, мне хватит мужества, чтобы вести себя спокойно, независимо и не осложнять сыну и дочке жизнь.

Думаю, для мамы очень важно иметь собственное дело, даже если муж хорошо зарабатывает и обеспечивает всю семью. Когда у женщины есть любимая работа или даже просто хобби, у нее всегда хорошее настроение и всегда есть желание общаться с детьми. Кроме того, такая "двойная жизнь" спасает ее от психологических комплексов. Успешная женщина никогда не скажет о себе: "Меня никто не любит, все меня используют", — и никому не станет предъявлять претензии, в том числе детям.

Светлана должна поблагодарить сына за то, что он, несмотря на все ее старания, вырос самостоятельным и неизбалованным. Пусть мальчик возвращается домой и все делает так, как считает нужным. Если где-то и ошибется, не страшно. А маме надо найти себе другое интересное занятие. Например, получить второе образование или выучить ино- странный язык...

Яна Маркова