Содержание:

Ты с ума сошла? — возмущению родительницы не было предела.- Какая Африка в твоем-то положении?
— Но мама! — робко возражала я. — Это же не "черная" Африка, а вполне себе цивилизованное государство Марокко.

— Цивилизованное? Почему бы вам тогда не поехать в более цивилизованную Францию?

— И как ты себе это представляешь? Все вокруг будут объедаться сырыми устрицами, непастеризованными сырами, дегустировать французские вина, а я должна буду слюни глотать вперемешку с капустным листиком, запивая водичкой?! Ну уж нет.

—Ты что, страны теперь выбираешь по принципу еды?

— И это тоже. Кулинария — важная составляющая культуры страны. Франция никуда от нас не денется, но я хочу в полной мере насладиться поездкой туда, а "в положении" это, к сожалению, невозможно.

Но мама не унималась, приводя все новые и новые аргументы против, дойдя в итоге до бородатых "а вот в эс-сэ-сэ-сэре беременные сидели по домам, вязали пинеточки и даже не работали после определенного срока, а ты..." Поэтому пришлось идти на компромисс:

— Давай, тогда спросим моего доктора. Как она скажет, так и сделаю.

На том и порешили. Но надо заметить, что я немного схитрила. Прекрасно зная характер и образ жизни своего врача, которая родила обоих своих детей, чуть ли не катаясь на лыжах в Альпах, я была почти уверена, что та даст "зеленый свет" поездке. Так и получилось.

— Дорогая, да расслабься ты, и езжай на свой бэби-мун!

— Чего-чего?

— Это наподобие медового месяца, за исключением того, что ты беременна. Цель такого мероприятия — позволить паре насладиться "последним" путешествием вдвоем, прежде чем на вас навалится куча бессонных ночей, которые обычно сопровождают рождение ребенка.

Марокко в положенииЕдинственным ее условием было то, чтобы путешествие состоялось между четвертым и седьмым месяцами, то есть в наиболее предсказуемый этап беременности.

Таким образом, Марокко выпадало нам на рождественско-новогодние каникулы.

А почему, действительно, Марокко? Конечно, не только из-за ограничений в алкоголе, хотя во внимание приняли и данную особенность страны.

Когда-то я рассматривала фотоальбомы в книжном магазине на предмет "куда бы поехать?" и на глаза мне попались удивительные фотографии сидящих на деревьях коз. Зрелище было совершенно комичное, нереальное. "Не может такого быть! Не поверю, пока не увижу собственными глазами!"

Страна, обладающая столь экзотическими животными, называлась Марокко. Начав копать дальше, я все сильнее загоралась идеей поездки. Фес, один из самых древних городов страны, соблазнял старинной мединой и лабиринтом узких улочек. Варварийские обезьяны, обитающие в кедровых лесах Среднего Атласа, привлекали с точки зрения фотографии. Сахара, понятное дело, никого бы не оставила равнодушным. Южные каньоны и касбы обещали удивить яркой палитрой красок, а Атлантическое побережье страны манило прекрасными пейзажами, синевой Эс-Сувейры, белизной Касабланки и конечно, козами. Что тут было думать? Надо ехать!

К тому же, хотелось побывать на новом для себя континенте, окунуться в незнакомую и совсем неблизкую нам культуру. В свое время король Марокко Хасан II сравнил страну с деревом, корни которого сидят глубоко в Африке, а листья дышат европейским воздухом. На удивление прекрасная и, как позже выяснилось, точная метафора. Но обо всем по порядку.

К содержанию

О вождении

Не изменяя сложившейся традиции, решили путешествовать по стране на автомобиле. После вождения в странах Центральной и Южной Америки вряд ли стоило пугаться арабского стиля. Нет, конечно, до европейской вежливости им далековато, но и ужас-ужаса замечено не было: так, небольшие отклонения, объясняемые местным колоритом.

Маршрут по Марокко нарисовался следующий: Рабат — Волюбилис — Фес — дорога через Средний Атлас — пустыня Сахара — каньоны Todra и Dades — Загора — южное Марокко — побережье Атлантического океана — Сиди-Ифни — Агадир — Эс-Сувейра — Касабланка — Рабат.

В аренду досталась маленькая и юркая Рено Клио (330 евро на 11 дней, с включенной в стоимость страховкой и с неограниченным километражом), вполне достаточная для обозначенного маршрута. GPS с залитой картой страны совершенно необходимая вещь, особенно в городах. Даже самые лучшие бумажные карты по Марокко не очень подробны, потеряться в центре ничего не стоит, названия улиц писать не принято. Навигатор выручал нас бессчетное количество раз, в том числе в хаотичной Касабланке ночью.

Дорожные знаки написаны арабской вязью, но либо дублируются латиницей, либо понятны без перевода. Например, в случае со знаком "стоп" проблем не возникало.

Большинство дорог в Марокко бесплатны и при этом хорошего качества. Платные шоссе проложены между Рабатом, Фесом, Касабланкой, Эс-Сувейрой и парочкой других крупных городов, в которые мы не заезжали. Цена за проезд — 20-30 дирхамов. В городах ограничение скорости — 60-80 км/ч, за пределами — 120 км/ч, многие ездят быстрее.

Очень много полицейских засад с радарами на треногах в кустах. Ловят часто.

Сценарий отмазки от штрафов за различные провинности (не остановился на знаке "стоп", превысил скорость, случайно проехал на красный свет) выглядит так (из личного опыта).

Полицейский останавливает машину взмахом руки с просьбой откатиться на обочину. Зачитывает, за что хочет выписать штраф, называя сумму. За любое нарушение это всегда было 400 дирхамов. Видимо, цифра была призвана напугать неосторожного водителя. После этого страж порядка выжидающе смотрит, не начнет ли человек торговаться, чтобы отдать 20-100 дирхам и спокойно поехать дальше по своим делам. Мы этого специально не делали, а говорили: "Ok, выписывайте штраф на 400 Dh, но нам нужен чек". Вот это слово "чек" просто магически действовало на каждого без исключения полисмена.

Они грустно на нас смотрели, спрашивая всегда одно и то же: "Вы, видимо, первый раз в Марокко?" (в смысле "не знаете, что ли, как тут дела делаются?"). Получив утвердительный ответ, вздыхали: "Ладно, езжайте, первый раз прощается". Знали бы они, сколько таких "первых разов" набралось у нас к концу путешествия. Между собой мы даже шутили, что когда-нибудь попадется жадина, который возьмет предложенные 400 Dh. Но ни разу такого не случилось.

<...>

Королевская жандармерия частенько проверяет документы на подъездах к городам, но белыми туристами практически не интересуются.

На заправках принят full service, будь то сетевой французский Total, местная Afriquia или мелкая безымянная колонка на юге. Бензин стоил в среднем 11 дирхамов за литр (полтора доллара). Там, где была возможно выбрать, просили "sans plomb" ("unleaded"), ну а где нет — наливали то, что имелось в наличии. Очень рекомендуем заправляться на юге страны каждый раз, когда бензина остается половина бака. У нас была довольно нервная ситуация, когда чуть было не застряли в тьмутаракани на несколько дней, не имея возможности уехать из-за отсутствия топлива.

И еще, в сельской местности нужно внимательно следить за домашними животными: ослики, верблюды и прочие козы имеют дурную привычку внезапно перебегать через дорогу.

В целом водить в Марокко (особенно за пределами городов) легко. Караванщики не дадут соврать. Частенько встречались с ними на дорогах страны. По Марокко таким образом любят путешествовать европейские туристы.

К содержанию

О финансах

Потратили в стране $2500 за 11 дней, не считая стоимости авиабилетов. Марокканские деньги называются дирхамами. Курс на момент поездки был $1 за 8 Dh. Кстати, дирхамы относятся к "ограниченным" валютам, то есть их нельзя купить за пределами страны или вывезти из Марокко. В банкоматах, как правило, невозможно снять больше 2000 дирхамов за раз. Самая распространенная цена за мелкие услуги — 10 дирхамов. Это может быть и плата за парковку, и чаевые портье в гостинице, и заварочный чайник мятного чая в ресторане, и плата за 2 кг сладчайших марокканских мандаринов.

Платили практически всегда наличными. И только в некоторых гостиницах принимали кредитки (Visa, MC).

Отели можно найти на любой вкус и кошелек. Мы останавливались и в риаде (гостевом доме) по 90 евро за ночь, и в придорожных мотелях без претензий за $25. Средний счет в хорошем ресторане за полноценный обед (салаты, супы, второе, напитки) для двоих — 200 дирхамов.

К содержанию

О безопасности

Марокко в этом плане, как говорится, user friendly, так как сказывается повсеместное присутствие людей в форме. Их очень и очень много: и в городах, и на перегонах между населенными пунктами. Серьезные преступления случаются редко, особенно направленные против туристов, но не стоит терять бдительности: карманники виртуозно работают в мединах, так что все ценное лучше держать поближе к телу.

Несколько неприятных минут могут доставить попытки разводки туристов-лохов на деньги.

О схеме я уже читала предварительно на разных форумах, поэтому мы не попались. Заключается она в том, что проезжая где-нибудь в пустынной местности, вы видите "сломавшуюся" машину и горестного бедуина, разодетого в голубые, праздничные одежды, знаками просящего вас о помощи. Что делает сердобольный турист? Останавливается, спрашивает, чем может помочь. Страдалец на приличном английском просит подкинуть его до ближайшей деревни, а там — сюрприз! — вы оказываетесь в магазине по продаже ковров, где за дело берутся подельники, окучивая на предмет "купи-купи". По отзывам, работают настолько профессионально, что редко кто уходит без покупки. Даже если это удалось, потерянное отпускное время, плюс испорченное настроение никто не вернет.

Местные детишки категорически не понимают слова "нет" ни по-арабски, ни по-английски, ни по-французски, предпочитая гурьбой крутиться у ног туристов-мужчин (женщин игнорируют), предлагая какие-нибудь дешевые сувениры. Отпихивать их не надо, просто спокойно идите в нужном направлении, не обращая внимания. Сами отвяжутся.

На нашем пути встречались разные марокканцы: и неприятные навязчивые торговцы в старом Фесе, и потрясающе гостеприимные хозяева одной из auberge в Сахаре. Люди разные, как и везде.

Особое внимание стоит уделить гигиене, придерживаясь стандартных рекомендаций: всегда держать под рукой антибактериальные влажные салфетки; воду из-под крана не пить, зубы чистить тоже только бутилированной минеральной водой, в душе песни не распевать и рот держать закрытым. В ресторанах отказываться ото льда в напитках, как бы ни было жарко; от салатов из свежих овощей, не подвергшихся тепловой обработке; на базарах покупать только те фрукты, которые в кожуре. Следуя этим нехитрым советам, удалось избежать самой распространенной туристической напасти.

К содержанию

О языке

С английским в Марокко туговато. В лучшем случае его понимают в отелях, рентальных конторах, да кое-где в ресторанах больших городов. Официальный язык — арабский, на котором говорит большинство марокканцев. Французский тоже довольно широко распространен, и именно на нем обращаются к туристам по умолчанию. Но, к сожалению, с французским я на "вы". За него я садилась несколько раз в жизни, однако пока безрезультатно.

Но тут на помощь пришел Илья, довольно быстро набравший полезных фраз после прослушивания аудиокурса Пимслера в машине. Таким образом, в этом путешествии получилось необычное для нас распределение ролей.

К содержанию

О погоде

Путеводители советуют ездить в Марокко весной, с марта по май, когда еще не жарко, да и пейзажи радуют свежей зеленью. Нам же выбирать не приходилось. В декабре-январе было прохладно, особенно по ночам в горах Среднего Атласа (заморозки) и в Сахаре. Большую часть времени проходили в гортексовых штанах и куртках. На Атлантическом побережье в это время года частенько шли дожди, но и солнышко не обделило своим вниманием.

Итак, закончив предварительную подготовку к путешествию, мы были готовы отправиться навстречу африканским приключениям.

Из Хьюстона в Марокко прямых рейсов не существует, так что пересаживались опять в паршивом Шарль де Голле в Париже. Пара часов на пересадку, а затем рейс в Рабат. Пассажиров сразу же начали закармливать арабскими сладостями, какими-то экзотическими салатами с проросшими зернами и интересными закусками. Стюарды были исключительно мужского пола.

2,5 часа до столицы Марокко пролетели совсем незаметно — и вот она, Африка, бескрайним полотном раскинувшаяся под крылом самолета.

Аэропорт в Рабате маленький, провинциального вида, чем-то напомнил гавайский. Визы в страну не нужны ни россиянам, ни американцам, так что нам скромненько поставили по въездному штампику в паспорта, да вписали туда же индивидуальный номер туриста. На эти номера обращают самое пристальное внимание при заселении в гостиницы, проверяют патрули на дорогах, поэтому лучше внимательно проследить, чтобы работник паспортного контроля ничего не напутал.

Машину нам должны были пригнать прямо к зданию аэропорта, однако, сколько ни искали, не смогли найти встречающего, хотя была предварительная договоренность. Купив телефонную карточку в киоске, позвонили в офис конторы, где с удивлением узнали, что посыльный отправился за нами в... Касабланку.

— Какого хрена?! У вас же есть e-mail, где четко прописан рейс Paris — Rabat!

— Ну, вы понимаете, большинство наших клиентов прилетает через Касабланку, вот работник и подумал...

— Да меня не интересует, что он там подумал! — разъяренно рычал в трубку Илья. — У вас все бумаги на руках, читать он умеет?! Мы после трансатлантического перелета, у меня жена в положении! Присылайте немедленно кого-то другого или мы отменяем бронь!

Марокко в положенииРаботник приехал через час, который мы провели, старательно пытаясь не заснуть. По-английски практически не говорил, не извинился и в полном молчании повез в отель, хотя мы планировали добираться туда самостоятельно.

Погода стояла прекрасная — тихая золотая осень по нашим меркам и приятные +17 по Цельсию.

Движение в центре города поначалу испугало: хаотичное, пешеходы лезли под колеса, регулировщики по обыкновению создавали пробки, выхлопные газы сизой пленкой болтались в воздухе... Но, как мы уже знали по опыту путешествий в других странах, "у страха глаза велики": вскоре всю эту какофонию начинаешь воспринимать как нечто обыкновенное и даже как-то структурировать ее.

В Рабате мы планировали только переночевать, намереваясь на следующее утро отправиться в автомобильное путешествие по стране. Из дома я забронировала номер в отеле за 600 дирхамов ($75). Никаких проблем с поселением не произошло. За стойкой регистрации любезно приветствовали дядечки солидного вида в костюмах (в сервис-индустрии в Марокко встречались только мужчины).

На контрасте с сервисом в отеле довольно долго разбирались с машиной.

Странный молодой человек захотел сразу всю сумму за аренду. Илья, понятное дело, отказал, выдав ему 2000 дирхамов. А остальное, сказал, заплатим по приезду. Товарищ еще намекнул, что неплохо было бы оплатить taxi service из аэропорта в отель.

— Да ты совсем совесть потерял! — опять начал кипятиться муж. — Мало того, что опоздал, причем существенно, так никто не просил нас сюда везти. Извини брат, так дела не делаются.

Мальчик собрал бумаги, вздохнул и с оскорбленным видом покинул отель.

Уладив все формальности, отогнали машину на платную стоянку за отелем (10 Dh до 8 утра, талончик покупается в автомате). Практически на всех официальных стоянках крупных городов Марокко присутствуют парковщики — бравые ребята в синих халатах а-ля "советский завхоз". Находятся они там не номинально, а реально помогают втискивать машины в самые мало-мальские зазоры. При желании можно им дать 1-2 Dh, но частенько они убегают к следующей машине еще до того, как вы успеете вылезти из салона.

Чтобы правильно перейти на местное время, нужно было продержаться еще часа два.

По опыту знали, что в номере отеля сидеть нельзя, так как неудержимо потянет прилечь, чего делать совсем нельзя, поэтому отправились в местечко повеселее и помноголюднее — на базар. Внезапно в воздухе разлился резкий сигнал воздушной тревоги, протяжный и пугающий. Это с ближайшего минарета муэдзин призывал мусульман на молитву. Услышав громкое и четкое "Аллах Акбар!", повторенное несколько раз, мы, конечно же, оторопели, но потом уже довольно спокойно относились к местным обычаям.

Людей на улицах было видимо-невидимо, как и многочисленных лавочек с восточными сладостями. Мужчины и женщины обычно сидели за столиками раздельно: мужчины на первом этаже, зачастую на улице, а тетеньки только на втором. К туристам это, понятное дело, не относилось. Чистильщики обуви рьяно сновали в толпе, предлагая свои услуги. Книжные и сувенирные развалы на тротуарах неудержимо напоминали питерский Апраксин двор середины 90-х.

По авеню Мохаммеда Пятого дошли до ворот медины (старого города), сразу за которыми начинался настоящий восточный базар. Горы аппетитно пахнущего лаваша возвышались на лотках по обеим сторонам центрального прохода. На горячих противнях призывно шкворчали острые колбаски (merguez), кусочки куриной печени, овощи. Бананы, фиги, хурма, сливы, апельсины красиво контрастировали с белоснежными черепами верблюдов, выставленных не знаю, с какой целью (может, для декорации, а может, в качестве талисманов, приносящих удачу в торговле).

Выбор был настолько богатым, что мы несколько растерялись и решили действовать по принципу "где больше местных, там и еда лучше". В результате стали обладателями огромного лаваша, в который продавец щедро насыпал риса, лука и жареной печенки (10Dh). Вкуснота неописуемая! Многие давали пробовать свою стряпню просто так, поэтому можно было неплохо поесть, всего лишь прогулявшись по базару туда-сюда. Хорошая альтернатива ресторанам, особенно для ограниченных в средствах студентов.

Марокканские мужчины разгуливали по медине в длинных хламидах приглушенных цветов с капюшонами. Женщины одевались кто как: многие в черном с головы до ног, некоторые в брюках и в платках, практически все с очень ярким макияжем, особенно сильно подводили глаза.

На обратном пути засели в небольшой кондитерской-кафе, соблазненные умопомрачительной витриной: пирожных, пончиков, бубликов и конфет там было столько, что счет шел даже не на десяток видов, а тянул на целую сотню. Марокканцы — большие сладкоежки, знают в этом толк. Чаще всего встречается выпечка под названием "kaab el ghzal" (традиционно переводится как "рог газели", хотя правильнее будет "лодыжка газели") — изогнутые трубочки с острыми концами, заполненные сладкой миндальной смесью с апельсиновой водой; briouats — слоеные треугольнички из тончайшего теста с миндально-коричной начинкой (напоминают греческую пахлаву); ghoriba — печенье из сахара, миндаля, лимона, ванили и корицы; sfenj — что-то вроде жареных пончиков; и shebbakia — поджаренные узелки из теста, облитые горячим медом и обсыпанные семечками кунжута.

Заказав и того, и другого, и третьего, взяли еще пару чайничков мятного чая и приготовились к пиршеству.

Надо сказать, что зеленый мятный чай (хотя есть вариация смеси мятных листьев с черным чаем) — это национальный напиток Марокко. Его заваривают абсолютно везде: и дома, и в офисах, и в кафе-ресторанах. Зеленый чай завезли в страну англичане в 19-м веке, а смешивать его с мятой додумались уже сами местные. Напиток стал символом гостеприимства. Отказ от предложенного чая считается очень неприличным и оскорбительным.

Мятный чай (thé à la menthe) всегда подают в маленьких тонких стеклянных стаканчиках, больше смахивающих на мензурки, расписанные цветными узорами. Чайные листики промывают заранее водой, чтобы убрать излишнюю горечь. Затем добавляют в заварочный чайник щедрый пучок мяты вместе со стеблями, придавливают кубиками сахара-рафинада, чтобы листья не всплывали на поверхность, и заливают кипятком. По умолчанию напиток очень и очень сладкий, так что если вы привыкли пить чай без сахара (как мы), марокканский покажется вам чуть ли не приторным сиропом. Можно попросить не добавлять сахар ("bla sukur"), это воспринимается совершенно нормально.

Первую порцию официант обычно разливает сам, причем держит чайник высоко над столом с мензурками, давая таким образом зелью обогатиться кислородом. Особым шиком считается не пролить при этом ни единой капли. В общем, настоящая чайная церемония по-мароккански, со своими тонкостями. Нам все очень понравилось, а когда озвучили цену за этот "страшный сон диабетика", то возрадовался и кошелек — всего $5!

На этой радостной ноте мы завершили первые часы пребывания в Марокко и наконец отправились отдыхать.