Содержание:

Жонглировать и говорить, кувыркаться на трапеции и ходить по земле они учатся одновременно. Быстро взрослеют и рано начинают работать. Уже в младенчестве знают, почем фунт лиха. Но они - самые счастливые на свете. Цирковые дети. Какие они?

К содержанию

Из коляски - на работу

Оля Яровая продолжает знаменитую цирковую династию. Ее дедушка Иван Терентьевич - уникальный дрессировщик, выученные им медведи могут выступать на манеже одни. А по указке наставников творят настоящие чудеса. В номере работает и Олина бабушка Ирина, и папа Андрей, и мама Татьяна. Сама Олечка пока играет с плюшевым мишкой и еще очень мала - ей всего год и восемь месяцев. Большую часть гримерки Яровых в цирке на проспекте Вернадского занимает малышовое хозяйство: коляска, горшок, игрушки... Перед началом представления родители заняты с медведями, а бабушка кормит внучку манной кашей. Ирина Васильевна успевает не только смотреть за ребенком, но и гримироваться. Через полчаса она, молодая и красивая, демонстрирует публике тонкости дрессуры.

Малышка в тот момент общается с артистами за кулисами. На равных, без всяких "уси-пуси", как коллега с коллегами, потому что Олечка, несмотря на юный возраст, тоже отработала свой номер. Ее реприза - одна из самых смешных в программе. Шустрая девочка выбегает из-за кулис, переползает через бортик, ловким маневром отвлекает внимание коверных, ворует у них куклу и со всех ног улепетывает обратно. "Ей нравится выступать, она знает, что когда надо сделать, а иногда даже импровизирует. - рассказывает Ирина Васильевна Яровая. - Полгода назад мы привезли Олю в цирк впервые. Она тогда многого боялась. Но быстро освоилась. Очень любит смотреть представления, порой мы ее не можем увести. Мы уезжаем домой после первого отделения. Оля засыпает уже в машине".

Дома сестренку ждет старшая, Анечка. Ей уже одиннадцать, она учится в гимназии, в цирке бывает по выходным. А когда учеба не занимала все основное время, Аня тоже жила за кулисами манежа. Даже помогала бабушке с дедушкой выкармливать маленьких медвежат из соски. "С ними столько же хлопот, как и с грудными детьми. Кричат каждые три часа, просят есть. Были случаи - мы на представлении, а растерянная внучка звонит из гостиницы, не знает, что делать", - вспоминает дрессировщица.

В цирке вырос и сын Яровых, Андрей. Ездил с родителями по городам и весям, менял в год по три-четыре школы. Уже в пять лет чистил и мыл медвежью клетку, пока ее обитатели выступали на арене. Но ничего исключительного в таком воспитании никто не видит. Так растут практически все цирковые дети.

К содержанию

Про счастье

Частые гастроли, сплошные переезды, жизнь в гостиницах, а то и в цирковых гримерках всей семьей. Тут и спальня, и костюмерная, и кухня. Родители готовятся к выступлению, малыши засыпают под звонки и музыку, старшие дети играют или учат уроки. "Но все равно счастья в цирке больше, чем проблем. Если бы мы зацикливались только на проблемах, наверное, не могли бы работать, - уверена дрессировщица коз Ирина Левицкая. - Бывает, что дети спят на ящиках, потом на этих же ящиках появляются скатерти-самобранки. И все - сытые, здоровые, чисто одетые. У меня была возможность отдать свою дочку Сашу свекрови - она не работает в цирке. Но разве я могла? Моя мама жила так же. Только у нее был не один ребенок, а четверо".

Саша Левицкая представляет уже четвертое поколение династии Левицких, интересно и сложно играет с хула-хупами. Ее трудовой стаж - двенадцать лет. А самой Саше - восемнадцать. В шесть лет она начала выступать с сольным номером, в семь завоевала приз на самом главном цирковом фестивале планеты в Монте-Карло. Ирина Левицкая и ее супруг Геннадий Спиридонов отрицают свое участие в карьере Сашеньки. "Она всему научилась сама. В два года взяла обруч, через который в нашем номере перепрыгивает одна из козочек, и начала крутить в коридоре. Чуть подросла - стала копировать замечательную артистку Лар-ину, выступавшую с хула-хупами. Та - на манеже, Саша - за кулисами. Как-то мы собирались на гастроли в Аргентину, по условиям контракта, без детей. Я не могла ехать без дочки. Придумала выход из положения - подготовила ее сольное выступление. С удивлением узнала, как много Саша уже умела. Придумали пародийный образ. Маленькая дочка выходила на манеж в шляпе с перьями, в боа, волочащемся по земле, в босоножках, в которых я выходила замуж за ее папу. Спотыкалась, сбрасывала взрослый наряд и начинала работать с хула-хупами. Юрий Владимирович Никулин включал Сашины номера в свои программы".

Работая в цирке, как взрослая, Саша Левицкая все равно оставалась ребенком. Увидев на арене лазерную звездочку, остановилась, вышла из образа и попыталась поймать ее ногой. С шести лет Саша стала получать зарплату. На заработанные деньги сама покупала себе Барби, игрушечные кареты, кукольные домики... Сейчас приобретает мобильники и ноутбуки. Саша окончила школу экстерном, думает о поступлении в институт.

К содержанию

Страх порождает рекорд

"Цирковые дети дисциплинированны и некапризны. Сама жизнь с частыми переездами заставляет их быть такими. Несмотря на постоянную смену школ, учатся не хуже других. Чувство ответственности развивается в них очень рано", - рассказывает Говхар Зарипова, наездница из знаменитой группы джигитов Зариповых. Дети Говхар продолжили династию. Игорь, воздушный гимнаст, участвует в одном из шоу цирка дю Солей в Лас-Вегасе. Карима - лауреатка многих международных конкурсов, ее знаменитейший номер "Каучук" - один из самых красивых в мире. Кариму брали в Пермское хореографическое училище, но она не захотела. Цирковая бацилла очень сильна.

"Однажды мы выступали в шапито. И вдруг папа схватил нас в охапку и побросал в вагончик. Оказалось, что из цирка сбежал медведь", - вспоминает Асият Шюнхайт. С ранних лет она со своими братьями и сестрами участвовала в номере отца Расула Агаева "Дагестанские канатоходцы Цовкра". Выполняла на канате рекордные мужские трюки: прыгала третьей в пирамиду, крутила колеса и маховые перевороты без рук. И, по ее признанию, всю жизнь боялась высоты. "Когда папа впервые посадил меня на плечи и пошел по канату, я описалась. Наверное, со страху. Выступать начала в десять лет - заменила заболевшую сестру. Все прошло как-то бессознательно". Рекордных трюков Асият до сих пор никто не повторил. Выйдя на пенсию, артистка не смогла жить без цирка, освоила новый жанр, успешно выступает с собачками.

В цирке все держится только на семьях и династиях. И это искусство будет существовать до тех пор, пока за кулисами манежа будут бегать маленькие дети.

Елена Губайдулина
Статья из январского номера журнала
Счастливые родители