"Включи мне мультик! Другой! Не этот!" - при этом дочка топает ногами, визжит, ругается и плачет. Я с радостью включила бы ей любой мультик, попросили она нормально. Нет! Она сразу начинает требовать. Отругала, объяснила, что это плохое поведение, сказала, что мультики получит только вечером, если будет хорошо себя вести. Дочка вроде бы все поняла (я так думала). Обещала, что больше не будет, согласилась с тем, что нужно просто хорошо попросить.

Прошло ровно десять минут, и дочка уже забыла о своем обещании. В общем, она ведет себя так, как должна... Так, как описывает Андрей Курпатов в книге "Руководство для Фрекен Бок". Т.е. у меня нормальный ребенок с кризисом трехлетнего возраста. Но я-то не железная. Моя нервная система не может вынести два "приступа гнева" подряд. Естественно, я вышла из себя: отругала и отшлепала ребенка. Нет, я себя не оправдываю. Я поступила неправильно. Даже ужасно. Очень ругаю себя за это. Но дело не в этом. А в словах, которые я услышала от дочери. Слезы еще текли у нее по щекам, когда она спросила, стараясь взять себя в руки: "Мама, а ты меня любишь такую гадкую?"

Я не раз слышала в разных передачах совет, что нельзя говорить ребенку, что он плохой. Только о том, что ребенок что-то плохо сделал. Я все время говорила только так: "Ты плохо себя ведешь, ты плохо сделала". Ни разу я не сказала дочери, что она плохая. Если ругала, всегда говорила: "Ты сделала плохо, но ты хорошая девочка. Хорошие девочка тоже могут плохо себя вести. Мама все равно тебя любит". Ни разу не говорила ей, что она гадкая или что-то еще. Представьте мое удивление! Я же все делала, как надо. А дочка все равно понимает по-своему. Я сразу вспомнила цитату Курпатова из той же книги: "Мы никогда не сможем объяснить своим детям то, что мы думаем, мы можем объяснить им только то, что они способны понять, а это разные вещи". В той же книге написано, что родители должны постараться понять не только ребенка, но и его способ мышления. Только сейчас я по-настоящему осознала, что ребенок (и не только мой) больше верит действиям и поступкам, чем словам. Что слова для нее пока не имеют такого значения, как для меня. Для меня слово - понятие, а для дочери - имя, название. Для меня слово "любовь" имеет глубокий смысл. А для ребенка это всего лишь слово, которое он только пытается понять и осознать, но еще не может. Взрослые люди оперируют словами-понятиями, а ребенок - совсем иначе.

Только сейчас я поняла, как сильно ошибалась, когда надеялась, что дочка меня поймет, если я буду говорить "простыми" словами. Для ребенка нет "простых" слов, есть поступки мамы. Из которых ребенок делает свой вывод: мама ругается, сердится, шлепает, значит, я плохой. Значит, мама меня не любит.