Содержание:

Ираида Владимировна и Виктор Анатольевич Дудко всю жизнь держали собак. Сейчас супругам 82 и 83, и они делятся воспоминаниями о четвероногих членах своей семьи в интернете. Уже написано 35 рассказов о разных питомцах. Некоторые из них Ираида Владимировна прислала на конкурс "Истории о животных".

Гостим в Уч-Кургоне

У меня на работе любопытным местом для всех женщин были туалеты. Там вокруг умывальников и по всем стенам обычно красовались объявления о продаже одежды, мебели и многого другого. А поскольку коллектив состоял в основном из женщин, то не хватит фантазии представить — каких объявлений там только не было.

Однажды в одном из таких объявлений я прочитала, что продается щенок. Оставалось несколько дней до нового 1973 года и дня рождения нашего сына Олежки. Мы дома обсудили этот вопрос и решили подарить Олегу щенка.

Щенок был такой маленький, что помещался в старую меховую шапку. В ней мы и устроили его жить на первое время.

В углу комнаты стояла большая ёлка. Живой подарок в шапке мы положили под ёлку, когда Олег уже заснул. По наивности думали, что и щенок будет тоже спать. Он действительно немного поспал, а потом стал скулить. Олег, конечно, проснулся и мы втроём всю ночь развлекались со щенком.

Собачку назвали Динкой. Беленькая, с рыжими подпалинами на боках, в меру кудрявая, она не была породистой, и точно таких же собак мы видели в дальнейшем не раз.

Динка была настолько спокойной собакой, что за шестнадцать лет, которые она у нас прожила, трудно вспомнить какие-либо огорчения или приключения, связанные с ней.

Но всё-таки несколько случаев нам запомнилось.

Обедаем в дороге в лесу

К содержанию

Когда у Динки чесались зубы

У моего мужа Вити есть двоюродный брат (по отцу) — Ганик Курманаев. Семья Курманаевых жила в Уч-Кургоне (рядом с Ферганской долиной).

Окончив школу, Ганик поступил в Горный институт в Москве. Жил в общежитии и частенько навещал нас в нашей новой московской квартире.

В одно из воскресений Ганик приехал в гости. В новой квартире полы были паркетные и покрыты лаком. Поэтому Ганька разулся и даже тапочки не захотел надевать — ходил в носках. Мы, конечно, накормили его обедом, поболтали о том, о сем...

И вот когда он собрался уезжать и стал обуваться, вдруг спрашивает: "А это — что?".

Я сначала не поняла. А Ганик стоит около вешалки и в растерянности разглядывает свою туфлю, которую держит в руках. Когда я взглянула на этот полуботинок, мне стало не по себе. Я автоматически повторила его слова: "А это что такое?".

Оказывается, пока мы обедали и болтали, наша маленькая миленькая собачка Динка обгрызла сзади и сбоку этот шикарный, новый, рыжего цвета, наверняка дорогой башмак.

Я не знала, как извиняться и чем помочь Ганику в этой ситуации. Запасных приличных ботинок у Виктора не было, да они и не подошли бы по размеру.

И поехал Ганик в "обновленной" хлябающей обуви в своё общежитие.

К содержанию

Как Динка потерялась

Было ещё одно приключение, связанное с Динкой.

Мы часто пускались в дальние поездки на машине. Летом, после того, как мы взяли Динку, мы собрались в особо дальнее путешествие: Москва — Баку — на пароме через Каспийское море — Фергана — потом через горы во Фрунзе — и далее домой.

В Уч-Кургоне (Ошская область) мы остановились погостить на несколько дней в семье Курманаевых, у родителей Ганика (помните жёлтый обгрызенный ботинок?).

В один из дней мы совершили "набег" на местные магазины. А когда вернулись, выяснили, что Динка пропала. Она хотела было пойти с нами, но мы её шуганули, и она вроде бы вернулась. А потом вылезла из-под ворот и побежала за нами по нашим следам.

Мы искали её долго. Бегали посёлку и кричали: "Дина! Дина!". Расспрашивали детей, обещали конфеты тому, кто найдёт.

Старшему брату Ганика — Равилю кто-то сказал, что собачку увезла в другое село заведующая интернатом. Равиль вскочил в машину, и они с нашей дочкой Стэллой помчались по следам. Нашли не только заведующую, но и всю её родню, которая, поочередно подключаясь к поискам, набивалась в машину и ехала в дом следующих родственников. Нашли всех, кроме Дины.

А когда вернулись назад, на след Дины напали мальчики. Им по секрету рассказала одна девочка, что Дину забрали дети через три дома отсюда. Когда пошли за ней и вошли во двор, то были потрясены увиденным.

Маленькая собачка на огромной тяжёлой цепи терпеливо и грустно ждала, когда за ней придут. Рядом с ней лежала корка хлеба...

Равилю Дина была очень благодарна за спасение. До самого отъезда она ластилась к нему и ходила за ним по пятам.

Равиль спас нашу девочку, когда она потерялась в Уч-Кургоне

К содержанию

Как Динка молчала и терпела в поезде

Когда мы ездили в отпуска на машине, Динка была нашим постоянным пассажиром. Но однажды ей пришлось поехать с нами в отпуск на поезде...

Отпуск в этом году был для нас особенно памятным. Бабушка Вера (мама Виктора) жила на Украине, в Полонном, и мы решили на несколько дней съездить ее навестить. Взяли с собой Динку, посадив её в сумку, и маленького внука Димку, ему было лет шесть. До Киева мы добирались поездом, а потом электричкой до Полонного.

Туда мы добрались без приключений. В поезде Динку прятали в сумку, чтобы проводник её не увидел. С соседями по купе сумели договориться. Впрочем, Динка вела себя изумительно: не лаяла, не нагадила, хотя терпеть приходилось подолгу. Витя во время больших остановок поезда потихоньку выносил её из вагона, относил к концу перрона и отпускал прогуляться. Но она не отходила от него ни на шаг и, быстренько оправившись, опять просилась на руки.

Динка была очень умной и очень послушной собакой. Нам иногда казалось, что она в совершенстве владеет русским языком. Она понимала буквально всё, о чем мы её просили. Именно — не приказывали, а просили...

На этот раз мы её просили — сидеть в вагоне поезда, в сумке тихо. И она молчала всю дорогу.

Погостили, погуляли по Полонному. Наконец настал прощальный ужин, и чуть свет нас посадили в электричку.

Народу было битком. Еле нашли местечко, на которое пристроили меня и Димку на руках. Вите пришлось стоять почти всю дорогу. Динка в сумке маялась у наших ног. Потом, к счастью, кто-то сошёл, и мы заняли ещё местечко для Вити.

В вагоне было душно. Димка извёлся. Ехали долго. На какой-то станции почему-то поезд сделал длинную стоянку. Мы стали волноваться, что не успеем на московский поезд. Наконец, доползли до Московского вокзала в Киеве.

Нашли себе местечко в тенёчке на какой-то платформе. До поезда оставалось три часа. Наконец, поезд подали, да не на ту платформу. Дотащились до своего вагона. Заняли свои места в купе и вздохнули облегченно — почувствовали себя почти дома.

Перед самым отходом поезда в наше купе ввалилась семья и удивилась, что их места заняты. Они стали нам показывать свои билеты, а мы им — свои. Позвали проводника. Он проверил билеты и — о ужас! Наши билеты были на вчерашнее число.

Как так получилось, мы не знаем до сих пор. Из вагона нас, естественно, высадили. Мы стали просить и умолять проводников взять нас хотя бы в тамбур... Бесполезно. Кто-то из них сказал, что есть общий вагон, кажется, № 10. Мы туда. Проводник сказал, что без разрешения начальника поезда он не возьмёт нас. А поезд уже готов был отправиться.

Купаемся на турбазе, где останавливались в автопробеге на пару дней передохнуть

Я бегом к начальнику поезда. Сквозь слёзы объяснила ситуацию. Начальник поезда сказал, что, если проводник возьмёт на себя ответственность — пусть решает сам, т.к. ревизорами он не командует.

Я опять к проводнику и нагло вру, что начальник поезда разрешил, что по приезде в Москву нас встретят и привезут деньги за билеты, и мы расплатимся.

Поезд уже трогался, когда проводник снизошел и скомандовал: "Залезайте!". Мы на медленном ходу тронувшегося поезда закидывали чемоданы, Димку и Динку в закрытой сумке. Спасибо, она молчала, а то нас бы точно не пустили.

Мы разместились в тамбуре около туалета. Напротив двери в туалет было окошко с подоконником. Мы посадили на этот подоконник Димку, рядом пристроили сумку, которую приоткрыли, чтобы Динка дышала, а сами полуоблокотились на них.

Ночь была ужасная. Я так и простояла в тамбуре всю ночь. Димку удалось засунуть на багажную полку под потолком, а Витя дежурил рядом с полками, следя за тем, чтобы Димка не сорвался вниз.

Динку выводили "гулять" в проход между вагонами. Под утро мы с Витей были как пьяные от долгого стояния на ногах.

Наконец, поезд пришел в Москву. Нас встречал сын Олег. Слава Богу, у него с собой были деньги, и он нас выкупил у проводника — в буквальном смысле этого слова.

К содержанию

Динка в старости

Динка прожила у нас 16 лет. Интересно, что она не имела щенят, мы даже не замечали, была ли у неё течка.

Уже совсем старенькая, наша собачка стала глухой и слепой. Она ходила за мной следом, ориентируясь то ли с помощью обоняния, то ли ощущая мою ауру.

Один раз, когда мы были на даче, а заборов у нас ещё не было, Динка ушла — и довольно далеко. Она шла прямо, никуда не сворачивая, по колее вдоль тропинки, которая шла через все участки к лесу. На последнем участке семья сидела у костра. Увидев Динку, они её остановили и послали к нам сынишку. Я прибежала к ним и принесла Динку домой на руках.

Утром выезжаем из кемпинга, в котором ночевали

В следующий раз, когда на улице было уже достаточно холодно, мы заехали в гости на дачу к тёще нашего сына Олега.

Динку рискнули выпустить одну погулять по огороду. Сделав свои дела, Динка пошла на голос к дому. Но поскольку она ничего не видела, то провалилась около какой-то грядки в ледяную воду. Мы на руках принесли её в дом, постарались насухо вытереть и положили около открытой печки.

Но старость и слабость взяли своё. Она, вероятно, простудилась... Домой мы её привезли, закутанную в одеяльце. На следующий день, когда все ушли на работу, я решила вынести её на улицу — сделать свои дела. Взяла на руки, открыла дверь, и в этот момент она у меня на руках дернулась и умерла.

Мы похоронили Динку напротив гаража Олега, в небольшом овражке около забора. Сверху придавили могилку камнем. Много лет спустя вдоль этого овражка высаживали красивые деревья. Могилка попала между ними.