Ожидая рождения второго ребенка, я решила подготовить своего первенца к этому событию по всем правилам психологической науки. Это оказалось совсем нетрудно: прочитанные в книгах и журналах советы психологов ничуть ни противоречили велениям моей собственной души.

Сыну было всего два года, когда я начала рассказывать ему про крошечного человечка, который живет и растет у меня в животе и которому скоро предстоит стать членом нашей семьи. Моему сыночку нравились рассказы о будущем младенце, он с удовольствием прикладывал ручку к животу, в котором шевелилась новая жизнь. Он был заблаговременно подготовлен к тому, что пока мы с новорожденным будем находиться в роддоме, ему придется пожить у бабушки с дедушкой. И героически перенес эту первую в своей жизни разлуку с родителями и родным домом.

Когда же мы снова оказались вместе, все пошло даже лучше, чем можно было себе представить. Малютка еще довольно много спала, а мы с сыном, соскучившиеся друг по другу, как никогда много времени проводили вместе за книгами, сказками, играми, объятиями. Моя голубоглазая крошка не возражала, если, кормя ее грудью, я держала в руках книгу или рассказывала сыну сказку. А ему совсем не в тягость было относить в стиральную машину мокрые пеленки и иногда караулить коляску у подъезда. Я наслаждалась этой идилией. И не подозревала, что ей суждено скоро закончиться.

А дочка между тем становилась старше, спала меньше. И настал момент, когда обладать одной лишь маминой грудью показалось ей недостаточным. Она желала получить в свое распоряжение всю маму целиком. Замена в виде папы не принималась.

Теперь заниматься с сыном можно было только во время ее недолгого дневного сна. А так не хотелось лишать его такого умиротворяющего и любимого ритуала, как чтение на ночь! Но осуществление его превратилось в сущее мучение: дочь вырывала книгу из рук, а если я пыталась рассказывать сказку или читать наизусть стихи, громко кричала и буквально затыкала мне рот. Она не позволяла брату сидеть у меня на коленях, а уж во время кормления грудью и близко не подпускала.

Мой уравновешенный и понятливый сыночек, в общем-то, понимал объяснения о том, что она еще слишком маленькая, чтобы быть справедливой, но ведь он ничем не заслужил такого отношения. Да и мне самой, утомленной удовлетворением нужд еще бессловесного младенца, так хотелось общения с сообразительным и любознательным сыном!

Вот тут-то я и вспомнила о многочисленных книгах по воспитанию детей, которые покупала и изучала, когда родила первого ребенка. Не помогут ли они?

Нельзя сказать, что тема ревности и соперничества совсем не освещена психологами и педагогами. Например, знаменитый американский психолог доктор Добсон дает массу замечательных советов: избегать ситуаций, в которых детей сравнивают между собой; всячески демонстрировать братьям и сестрам, что каждый из них представляет для родителей равную с остальными ценность. Похвалы и критику раздавать по возможности поровну.

Доктор Добсон приводит целый перечень правил и ограничений, помогающих поддерживать порядок и дисциплину в семье и не допускать худших проявлений ревности. Все эти предложения действительно дельные, и я с удовольствием воспользуюсь ими через несколько лет. Но как объяснить полуторагодовалому младенцу, что мама - одна на двоих и что старший брат - тоже человек? Как организовать совместную игру, если эта кроха еще ничего не умеет, кроме как разрушать построенное братом из кубиков или песка сооружение?

Американские авторы Уильям и Марта Серз, прославившиеся книгой "Ваш ребенок", очень доходчиво рассказывают о том, как подготовить старшего ребенка к появлению младшего. Этими советами я уже воспользовалась. Серзы вырастили восемь детей. Понимая, что в такой большой семье дети неизбежно страдают от недостатка внимания родителей, они придумали свой выход: каждому ребенку по очереди мама и папа назначают "свидания": водят его одного в парк, на аттракционы, в кафе, беседуют по душам. Но это, конечно, не подходит для моей крошечной ревнивицы, она еще слишком мала.

Может быть, проблема, возникшая в нашей семье, - что-то исключительное? Нет, опрос знакомых показал совсем обратное. Видимо, появиться на свет, когда "место под солнцем" уже занято - это тоже своего рода испытание, которое не так-то легко пройти младшим детям.

Единственный автор, в трудах которого мне удалось обнаружить кое-какие размышления о данной проблеме, - известный психоаналитик Альфред Адлер. В своей работе "Воспитание детей" он рассматривает ситуацию аналогичную моей: старший сын и младшая дочь. "Мальчика-первенца обычно балуют и в то же время многого ждут от него, - пишет Адлер. - Положение его благоприятно, пока не появляется сестра".

По Адлеру, мальчик, не желая расставаться с положением единственного любимца, начинает бороться против нее. Девочке в этой ситуации не остается ничего, кроме как предпринять чрезвычайные усилия. Она быстро развивается, во многом опережает брата, и он начинает терять свой мужской авторитет, а вместе с ним и веру в себя. Из таких первенцев, считает Адлер, вырастают неуверенные, ленивые, нервозные мужчины, которые уже в детстве почувствовали себя недостаточно сильными, чтобы состязаться с сестрой.

Да, невеселое наблюдение. Но это, пожалуй, крайность. В нашем случае все не так уж плохо. Сын не борется против дочери, он миролюбив, уравновешен, хорошо развит физически и умственно и ни тени неуверенности в нем, слава Богу, незаметно.

А вот что пишет Адлер о младших детях: они несут на себе безошибочную печать того, что они самые маленькие в семье. Чаще всего младший - это тот, кто хочет всех опередить. Он никогда не бывает тихим и верит в то, что должен достичь большего, чем остальные. Кстати, ведь и в сказках младший ребенок обходит своих братьев и сестер. Оказывается, таков не только Иванушка-дурачок - по утверждению Адлера, младшие дети в немецких, скандинавских, китайских сказках тоже оказываются победителями.

Конечно, в прежние времена, когда детей в семьях было много, фигура младшего ребенка была более отчетливой. Пожалуй, быть младшим в многодетной семье - не совсем то, что в стандартной современной, где обычно всего двое отпрысков. Но тем не менее выводы Альфреда Адлера стоит принять к сведению.

Однако психоанализ психоанализом, а я снова не могу почитать сыну книгу, не могу позаниматься с ним математикой и географией, к которым он уже проявляет интерес. И тогда обращаюсь к детским психологам.

- Действительно, тема ревности младшего ребенка к старшему в литературе встречается гораздо реже, - соглашается с результатами моих изысканий психолог детской поликлиники № 108 г. Москвы Екатерина Александровна Лошинская. - Книги в основном рассказывают, как справиться с ревностью старшего ребенка к младшему. И это понятно, потому что старший, как минимум полуторагодовалый ребенок, заявляет ревность, что называется, в чистом виде, конкретными действиями или словами по отношению к малышу. Получается: есть проблема - есть решение.

А вот если ревнует совсем маленький, несознательный, то дифференцировать причины его капризов очень сложно. То ли это ревность, то ли ему на самом деле "хочется есть". Поэтому мы редко говорим, что младшие дети ревнуют, чаще: "они требовательны, своенравны, хотят любым способом привлечь к себе внимание, претендуют на лидерство". Строго говоря, мы констатируем формирование манипулятивного стиля поведения. Но понять, что мы сами все это спровоцировали, бывает сложно.

Безусловно, ревнующий ребенок борется за место под солнцем. Борется за наше внимание, которого ему не хватает. Не хватает, потому что он такой требовательный? Нет, потому что этого внимания ему недодали.

Как же недодали, если мама только малышом и занимается? Да, она посвящает ему больше времени, но внутренне, эмоционально она может быть при этом настроена на старшего. Большее значение для возникновения ревности имеет не то формальное количество времени, которое мы уделяем детям (хотя и оно тоже), а наша внутренняя обращенность к одному из них.

Дело в том, что маленькие дети очень чувствительны к "настроенности" на них. Отсутствие душевного тепла они воспринимают как угрозу жизни и начинают привлекать к себе внимание любыми доступными средствами.

Ярким примером этого может быть ревность младшего ребенка к старшему при небольшой разнице в возрасте - особенно когда первый ребенок оказывается неслучайным, долгожданным, мама и все родственники вкладывают в беременность, роды, в первые месяцы его жизни очень много душевной энергии. Настолько много, что родившийся через короткий промежуток времени второй малыш уже не может получить столько же - просто потому, что родители к этому моменту оказываются несколько исчерпаны морально.

Согласитесь: когда в семье ждут первенца, мама, как правило, думает только о том, чтобы он родился здоровым и все прошло благополучно. Все ее мысли посвящены этому малышу. Во время второй и последующих беременностей она уже не может полностью отдаться мыслям о том, кого носит под сердцем, - старшие дети требуют ее внимания, особенно если они еще не очень самостоятельные.

Я и сама не избежала этой ошибки, когда в нашей семье появился второй ребенок. Пеленая младшую дочь, я разговаривала со старшей. Режим малышки был подстроен под режим старшей дочки. Меня все время не оставляла мысль, что я что-то недодам старшей из-за того, что много времени посвящаю младшей. Время ее сна я воспринимала как счастливую возможность пообщаться со старшей дочерью.

И я не сразу поняла, почему младшая девочка растет своенравной и капризной, думая, что это - особенности темперамента. На мысль о ревности меня натолкнула реакция малышки на отношение окружающих к нашим детям. Чем больше они отдавали предпочтение старшей - спокойной и покладистой, тем больше повышенного внимания требовала к себе младшая.

Формальное перераспределение внимания не дало никаких результатов, если не сказать, что дало отрицательный результат. Тогда, анализируя ситуацию и пытаясь контролировать себя, я обнаружила, что существует много совершенно не поддающихся коррекции внутренних движений души. И всплывают они на поверхность порой в каких-то нелепых формах. Так, один раз, раскладывая по тарелкам суп, я поймала себя на том, что более приглянувшуюся почему-то мне тарелку, хотя и совершенно равноценную, ставлю перед старшей дочерью. Заметила я и то, что подзывая к себе обоих детей, я всегда первым называю имя старшей дочери.

Однако моих попыток "уравновесить" отношение к дочерям внутри себя оказалось недостаточно: помимо меня детей окружали другие люди, и они продолжали реагировать на поведение девочек по-прежнему.

Дело в том, что невозможно избытком маминой любви компенсировать равнодушие окружающих. Убедить других членов семьи принять младшего ребенка таким, какой он есть, разглядеть в нем искреннюю, гораздо более сильную, чем у старшей дочки, привязанность к ним и зависимость от них, удалось не сразу. Идеальный вариант - это когда все всех любят одинаково. Но как этого добиться?

И тогда я вспомнила, что рассказала мне одна многодетная мама, когда я спросила ее о том, как в семье с пятью детьми удается создать такую миролюбивую атмосферу. Каждый день каждому ребенку наедине она говорит от имени другого (в разной форме, зачастую что-то даже выдумывая): "Как тебя любит Саша!". Или: "Как тебя ждал Сережа". Или: "Знаешь, Надя тебе оставила кусочек торта". Несмотря на кажущуюся искусственность этого приема, он очень помогает наладить реальные отношения между детьми - если делать это регулярно, не пропуская ни дня, как будто даешь или принимаешь прописанное на длительный срок лекарство.

Этот рецепт как нельзя лучше подходит и для взрослых. Не надо их долго убеждать - нужно просто один раз сказать бабушке, что тот суп, который она сварила, "своенравный" ребенок вспоминал с благодарностью всю неделю.

Детская ревность это как детская инфекционная болезнь - редко кто ее может избежать. От того, к кому в большей степени обращены родители в своих чувствах (абсолютное равновесие здесь встречается крайне редко!), зависит, как распределятся между детьми роли ревнивца и покладистого ребенка.

Почему один из детей покладист и компромиссен? Потому что он уверен в родительской любви и чувствует себя защищенным. Легко делиться может только человек, имеющий в достатке то, чем он делится.

А вот что рассказала Елена Анатольевна Смирнова, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Психологического института РАО.

Современные американские психологи тоже не связывают ревность братьев и сестер друг к другу с тем, старшие они или младшие. Дети изначально чувствуют себя беззащитными, считают специалисты, и могут преодолеть эту беззащитность, только добиваясь любви родителей. Соперничество в борьбе за эту любовь неизбежно.

Иногда ревность принимает крайние формы, а иногда маскируется так, что ее не замечают. И то, и другое таит в себе опасности. С одной стороны, агрессивные проявления, связанные с ревностью, могут закрепиться в поведении ребенка и сильно мешать ему в дальнейшем в общении со сверстниками. С другой стороны, скрывать свои чувства, загонять их вглубь ревнующему ребенку тоже вредно: неизвестно, какие причудливые формы примет это нереализованное чувство позднее.

Если среди ваших детей есть ярко выраженный ревнивец, нужно постараться объективно проанализировать, кому достается больше реального внимания и душевного тепла, а кому - меньше. Постараться уравновесить отношение к детям внутри себя. И, наконец, внимательно следить за внешними проявлениями своих чувств.

Не исключено, что на некоторое время внимание к ярко выраженному ревнивцу может быть даже повышенным. Другой ребенок, чувствующий себя более защищенным, простит вам некоторое отдаление и удовлетворится вниманием других членов семьи. Но и в этом случае избегайте крайностей.

Очень важна для создания и укрепления дружбы между братьями и сестрами какая-то совместная деятельность - игры, занятия, развлечения. Причем это относится не только к детям старшего возраста. Для младенца повседневная жизнь семьи - это тоже "деятельность". Поэтому не стоит, ожидая появления малыша, отправлять старшего ребенка к бабушке и, главное, оставлять его там на первые, самые трудные для мамы месяцы. Лучше уж за некоторое время до рождения второго ребенка начать водить старшего в детский сад, если маме тяжело с двоими. Дети из одной семьи должны жить под одной крышей, это помогает их сближению и дружбе. Конечно, все семейные праздники, походы на природу, в парк, в зоопарк и т.п. должны быть общими (если у вас не восемь детей, как у Серзов). Если родители верующие, то ходить в церковь тоже нужно всем вместе.

А вот бихейвиористы (сторонники поведенческой теории в психологии) советуют прибегать к так называемой телесной терапии: сажать обоих детей на колени, одновременно обнимать их, образуя в буквальном смысле "семейный круг".

Н а подготовку этого материала потребовалось довольно много времени: уж очень неизученной оказалась тема. Однако приобретенные знания помогли, придали уверенности. И теперь поведение моей маленькой ревнивицы заметно улучшилось. Правда, совет бихейвиористов ей оказался явно не по душе. Она упорно отпихивала брата, пока не удалось придумать кое-что другое.

Пожалуй, это можно назвать разновидностью телесной терапии. Называется это в нашей семье "всеобщее целование" и делается так. Сначала дети с двух сторон целуют маму, потом мама с сыном - дочку, потом мама с дочкой - сына, и так далее в любой последовательности, пока не надоест. Обычно это ни у кого не вызывает протеста, а действует сугубо умиротворяюще.

Другой вид совместной деятельности, доступной таким малышам (два и четыре года), - это когда старший показывает младшему картинки в книгах и в меру своих сил рассказывает, что на них нарисовано, или расспрашивает об этом.

Теперь дочка соглашается по вечерам минут десять поиграть с папой, и этого бывает достаточно, чтобы уложить спать сына и почитать ему на ночь. Когда он куда-то уходит с папой, дочка озабоченно спрашивает, где же Вася, а когда он плачет, с участливым выражением лица гладит его по голове.

Она не стала менее ревнивой, просто постепенно начала понимать, что мама - одна на двоих, и с этим ничего не поделаешь. "Получить маму в собственность" можно только по очереди, и никак иначе. Года в два она смирилась, наконец, с тем, что и книжки мы читаем по очереди. Сперва ей - "Машу и медведя" и "Мойдодыра", потом сыну - рассказы Носова и Драгунского.

Но вот наконец настало счастливое время. Дети охотно вместе строят домики из кубиков или подушек, лазят по спорткомплексу, а главное - с удовольствие слушают одни и те же книжки. Еще недавно это были лишь сказки Сутеева, а теперь уже "Малыш и Карлсон".

Дочери исполнилось три года. Она стала более сговорчивой и покладистой. Общение с ней стало доставлять больше удовольствия, чем огорчений. Пожалуй, испытание оказалось не таким уж трудным и вполне преодолимым.

Марина Мосина.

Статья из ноябрьского номера журнала.