В один из тёплых солнечных дней ветер-Растрёпа пригнал дождевую тучку на опушку леса, где она выполнила своё предназначение и пролилась дождичком.

На дороге, что проходила мимо леса и по которой местные крестьяне ездили по дровишки, образовалась Лужица. Поначалу Лужица была грязной и мутной. Немного освоившись, Лужица отстоялась. Муть осела на дно, Лужица посветлела и даже заблестела под ярким летним солнышком.

Так случилось, что на самом краю Лужицы рос Цветок-Василёк. Цветочку стало интересно, кто же поселился с ним рядом? Он взглянул на Лужицу и увидел вдруг в ней своё отражение. Очень ему это понравилось, потому что раньше он никогда не видел себя со стороны. А в особенности понравилось то, что небо, которое отражалось в Лужице, было точно такого же цвета, как и он сам.

Радостный Василёк обратился к своей новой соседке:

— Здравствуй, уважаемая Лужица! Я очень рад, что у меня появилась такая соседка, надеюсь, мы будем друзьями!

Лужица оптимизма Василька не разделяла и сказала, что ей всё равно, кто с ней рядом.

— А мне вот совсем не всё равно, — ответил Василёк, — я в твоём отражении могу видеть и себя, и голубое небо.

— Фу, какая нелепость, ответила лужа. — Сразу видно, что ты необразованный, если во мне увидел только себя. Если бы ты был способен присмотреться повнимательней, то увидел бы во мне столько, что твоё ограниченное воображение не в состоянии представить.

Характер у Василька был покладистый, возражать он не стал и как мог внимательно стал вглядываться в Лужицу. И в самом деле, в Лужице кроме Василька отразилась опушка леса, а немного поодаль — деревушка.

То ли от восхищения, то ли от удивления, Василёк потерял дар речи. Oднако немного придя в себя, Василёк поведал Лужице об увиденном.

— То, что ты увидел во мне — малая частичка того, что есть на самом деле. Днём в меня вмещаются все окружающие предметы, а также небо, облака и даже Солнце. С наступлением темноты в меня вмещается также и Луна, а совсем поздно ночью в меня вмещается всё небо со всеми миллиардами звёзд и миллионами Галактик. Одним словом, в меня вмещается бесконечность!

— Слушай внимательно и запоминай! Если что-то вмещает в себя что-то другое, то это всегда больше, чем то, что оно в себя вмещает. Тебе это понятно?

— Да, — ответил Василёк, с ужасом осознавая свою никчемность перед мудростью своей новой соседки.

— А теперь слушай дальше, — вещала Лужица. — Если в меня вмещается всё, что меня окружает, а в придачу ещё и весь Космос со своей Бесконечностью, то я есть не кто иная, как Вселенная! Если ты это осознал, то должен сам догадаться, что тебе смотреться в меня никак нельзя. Ты слишком мал и ничтожен для этой роли.

— Но я ведь тоже маленькая частичка этой Вселенной, — пытался робко возразить Василёк.

Этот спор услышал пролетавший мимо ветер-Растрёпа. Поскольку он и сам был маленькой частичкой этой Вселенной, то решил заступиться за Василька, а заодно и за себя.

— Зря ты возгордилась Лужица! Какой бы великой ты себя ни считала, без меня ты бы здесь не появилась. Ведь это я пригнал сюда тучку с дождём.

— Не говори глупости, Растрёпа, все знают, что дождь может пролить и без ветра. Ты вот сделай лучше то, что я тебе велю. Дуй на этот Василёк так, чтобы он наклонился в другую сторону и больше не отражался во мне — Лужице-Вселенной.

Ветер был очень мудрым, да как им не стать, если побывал везде и видел всё и вся. С Лужицей он спорить не стал и сделал так, как она просила. Стал дуть на цветок. Дул хоть и не сильно, но долго, а к вечеру приустал и решил отдохнуть. Вокруг стало тихо...

Василёк повернулся к Лужице, но... ни себя в Лужице, ни самой Лужицы не увидел. На месте Лужицы была кучка грязи.

— Как же так, — воскликнул цветок-Василёк, — исчезла не только Лужица, но и вся Вселенная!

— Не отчаивайся, — сказал Ветер, — Вселенная никуда не исчезла. Исчезла только Лужица, она испарилась от того, что попросила меня дуть. Выходит, она сама себя наказала. А та часть Вселенной, что в ней была, теперь находится в тебе. Это Вода. Она и есть наша Вселенная и основа нашей жизни. Частичку её всосали твои корни, и теперь в тебе тоже есть кусочек Вселенной. А остальную часть Вселенной, что была в Лужице, я разнёс по всему свету, и она вновь прольётся дождём где-то в другом месте. Там снова образуется новая Лужица, которая, надеюсь, будет не такой самоуверенной.

Это несколько успокоило Василька, однако он с печалью поведал мудрому Ветру, что не за горами осень, и он завянет и засохнет.

— Эта беда — не беда, — отвечал ветер. — Придёт весна, и ты возродишься вновь. Ты в этом смысле — бессмертен. Поэтому в тебе Вселенной больше, чем в той глупенькой Лужице. В этом мире всё не только течёт и движется, но и повторяется. Так что у тебя всё впереди. А у меня впереди ещё много работы. Прощай, Василёк!

Ветер присвистнул и умчался дальше выполнять свои обязанности, довольный тем, что ему удалось поднять настроение этому простодушному цветочку.