Содержание:

Большинство людей не верит, что снижение веса у детей и подростков возможно без запрещения тех или иных продуктов, без разговоров о весе, правильном питании и о проблемах со здоровьем в будущем. Однако именно так — и при помощи психолога, конечно, — удается худеть по системе интуитивного питания.

Лишний вес у ребенка

Более чем у 30% детей в Соединенных Штатах имеется лишний вес. Врачи и родители, естественно, беспокоятся, что «если с этим что-то не сделать», эти дети рискуют заработать множество проблем со здоровьем. К сожалению, благонамеренные попытки снижения веса часто приводят к удручающим результатам.

Наложение ограничений на детей с лишним весом может очень сильно повлиять на нарушения питания и образа тела в будущем. При изучении пятилетних девочек — одних с лишним весом, других с нормальным — девочки, чьи матери использовали ограничительные модели кормления, к девяти годам показывали самый высокий уровень переедания.

Но ограничения — это только одна сторона монеты. Другая сторона — родительское принуждение есть больше здоровой пищи. В другом исследовании пятилетних девочек, когда дети воспринимали родительское давление и контроль по части еды, они просто переставали чувствовать внутренние сигналы голода и сытости.

В случае ребенка, склонного к перееданию и/или имеющего лишний вес, ограничение количества или типа еды приведет только к чувству обделенности и бунту, в точности как происходит с диетами у взрослых. У ребенка, которому говорят, что он должен ограничить свой рацион, развивается глубокое чувство недоверия, что когда-нибудь он насытится. Такой ребенок, скорее всего, начнет таскать еду, съедать как можно больше в гостях и в скором времени заработает серьезное пищевое нарушение.

Вероятно, прекращение попыток контролировать питание ребенка, особенно если у него лишний вес, покажется вам невозможным прыжком в неизвестность. Возможно, история Мишель поможет вам убедиться, что такое возможно.

К содержанию

Как избавиться от лишнего веса: история Мишель

Лет десять назад поступил звонок от родителей восьмилетней девочки. Им нужна была помощь в борьбе с перееданием у ребенка. Они были озабочены ее весом и беспокоились о возможных последствиях для здоровья. Родители рассказали, что они оба сторонники диет, но знают, что ребенку диета не годится. Они не были готовы менять собственные привычки, но, несмотря на это, сказали, что сделают для дочери все возможное.

Первый раз войдя в приемную, Мишель сказала, что хочет, чтобы на сеансе присутствовали родители. На последующих сеансах Мишель сопровождал один из родителей или тетя. Их присутствие было чудесно, поскольку Мишель не только чувствовала, что родители поддерживают ее в предполагаемых изменениях, но также получала возможность говорить с родителями о своих чувствах.

На первом сеансе Мишель рада была услышать, что родители хотят перемен и что благодаря этим переменам она начнет чувствовать себя лучше. Во время того сеанса Мишель призналась, что часто съедала слишком много сладкого на праздниках. Она съедала столько, особенно шоколада, что в итоге у нее «очень сильно болел живот» и приходилось уходить из гостей.

Когда ее спросили, почему, как ей кажется, она съедала в гостях столько сладкого, что ей становилось плохо, она сказала, что родители вообще не разрешали ей лакомства дома, только низкокалорийные. Диетические сладости она не любила, поэтому, чтобы получить то, что ей нравилось, приходилось съедать, сколько можно, в гостях у друзей.

На наших сеансах с Мишель ни словом не упоминалось о весе. Никаких весов не применялось, и акцент всегда был на том, как Мишель себя чувствовала — и физически, и душевно. Любое упоминание о весе ребенка, как со стороны родителей, так и со стороны любого профессионала, будь то врач или диетолог, несло в себе риск передачи ребенку очень разрушительного сигнала.

Мишель была очень умной, восприимчивой и здоровой малышкой, с хорошей самооценкой. Главной задачей было сохранить ее самооценку и не создавать у нее впечатление, что она недостаточно хороша в ее тогдашнем весе.

Говорить с ребенком о будущих проблемах со здоровьем тоже неправильно.

Во-первых, это может напугать ребенка и породить в нем избыточную тревожность. К сожалению, мы слышим, как родители говорят детям, что если те не похудеют, то заработают диабет или проблемы с сердцем.

Во-вторых, будущие проблемы со здоровьем слишком абстрактны даже для взрослых, не говоря уже о детях. Они не настолько беспокоят нас, чтобы послужить мотивацией к изменениям поведения. Почувствовать себя лучше прямо сейчас куда действеннее.

Снижение веса у детей

Когда Мишель рассказала, что слишком много съедала в гостях, ее попросили перечислить продукты, которые ей хотелось бы регулярно иметь дома. (Разумеется, включая шоколад!) Она выдала родителям список и взяла с них обещание пойти за этими продуктами вместе с ней. Когда ее спросили, как ей такая перемена, она была в восторге, но одновременно сомневалась, что родители пойдут до конца.

На консультации по питанию девочке объяснили, что тело должно подавать ей сигналы, когда она голодна и когда сыта. Она сказала, что знает, когда голодна, и обычно знает, когда сыта. Затем она задала провокационный вопрос:

— Как мне перестать есть, когда я пойму, что сыта?

Вместо готового ответа ей задали встречный вопрос:

— Если у тебя животик полон, нужно ли твоему телу еще еды?

— Ну, нет, — ответила девочка.

Тогда ее снова спросили:

— Тогда, если твоему телу больше не нужно еды, что тебе на самом деле нужно?

И эта восьмилетка, не сходя с места, выдала:

— Мне нужно знать, что я смогу дома получить конфеты, которые хочу. — И добавила: — Иногда мне надо поесть, когда мне скучно, или грустно, или одиноко, или страшно.

Многие ли взрослые способны отследить такую связь?

После объяснения, что некоторым людям кажется, будто для смягчения чувств им нужна еда, Мишель спросили, что еще, на ее взгляд, помогло бы ей, когда ей плохо. Мишель предположила, что могла бы пораскрашивать раскраску, поиграть с собакой или поговорить с мамой. Так мы начали помогать Мишель избавиться от чувства обделенности и отделить физические сигналы потребности в еде от эмоциональных.

Родители Мишель сдержали обещание и принесли в дом прежде запрещенные продукты. Со временем ребенок поверил, что сможет получить конфеты дома, когда и если ей того захочется. В результате чувство обделенности ушло, и девочка обнаружила, что для удовлетворения ей надо совсем немного. Она перестала переедать в гостях, говорила о сбалансированности между питательной и «игрушечной едой» и выросла в высокую спортивную девушку.

Мишель продолжала время от времени приходить на сеансы, пока ей не исполнилось четырнадцать. У нее не только прекратилось пищевое нарушение, но, что важнее, она больше не рисковала его заполучить. Успех в этой истории основан на желании ее родителей изменить способ обращения с едой в семье, поддержке ими дочери и ее потребностей и их мудрости не привлекать внимания к ее весу. Вскоре они даже сами захотели отказаться от диет и побороться за восстановление связи с собственными интуитивными сигналами.