Содержание:

Мальчик Лука с сестрой Тасей, мамой и папой живет летом в деревне в Тверской области. Папа и мама работают удаленно, но успевают ходить с детьми туда, куда одним ребятам не разрешено — на дальнее озеро за черникой, например. Книжка-дневник Луки подсказывает множество летних занятий и будет интересна тем родителям и детям, кто тоже проводит лето на даче или в деревне.

Лето в деревне

К содержанию

4 июля. Черника

Сегодня папа сказал:

— Начало июля, пора отправляться в лес за черникой. Она уже должна поспеть. А мне нужно наконец поработать в тишине.

Мы с Тасей и мамой не стали возражать, наполнили рюкзаки разными ёмкостями для черники, прицепили к великам лукошки и поехали к большому озеру в трёх километрах от нас. Оно называется Долгое, потому что растянулось в длину на целых семь километров. По берегам этого озера растёт сосновый лес, где есть черника и брусника.

До брусники ещё далеко, она будет в сентябре, а вот черника поспела, и её было видимо-невидимо. Мы сидели на корточках, собирали и ели, ели и собирали. Черника очень красивая — такая тёмно-синяя, почти чёрная, на зелёных веточках!

Через час Тася произнесла фразу, которая войдёт в историю нашей семьи:

— Я устала есть!

— Ну так собирай! — улыбнулась мама. — Нужно есть и собирать.

Пальцы и губы были синие от черничного сока. Мы собирали и представляли, как вечером затопим печь и сварим самое вкусное в мире варенье!

Собирать чернику — это не быстрое занятие, оно требует терпения, потому что низенькие кустики все усыпаны маленькими ягодками. Некоторые собирают скребками, но нам както жалко кустики: скребки обдирают листики, и они вместе с ягодами попадают в лукошко.

Я посчитал: рекордное число ягод на кусте — сорок три. Мы сорвали один такой кустик для папы — пусть тоже пособирает.

Черника

Мы собирали и мечтали: я хотел, чтобы на кустиках висели банки с вареньем, а Тася — чтобы черничина была величиной с помидор. Пять черничин в лукошко — и готово. Тут мама вспомнила шутливое выражение: развесистая клюква. Так говорят о нелепых выдумках и небылицах.

Это выражение возникло, когда на русский язык стали переводить иностранные книги, действие в которых происходит в России. Даже у Жюля Верна и Александра Дюма наши читатели иногда обнаруживали неточности в описаниях русской природы и быта. Там не было рассказов про клюквенные деревья, но смешные ошибки были. Это забавляло наших литераторов, и они сочинили пьесу, якобы французскую, где девушка Аксинья сидела под развесистыми сучьями столетней клюквы.

Клюква — низкорослое растение. Но у меня разыгралось воображение: вот бы клюква, черника и брусника были огромными деревьями, а их плоды — величиной с футбольный мяч.

— О нет! Представьте, идёте вы по черничной аллее, и вдруг: раз! — с ветки срывается огромная черничина и плюхается вам на голову! И у-ля-ля, вы похожи на африканца! — воскликнула Тася и подмигнула мне. — Кстати, это идея!

Лукошко черники

К содержанию

Волков бояться — в лес не ходить

Перед походом за черникой мама поручила мне приготовить бутерброды, и я сделал штук шесть со сгущёнкой. А зря, надо было с ветчиной, потому что, несмотря на черничный обед, мы проголодались.

Мы слопали бутерброды и пошли купаться в озере. Вокруг кружили чайки, изза них было похоже, что рядом море. Мне очень нравится смотреть, как чайки ходят по песку, как летают между сосновыми стволами, как садятся на пни и наблюдают за нами, наклонив головку. Вот нам всё время кажется, что мы за всем наблюдаем, а на самом деле человек, наверное, самый невнимательный из животных.

Мама собирала чабрец под соснами у самого берега. Мы иногда добавляем его в чай и используем как приправу для мяса. Чабрец ещё называют тимьяном. Сиреневые полянки чабреца чередовались с полянками светло-зелёного, почти белого оленьего мха — ягеля, который так любят есть северные олени. Во мху застревают сосновые иголки, шишки, через него пробиваются веточки брусники. Я лежал на животе после купания и разглядывал всю эту красоту.

Волков бояться - в лес не ходить

— Жаль, что Лёлика и Даши нет с нами, — сказала Тася. — Даша с бабушкой и мамой сегодня поехали в городок по делам. А у Лёлика даже есть велосипед, и он мог бы с нами поехать, но в лес они с бабушкой не ходят...

— Почему? — спросила мама.

— Отгадай с трёх раз.

— Гадюки, как обычно?

— Нет, они не главная опасность.

— Э... клещи?

— Клещи тоже очень опасны, но главная причина гораздо больше по размеру и весу.

— Я сдаюсь: она что, лосей боится?

— Это уже близко! Она не ходит в лес, потому что там медведи!

— Медведи тут и правда есть, — сказала мама, — а ещё есть кабаны, лоси и лисы. Это настоящий лес, а не какойнибудь подмосковный лесок, зажатый между шоссе. Но если ходить не в самую глушь и горланить так, как обычно горланите вы, то вероятность встретить медведя будет невелика. Хотя вот Поля-молочница недавно видела медведя в малиннике. Он любит, как и мы, полакомиться лесной малиной. Посмотрели они с медведем друг на друга и разбежались в разные стороны.

— Эх, нас там не было!

— Да, только вас там и не хватало.

— Ну ничего, хоть мы и не встретили медведя, зато можем приготовить сюрприз Даше и Лёлику.

К содержанию

Граждане Зимбабве

Мы ещё пособирали и поели черники, а когда все ёмкости были наполнены ягодами, мы с Тасей натёрли лица черничным соком и стали сине-фиолетовые, как жители какогонибудь Зимбабве. В таком распрекрасном виде мы сели на велики и поехали лесной дорогой домой.

Граждане Зимбабве

Мы подъехали к дому, стараясь остаться незамеченными. Сначала мы решили испробовать наш черничный вид на папе.

Он сидел у окна, задумчиво глядя в комп. Мы вынырнули из-за подоконника и заорали: «Боаваокао мууууу!». Нам казалось, что так говорят в Зимбабве.

Папа, не отводя взгляда от компа, спокойно сказал:

— Если бы вы молча возникли в окне, было бы в десять раз страшнее.

Папа был прав. Мы вручили ему кустик черники. Он начал его объедать и немного заляпал клавиатуру.

А мы поползли к дому Лёлика, чтобы неожиданно появиться там. Лёлик, Даша и бабушка сидели за столом в саду и опять играли в лото. Мы появились над забором, иссиня-чёрные, как уроженцы Африки, и в полной тишине стали угрожающе потрясать копьями, то есть захваченными с собой палками.

Громче всех визжала бабушка. Даша и Лёлик тоже испугались сначала, но потом до них дошло, и они засмеялись. А потом дошло и до бабушки, и она стала громко ругаться и причитать, что у неё сердце и давление.

Тогда мы вежливо, как истинные вожди африканского племени, извинились и сказали, что мама всех приглашает на чай с черничными пенками в восемь вечера. После этого чернокожие вожди пошли отмываться и помогать маме варить варенье.

Варка варенья

Варенье варилось в огромном казане на маленькой печке прямо в саду. Мы сидели вокруг, ели черничные пенки и рисовали этикетки для банок. Когда варенье было готово, мама взяла большую деревянную ложку и разложила его по баночкам. Получилось одиннадцать штук.

А на следующий день, к своему ужасу, мы обнаружили, что наши какашки стали тёмно-синего цвета. Вот это да! Обхохочешься.

Мы ещё поедем за черникой, будем объедаться, купаться в озере, а потом варить варенье. Нам удалось уговорить на поход в лес даже бабушку Лёлика. Оказывается, она умеет ездить на велике. Наверное, тоже хочет заиметь черничные какашки.