Габшакуров К.
camil@softhome.net

Осенний лес. Маленькая полянка. Щебет птиц, стрекот кузнечиков. На поляну выбегает собака - виляет хвостом, повизгивает, улыбается. Слышны шаги, дыхание взахлеб тяжело идущего человека. Он появляется на поляне - толстенький, еще молодой человек , с ружьем, одетый по охотничьи, но слишком чисто и хорошо для бывалого охотника. Человек заряжает ружье, целится ( собака зажимает лапами уши), разворачивается вслед летящей дичи, стреляет. Опять заряжает и опять стреляет, стреляет очень часто, суетится и мажет, стреляет почти как из автомата. Наконец, кажется, попал.

Охотник опустил ружье и стал показывать собаке, куда ей надо бежать за дичью. Но собака похоже понимает его с трудом, видно, что хочет угодить хозяину, но не знает, как это сделать. Хозяин стал показывать пальцем, куда ей бежать, стал подгонять ее стволами ружья. Собака отбежала метра на три, поджала хвост и стала угодливо смотреть на хозяина. Хозяин совсем было рассердился, но в это время из лесу вышел Кроха.

Кроха нес в руках птицу. Он шел грустный, о чем-то думал, никого не замечал и держал мертвую птицу как живую. Охотник обрадовался. Он улыбнулся и повесил ружье на плечо, стволами вперед. Он остановил Кроху, улыбнулся ему, погладил по голове и встал перед ним, ожидая, что мальчик сам отдаст охотнику его законную добычу. Но Кроха птицу не отдал, а прижал ее к себе покрепче и стал зачем-то гладить. Он вопрошающе посмотрел на охотника - зачем?

Охотник рассмеялся. Смеясь и увлекаясь, он начал просвещать Кроху. Он показал, как летит птичка и машет крыльями; как стреляет в нее охотник; как птичка падает; как ее ощипывают, варят, режут на куски и едят; как это вкусно и как потом облизывают пальцы. Кроха посмотрел на пальцы своей правой руки, повертел ее перед глазами и опять почему-то задумался. Охотник увидел, что малыш ничего не понял, стал объяснять все сначала - как летит птичка, как машет крыльями... Тут Кроха подкинул как мог свою птичку, но она крыльями почему-то не замахала, а шлепнулась комом на землю. Охотник задумался, а Кроха опять поднял с земли птицу, опять подкинул ее, но она и на этот раз не полетела, а просто упала на землю. Кроха поднял ее, обнял и стал смотреть вопрошающе на охотника - зачем?

Охотник разозлился и стал очень живо, с каким-то остервенением показывать, как птицу едят, как чавкают, как обсасывают кости и облизывают пальцы... Кроха опять посмотрел на свои пальцы и опять ничего не понял.

Тогда охотник притворился ласковым, засюсюкал и показал, что птичка просто легла спать, он захотел погладить птицу и протянул было для этого руку, но Кроха не поверил ему и сделал шаг назад. Охотник кинулся на него, но Кроха увернулся, охотник упал, встал, в два прыжка настиг Кроху и началась полу возня - полу борьба, Кроха согнулся калачиком, прижал птицу к животу, а охотник пытался достать ее, все еще стесняясь применить грубую силу. В это время болтавшееся наперевес ружье выстрелило и Кроху откинуло на несколько метров в сторону. Птица выпала из его рук на землю, встала, отряхнулась и как ни в чем не бывало поковыляла куда-то мимо опешившего охотника. Собака, испуганно наблюдавшая за предыдущей сценой, подошла к Крохе, взяла его зубами за курточку и поднесла к хозяину. Охотник смотрел на Кроху, смотрел, ничего не понимая, потом упал на зад, сел треугольником, с вытянутыми ногами, обнял ружье и стал сжиматься, превращаясь в неправдоподобный, нечеловеческий круглый комок.