Московский Кремль, обнесенный кирпичными красными стенами, имеет форму пятиугольника. Вдоль его линии сохранились 19 башен, в некоторых устроены проездные ворота. До революции таких проездов через башни было пять: в Спасской, Никольской, Боровицкой, Тайницкой и Троицкой. В старорежимное (дореволюционное) время любому человеку в Кремле можно было находиться круглосуточно. Что касается ворот, то в настоящее время: Тайницкие заложены, Никольские не открываются, а Спасские работают по особому распоряжению для правительства и обслуживающего персонала.

Экскурсанты для прохода (в определенные часы и по билетам) пользуются только Троицкими и Боровицкими воротами. А ведь когда-то еще можно было свободно ходить вдоль по широким проходам на стенах Кремля, заглядывая в щели между зубцами, похожими на хвосты ласточек. Эти прогулки москвичи очень любили: отсюда открывались замечательные панорамные виды города.

Каждая башня Кремля имеет свою собственную историю. Обратимся к некоторым памятным фрагментам, что остались в архивах. Самой древней считается Тайницкая башня, ворота которой несколько веков были открыты только для пешеходов. В ней когда-то был тайный колодец, снабжавший водой городских жителей во время осады Кремля недругами. В старину Тайницкие ворота называли еще Тайнинскими и Чушковыми. Боровицкая башня получила свое название от находившегося здесь в глубокой древности бора.

По преданию, именно на холме с этим бором обустроилась сначала усадьба Юрия Долгорукого, а затем образовался и сам город. Этот город, получивший свое название от реки Москва, был сначала обнесен деревянными заграждениями, затем - стенами белого камня, а при Иване III (Великом) кирпичными стенами с шатровыми башнями (по проектам приглашенных итальянцев).

В нижнем этаже Боровицкой башни долго находилась часовня, на втором этаже - перенесенная в XIX веке из центра Кремля первая приходская городская церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи.

Самую восточную башню у Москвы-реки называют по-разному: и Беклемишевскою, и Москворецкою, и Свибловскою. До сих пор историки спорят о том, возле которой из двух угловых башен был двор боярина Свиблы. Поэтому и в современных путеводителях название Свиблова дается то восточной, то западной башне. Западная же чаще всего обозначается еще названием Водовзводная, или Водовозная. В ней был устроен первый городской водопровод. Это было в то время, когда московские обыватели селились только внутри периметра городских стен.

В старину против Водовзводной башни в Москву-реку выдавался мыс, или "нос", как его называли. По нему городские обыватели спускались за водой, которую взносили или взводили в город (отсюда и название). Потом мыс в силу природных причин был размыт напорами воды. Река стала угрожать своей силой и башне. Москвичи построили специальный защитный контрфорс. Но он ежегодно портился. В 1787 году инженер Герард соорудил новую защиту от водной стихии. Здесь было вырыто много земли, насыпано привозных камней. Однако из-за постоянных перемещений-операций грунт при этой башне с годами ослаблялся. И в самом конце XVIII века башня растрескалась.

Ее шпиль наклонился и грозил падением. В 1802 году башню скрепили железными обручами из толстых связей. Но через десятилетие, во время взрывов в Кремле, произведенных армией Бонапарта, башня была полностью, до основания, уничтожена. То, что мы наблюдаем сейчас, - послепожарное новое ее строение и результат работы нескольких реставраций.

Константино-Еленинская башня в своих стенах имела церковь во имя Святых Константина и Елены. По преданию, во времена Дмитрия Донского, через старую постройку проездных ворот этой башни с многотысячным ополчением выходил сам князь-герой на битву с Мамаем на Куликовское поле...

У Спасской, Флоровской, или, по народному просторечью, Фроловской башни в старину находилась церковь или часовня Флора и Лавра, которые считались покровителями домашнего скота и в особенности лошадей. Установка на ней курантов имеет свою отдельную историю. На башне помещена запись: "Иоанн Васильевич ... Великий князь Владимирский, Московский, Новгородский, Тверской, Псковский, Вятский, Угорский, Пермский, Болгарский и иных и всея России Государь в лето 30 Государствования своего, сии башни повелел построить, а делал Петр Антоний Соларий Медиоланец, в лето от воплощения Господня 1491".

Фроловские ворота издавна oпределены как главные кремлевские. Над воротами до революции в киоте находился образ Христа-Спасителя. Этому образу молва приписывала много чудес. По повелению царя Алексея Михайловича через Спасские ворота можно было входить только с непокрытой головой, а наездникам надо было к тому же слезать с лошадей и проходить пешими. У ворот все люди осеняли себя крестным знаменем. Здесь же были изображены и лики московских чудотворцев Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, а также коленопреклоненные преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский.

Старожилы рассказывали, что во время Ляхолетья московские святители, приснившиеся одной слепой инокине Вознесенского монастыря, хотели оставить Москву и, восстав из своих мест в гробницах Большого Успенского собора, пошли из Кремля. Но здесь их встретили, преклонив колени, также усопшие, Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский. Они, пришедшие издалека, стали умолять святых патриархов не покидать горемычной Москвы и помочь ей в заступничестве. Святители вняли мольбам и вернулись на свои места, чтобы в трудные годы обратить свои молитвы к Богу о защите столицы.

В киоте на Никольской башне во время серьезных московских пожарищ и разрушений при наполеоновских взрывах и красноармейских артобстрелах всегда оставалась целой и невредимой икона Николая Чудотворца, небесного защитника воинской силы.

Советская власть внесла значительные преобразования в жизнь за кремлевскими стенами и вне их. Так, были сняты все надвратные лики святых. Государственные гербы-орлы на башенных шпилях были заменены на рубиновые пятиконечные звезды, упразднены и перестроены внутрибашенные церкви, утрачены традиции благоговейного прохождения через ворота в Кремль. Если бы вы в советское прошлое захотели бы сделать замечание проехавшему в машине через Спасские ворота в шапке или кепке с папиросой во рту партийному чиновнику, вас, скорее всего, не только не поняли, но, пожалуй, и арестовали бы.

Время быстротечно, а порядки - изменчивы. Однако наш Кремль по-прежнему прекрасен и ни с чем другим на свете несравним.

Татьяна Бирюкова,
Статья предосталена сайтом
KDO.ru