Содержание:

Страх за своего ребенка живет в нас всю нашу жизнь. И если кому-то представляется, что это — проблема, должен с печалью сообщить, что она не имеет решения. Да, мы всегда будем волноваться за своих детей. Другой вопрос: что из этого следует? Какое поведение диктует нам, взрослым, этот страх?

Кому принадлежат дети?

Страх за детей — это груз, который должны нести родители. Груз этот нам, взрослым, разделить не с кем.

Главная проблема воспитания состоит не в том, как уменьшить родительский страх, — это невозможно, а как испуганным родителям воспитать из своих чад свободных людей: личностей, которыми по жизни будет двигать не страх, а собственные желания.

К содержанию

Что здесь может помочь?

Уверенность в том, что ребенок принадлежит миру, а не родителям.

Дитя рождается для того, чтобы прожить свою жизнь, создать свою реальность, совершить свои ошибки, получить свой опыт.

Задача родителей не в том, чтобы передать детям собственный опыт, — этого сделать нельзя. Опыт — это не то, что передается на словах, но то, что приобретается в результате осмысления собственной жизни. Задача родителей не в том, чтобы подстелить соломки в том месте, куда ребенок упадет в будущем. Уверяю вас: он всегда падает не там, где подстелена соломка. Задача родителей заключается только и сугубо в том, чтобы защищать и поддерживать детей в их стремлении построить собственную жизнь. Вопрос: «Как защищать и как поддерживать?» — возникает лишь в том случае, если мы не видим в детях свободных и самостоятельных личностей.

Если уж говорить совсем честно: мы вообще не видим в них людей.

К содержанию

Маленькие недолюди?

Отношение к собственным детям проистекает из априорного убеждения в том, что наше общество состоит из двух неравных во всех отношениях групп.

Первая группа — это взрослые. Хозяева жизни.

Вторая группа — дети. Рабы хозяев, имеющие кучу обязанностей и практически никаких прав. Они должны быть послушны и готовиться к настоящей взрослой жизни. Дети не живут — о, нет! — они готовятся к жизни.

Впоследствии и они станут хозяевами, но до тех пор будьте любезны подчиняться. Как точно заметил великий педагог и человек Януш Корчак: «Когда мы говорим «хороший ребенок», мы имеем в виду «удобный ребенок».

На самом деле главный страх в воспитании — это не страх за детей, а боязнь увидеть в своей кровинке живого, самостоятельного, отдельного от родителей человека.

Только поборов этот испуг, можно помочь ребенку стать самостоятельной, уникальной личностью, которая принадлежит миру.

Кому принадлежат дети?

К содержанию

Дети — это другие?

Взрослые не распространяют на детей самый главный, кардинальный принцип человеческого существования: относись к другим так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе.

Конечно, и со взрослыми мы не всегда ведем себя подобным образом. Однако — пусть хотя бы теоретически — мы понимаем правильность такого подхода.

С детьми этот вывод не работает ни теоретически, ни тем более практически.

Отношение к детям как к неким недоумкам, которые постоянно нуждаются в контроле, нам кажется естественным. Мы боимся видеть в наших детях полноценных людей.

Этот страх, во-первых, лишает нас возможности подлинного и очень интересного общения с нашими чадами.

Во-вторых, он очень мешает детям расти полноценными и свободными людьми.

В отношении взрослых у нас есть множество моделей поведения.

Своих «коллег»-взрослых можно любить и не любить; с ними можно дружить и враждовать; им можно подчиняться и их можно подчинять... Да мало ли!

А вот детей можно только воспитывать!

К содержанию

Что такое воспитание?

Увы, для многих людей общение с собственным ребенком превращается в одно постоянное и длинное воспитание.

Для многих взрослых воспитание есть создание себе подобного человека. Взрослым представляется, что они имеют на это право только потому, что у них больше опыта. На самом же деле у взрослых свой опыт, а у детей свой. И наше общение с детьми — как и любое полноценное общение — должно быть не навязыванием собственного опыта, а, если можно так выразиться, «обменом опытами».

Напомню, что психофилософия исходит из того, что младенец — это нравственный идеал человека, и чем взрослее становится человек, тем дальше он уходит от Бога (или от Природы, как кому нравится).

Поэтому очевидно, что, воспитывая детей с огромной страстью и восторгом, яростно обучая их законам проживания в социуме, мы все больше отдаляем их от их собственной личности.

Ведь по большому счету нам тоже есть чему поучиться у детей.

Я убежден: если бы мы учились у детей, скажем, открытости в приятии других людей, любознательности, искренности, неравнодушным и добрым отношениям с природой, отсутствию боязни задавать бесконечное количество вопросов — наш мир был бы принципиально лучше.

К содержанию

Поговори со мною, мама

Дети воспитываются сами по себе, глядя на родителей и на окружающий мир. И это «воспитание примером» гораздо действенней любого иного. Однако надо иметь в виду, что в процессе самовоспитания у них возникает огромное количество вопросов, которые они стремятся обсудить с родителями.

Воспитание — это и есть, в сущности, добрые разговоры с ребенком, по ходу которых взрослые ненавязчиво объясняют свой взгляд на законы существования мира и человека.

Ребенок входит в жизнь и пытается в ней разобраться. Ему, конечно, неловко — ведь он старается понять то, что взрослым уже известно.

От этой неловкости ребенок иногда начинает хамить: так стеснительный человек вдруг становится грубым, чтобы никто не заметил его стеснительности.

А иногда просто перестает спрашивать, потому что страшно, что его не поймут, а то и высмеют.

Если ребенок не задает вопросов, боясь показаться смешным, а то и лишним, — это беда.

И эту беду надо постараться победить добрым отношением и подлинным вниманием.

Если страх останется — значит, ребенок не разберется в чем-то таком, что, возможно, очень важно для его жизни.

Можно ли воспитать свободного ребенка в семье, в которой вся его жизнь построена на страхе? Понятно, что нет.

Очевидно, что если человеку с самого детства не доверяют — он вырастет в существо, которое никому никогда не будет верить.

Опыт доверия — это то, что родители должны подарить своему ребенку. Тем более что, кроме них, это больше некому сделать.

Кому принадлежат дети?

К содержанию

Наказание — всегда преступление?

Как сделать так, чтобы наказание не превратило ребенка в раба? Чтобы он не страдал от него? Чтобы оно не породило в нем страх, который впоследствии может перерасти в комплекс? Как добиться, чтобы ребенок воспринимал наказание как естественную реакцию на проступок, а не как еще одно свидетельство того, что он живет в не-справедливом мире?

Во-первых, ребенок должен понимать, за что его наказывают.

Подчеркиваю: не родители должны это понимать, а ребенок. Поэтому наказанию должно предшествовать не только преступление, но и объяснение этого проступка.

И во-вторых, нельзя, чтобы наказание унижало человека, он должен выбрать его сам.

Мы договаривались, что ты, ребенок, придешь домой не позже десяти вечера. Пришел позже. Нарушил обещание? Нарушил. Что тебе за это полагается? Например, пять дней подряд мыть посуду. Или на те же пять дней у тебя отнимаются гаджеты.

Наказание — это не средство для родителей показать собственное превосходство, а повод для совместного решения родителей и детей.

Наказание должно не порождать в маленьком человеке страх, а помочь ему научиться делать выбор.

Этот вывод только на первый взгляд кажется парадоксальным. Но на самом деле выбор наказания (при условии, повторю, абсолютного понимания ребенком его проступка) — очень хорошая школа выбора.

И в этом заключена та польза наказания, о которой мы совершенно не думаем.

К содержанию

Спасти от школы

Увы, именно школа порождает страх и уничтожает у ребенка ощущение свободы.

"В большинстве социальных систем послушание — абсолютная добродетель, непослушание — абсолютный грех", — справедливо говорит Эрих Фромм.

Именно послушанию, а не умению жить самостоятельно учит школа. Причем не только российская.

Ребенок учится в школе, в основном движимый чувством страха. Ребенок боится двойки гораздо больше, чем незнания.

Понятно, что система образования устарела и не соответствует вызовам нового времени, поскольку она построена на страхе и унижении и не позволяет человеку вырасти свободным.

Но она крепка. И в общем, ничто не указывает на то, что система эта в обозримом будущем изменится. Что делать в такой ситуации родителям?

Родители всегда должны быть на стороне ребенка, а не школы. Родитель, который доверят учителю больше, чем собственному чаду, расписывается в том, что он воспитал лгуна.

Если родитель исходит из того, что учитель всегда прав, а ребенок всегда виноват, — он не только теряет контакт с собственным чадом, но и приучает ребенка бояться и лгать.

Любой конфликт, который возникает в школе, должен быть разобран так, чтобы ребенок понял: в чем его вина и есть ли она.

Не устану удивляться тому, что мнение учителя — чужого, в сущности, человека — становится для многих родителей решающим в отношении к собственному, родному, самому дорогому на свете человеку — ребенку! И так — 11 лет! Важнейших в становлении человеческой личности.

Задача родителей — стать опорой и защитником, а не оценщиком своему чаду. Поскольку, как уже было сказано, вряд ли в обозримом будущем наша система образования кардинально изменится, именно на родителях лежит задача воспитания и образования ребенка.