Сейчас два моих чада, девочка и мальчик, спят в своих кроватках, а семь месяцев назад младший был еще в животике и шла тридцатая неделька беременности. На дворе сентябрь, у меня спокойная интересная работа, и все хорошо.

Было. Пока на очередном приеме в районной консультации моя врач после тщательного и долгого "прослушивания животика" не сказала, что ей сердечко малыша очень не нравится: неритмично, медленно бьется. Нужен срочный допплер. На трясущихся ногах с такими же губами и дурманом в голове мчусь на допплер (врач сама же созвонилась с УЗИстом и договорилась, чтобы меня экстренно приняли). Ставят нарушение плодово-плацентарного кровотока второй степени, что значит, что какие-то проблемы у ребеночка, и брадикардию (замедленное сердцебиение).

Я мчусь обратно к врачу, получаю направление в роддом и в тот же день рыдаю в больничную подушку. Никто не может объяснить причины проблем ребеночка с сердечком, высказывают разные предположения. Разное говорили. Слезами моими можно было палату много раз без мыла помыть. Предполагали и невидимый аппарату порок сердца (по УЗИ не было), и сильное обвитие пуповиной, и зажимание пуповины в кулачках, и синдром Дауна (брадикардия при нем может наблюдаться), и вообще невесть что. Врачи роддома подняли информацию из перинатального центра, где я дисциплинированно в 13 недель делала УЗИ по воротниковой зоне, с которой был порядок, да и брадикардия возникла вдруг, а не наблюдалась с самого начала.

Я прошла множество процедур. И плазмофорез, и множество капельниц. Когда вены в традиционных местах "попрятались" и затромбовались, милые заботливые роддомовские сестрички, причитая, ставили мне в вены кистей рук малюсенькие иголочки-"бабочки" из детского отделения новорожденных. Про бесконечные КТГ уж не говорю, хотя КТГ мне делать очень нравилось, в нашем роддоме аппарат находится в родовом отделении, лежишь на кушетке в коридоре с датчиками, а перед тобой распахнутые двери в родблоки, где роженицы трудятся, где жизни рождаются! Мне нравилось наблюдать, а еще себя программировать, что вот также и я сюда скоро приду.

Постоянно висела надо мной угроза преждевременного родоразрешения, каждый день по два раза слушали сердечко малыша, мой маленький хулиган выдавал то 100 (при положенных 120-160), то 120-130 (и мое уже сердце успокаивалось). И каждая прожитая неделька была как маленький финиш после забега и угроза недоношенности отодвигалась от нас.

По УЗИ мы знали, что будет мальчик, и я уговаривала своего пацана: "Милый, родной, разбирайся со своим сердечком, борись, я люблю тебя, ты мне очень нужен, отпусти пуповинку, поиграй чем-нибудь другим". Когда дите долго не шевелилось, я, холодея от ужаса, сама потряхивала собственный живот, лялька, видимо, просыпалась, и возмущенными пинками меня успокаивала.

После всевозможного лечения отпустили домой, предупредив, что до срока в такой ситуации догуливать не придется. Регулярно продолжали прослушивать животик и в консультации, и в роддоме. По результатам допплера нарушение выправилось до первой степени, сердечко все равно билось медленнее нормы, но развивался малыш нормально в соответствии со сроками беременности.

И вот в один из моих визитов на любимый КТГ моим врачом была высказана мысль, что тянуть уже неразумно, и порешили мы в канун 38-й недели сделать-таки мне кесарево сечение, дабы ребенком во время естественных родов не рисковать.

И в одно ноябрьское утро мне нарисовали под эпидуральной анестезией аккуратную "улыбочку" по низу живота. Возможно, во время операции я многовато болтала, но это от страха, боялась неизвестности: что с малышом, нормальное ли будет личико моего мальчика, как сердечко… И хихикала, я разрешила студентам-медикам понаблюдать за операций из обзорных окон операционной, а они веселили меня своей стеснительностью, я им подмигивала, а они прятались.

Живот дергается, растягивают его в стороны, работает отсос, и вдруг хриплые вопли. Я в обалдении понимаю, что это моего малыша вытащили на свет божий. "Все, уже, родился?!" Первые слова, сказанные врачом, были: "Нормальная моська!" И эту самую прищуренную недовольную в сыровидной смазке моську моего сынули мне тут же и продемонстрировали! Дальше было разное, простое и непростое, как у всех. Брадикардия некоторое время сохранялась. Мы наблюдаемся у участкового кардиолога, растем, радуем родных, начинаем знакомиться с овощами и кашами помимо маминого молочка, волшебно улыбаемся, а сегодня у нас вылез первый зубик.

За все за это, за мое счастье и мою радость, за моего маленького человечка я говорю спасибо всем врачам и другим специалистам, встретившимся на нашем с малышом пути. Поверьте мне, так бывает, все были добры, внимательны и щедры своим сердцем. Самые главные в рождении моего малыша доктора: Людмила Николаевна Каширина, акушер-гинеколог консультации №8 г. Уфы, поначалу строгая, а потом просто родная. Татьяна Александровна, мой лечащий врач уфимского роддома №8, вторая мама всем подопечным девчонкам. Оксана Владимировна Рябошапкина, "родившая" обоих моих деток врач роддома №8, моя любимая волшебница.

Мария, polyana@fromru.com.