Каждая мама переживает, когда ее малыш долго не начинает разговаривать. Вот и мой Максимка, взрослея, все понимал, но как будто в рот воды набрал. Большой помощник в доме, умный и послушный, он ничем не огорчал свою мамочку, кроме отсутствия речи. Постоянно играли в развивающие игры, в которых Максимка показывал высокие результаты.

Врачи говорили, что начало разговорной деятельности определяют особенности нервной системы, а не интеллект, и советовали больше общаться с ребенком. Подруги и родственники проявляли нетерпение, постоянно задавая один и тот же вопрос, расстраивая своими рассказами о том, насколько рано их дети сказали первое слово или фразу.

Расстраиваться — не значит отчаиваться, сказала я себе и придумала комментировать при малыше все свои действия. Живая речь не смолкала в нашем доме. Было очень весело, интересно и... жутко утомительно. Весь день я проговаривала, комментировала то, что делала, мыслила вслух, рассказывала истории из своей жизни, описывала места, где была. Весь этот процесс очень нравился Максимке, на его устах постоянно сияла улыбка. И очень-очень часто, когда мамочка особенно увлекалась, смех раздавался в нашем доме.

Кроме того, пару часов в день я читала Максимке сказки, детские стишки, считалочки. На улице комментарии усиливались. Все свои знания о предметах, их особенностях и свойствах выкладывались малышу так активно, что некоторые прохожие оглядывались, подозревая меня в неадекватности поведения. Когда не знала, о чем можно было уже рассказывать, пользовалась помощью электронной энциклопедии.

За день я говорила больше, чем ранее за месяц, больше, чем лектор в университете, больше, чем продавец на рынке. К вечеру чувствовала сильную усталость и засыпала вместе с малышом рано-рано. А утром начинался новый день, новые истории и рассказы...

Не знаю, на сколько моей энергии хватило бы, но к концу месяца эксперимента Максимка стал потихоньку говорить. Вначале, конечно, простейшие слова. Чуть позже — фразы, затем полноценные предложения. Разве может что-то сравниться с той радостью, которую испытывает мамочка, когда ее малыш делает успехи! А в данном случае — целый прорыв.

Когда Максимка стал неплохо разговаривать, то появилась приятная проблема. Говорил он теперь уж слишком много, без остановки, обо всем, обо всех, а особенно обо мне. Комментировал события, факты и рассказывал смешные истории. Теперь мы поменялись ролями. Разговор вел малыш, но мне не удавалось молчать, так как он забрасывал меня вопросами о незнакомых ему предметах и явлениях.

Когда сын пошел в садик, то воспитатель и логопед были удивлены эрудированностью Максимки. Иногда он их даже ставил в тупик своими знаниями и зрелыми вопросами. Предлагают даже раньше идти в школу.

Итак, мой эксперимент удался. Малыш заговорил! А может, просто подошло время для этого?