Это очередной отзыв о совместно прочитанной книжке из серии "то, чего не читала мама, когда была маленькой".

Книга издана в 2002 г, изд-во "Росмэн", автор Ирмгард Койн, перевод с немецкого Т. Ступниковой.

О чем книга: о жизни, о проблемах, которые волнуют взрослых и детей

Для кого: людей от 6 лет примерно, не уверена, что мужского пола (по прочтении отрывков в тексте решайте)

Надо сразу сказать, что издана у нас книга недавно, но написана она была в 1936 г., поэтому действие происходит при иных декорациях и условиях. Основная движущая сюжет проблема - противоречие между миром взрослых, с набором правил поведения в обществе, воспитания детей и, с миром живых детей, любознательных, не способных лицемерить, "не встраивающихся" в эту систему. Повествование ведется от имени девочки-школьницы, которая описывает все важные события своей жизни. Периодически с ней случаются разные истории.

Представив себе на минутку, что кто-нибудь из родителей главной героини "зашел" бы в родительскую конференцию пожаловаться на поведение главной героини, можно не сомневаться, что он был бы виртуально освистан и забросан "помидорами". Вот примерный список ее "прегрешений":

  • не стала рыдать "за компанию", когда учительница в школе объявила о смерти старой директрисы, которую никто из учеников и не видел,
  • играла с мальчишками в "шайку неистовых бандитов". Однажды они спилили елку на Рождество для старой нищенки, в другой раз "отомстили" одной даме, которая постоянно на них жаловалась родителям - бросили в окно череп;
  • угостила одного господина коньяком из папиного шкафа;
  • прогуливала уроки, гуляя по музею;
  • обсыпала синькой девочку-ябеду;
  • на пышном приеме пыталась объяснить господам и дамам, что улиток жалко есть, спела песенку про улитку;
  • закопала классный журнал в землю;
  • вместе с другими "бандитами" написала письмо императору, чтобы закончил войну и разобрался с плохими учителями;
  • и еще многое прочее в том же духе.

Это очень трогательная книжка, и ее можно читать не только вместе с ребенком, но и самостоятельно.

Некоторые главы прямо-таки просятся быть выделенными курсивом, например глава "У нас новый ребенок".

Начинается она так: "Я хочу умереть. Ведь у нас появился еще один ребенок. Все мне кажется печальным и мрачным. На улице сейчас жаркое лето, у меня на душе противная бесснежная зима. Никто меня не любит, и никто мне ничего не запрещает - я могу делать все, что захочу. Моя мама больна. Один раз, когда я была маленькой, у нее тоже был грипп. Я сидела тогда около ее кровати, читала ей по картинкам свою книжку и рассказывала о янтарной фее и лошадях, которые бегают по лестницам и выглядывают из окон сказочного дома. Мне позволяли любить маму, и она меня тоже любила. Когда она лежит в постели, и на ней надета длинная ночная рубашка с белым кружевом, мама напоминает мне маленького Христа. Но теперь у нее новый ребенок, и она его все время целует, а мне даже не разрешают читать ей вслух. Тетя Милли говорит, что я не должна делать этого, потому что мама слишком плохо себя чувствует и еще очень слаба. Но я наверняка знаю, что я им больше не нужна, потому что теперь у них есть другой ребенок. Они ведь всегда говорили, что хотят ребенка, который был бы послушней, чем я. Почему только я раньше никого не слушалась! Но я ведь никогда не думала, что буду так ужасно наказана".

Дальше мне очень нравится еще одно рассуждение девочки, когда она слышит, с какой радостью отец сообщает всем, что родился наконец-то мальчик: "Зачем же они тогда купили меня, если им больше хотелось мальчика, а я девочка? Может быть, они покупают детей в приюте и девочки стоят дешевле, а мой отец купил меня только потому, что он в то время еще мало зарабатывал и на мальчика у него не хватало денег? Ведь купили же они новый буфет, а старый буфет без всякой жалости отдали толстой старой вдове потому, что ей с буфетом будет легче выйти замуж за почтальона, и еще потому, что она раньше помогала моей матери делать большую стирку".

Дочке моей очень понравилась история с синькой, когда героиня рассердилась на девочку по имени Траутхен (за то, что та наябедничала об одной совместной проказе) и обсыпала ее синькой для белья. Девочка закричала и побежала к водопроводному крану, и попыталась отмыться, от чего, естественно, стало только хуже. Вот как дальше развивались события:

"Вечером, когда мы все уютно сидели за ужином, в комнату вдруг нахально ворвалась фрау Мейзер. Она выла и дрожала, как дрожит пудинг, когда мой отец ударяет кулаком по столу. Фрау Мейзер тащила за собой Траутхен. Я ее сначала даже не узнала, так как после мытья под краном Траутхен стала совсем синей. Вся синяя. Это было замечательно, я тоже когда-нибудь покрашусь в синий цвет. Я никогда не думала, что Траутхен может быть такой красивой. Вместо того чтобы понять это и радоваться, фрау Мейзер кричала, что я изуродовала ее ребенка, и требовала возмещения ущерба".

Единственное для меня расстройство - конец книги. Заключительная глава оставляет ощущение углубления кризиса отношений "взрослые-дети". Самый последний абзац: "Я всего этого (речь идет о "несчастной любви"- авт.), конечно, не переживу, ну а если переживу, то больше никогда не буду страстно влюбляться. Никогда, никогда, никогда в жизни! Любовь - это самое ужасное, что может быть на свете. Страдания, которые приносит любовь, девочке вообще не под силу выдержать. Теперь я это хорошо знаю".

И смешно, и грустно. Пришлось присочинить дополнительную концовку вместе с моей сочитательницей.

Света Митина