Писать художественные тексты я не большой мастер, так что просто опишу все то, что со мной происходило.

В моем случае кесарево сечение было единственно возможным способом родить ребенка из-за оперированных глаз. Надо сказать, я не расстраивалась, а наоборот, нашла все преимущества и теперь, уже после операции, понимаю, что никогда бы не согласилась рожать сама - кесарево для меня оказалось просто халявой.

В роддом я легла заранее, в среду, а операцию назначили на пятницу. С утра мне сказали ничего не есть, разрешили только чай с лимоном пить или морс. Так я весь день голодная и ходила - рожениц много привезли, так что до меня очередь дошла только к десяти вечера. Сделали клизму (ничего неприятного), выдали больничную ночнушку и повели вниз. Кроме своих тапочек в родовое отделение ничего брать нельзя.

Как вид анестезии я выбрала эпидуралку, то бишь спинальную анестезию по следующим соображениям: быстрее отходишь от операции, не вредно для ребенка и у врачей нет лимита по времени, чтобы его достать, как во время общего наркоза (чтобы анестезирующие препараты не успели до него дойти). Роддом, который я выбрала (№ 2 на Багратионовской), как раз специализируется на эпидуралке.

Эпидуралка пугала лишь тем, что я останусь в сознании: до операции я больше всего боялась того, что я испугаюсь и запаникую на операционном столе. Кто-то писал, что во время операции руки и ноги пристегивают ремнями, что стол ровный и холодный, в общем, ощущения еще те. Я боялась, что приду в ужас от звука разрезаемых тканей и т.д. Все оказалось совсем не так, все было классно!

Операционный стол представлял собой узкую, удобную за счет приподнятой спинки кушетку, обернутую одноразовой тканью. Да и сама операционная выглядела приятно: новый кафель, все блестит. Тут меня ждал второй сюрприз - анестезиолог поинтересовалась, какая радиостанция мне нравится и... включила музыку. По ходу всяких манипуляций анестезиолог и анестезиолог разговаривали со мной, я расслабилась, в общем, стало понятно, что страшно не будет. Я взобралась на кушетку, мне ввели катетер в вену на руке, поставили датчики давления и пульса, расспросили об аллергии, ввели мочевой катетер (неприятно, но вполне терпимо) затем попросили сесть и нагнуться вперед, чтобы ввести катетер в спинной мозг в районе поясницы, это тоже не было очень больно (а я к боли весьма чувствительна). Затем меня опять уложили, пропустив трубочку от катетера по спине. Подали раствор: такое впечатление, что вдоль позвоночника течет что-то холодное, я сначала думала, что кожей ощущаю холод трубочки, по которой подается раствор, теперь понимаю, что это я спинным мозгом холодящий лидокаин чувствовала - забавное ощущение. :-) Через пару минут ногам стало тепло, а по телу пошла приятная истома. Анестезиолог тыкала иголочкой и проверяла чувствительность, я ощущала лишь тупые прикосновения, о чем ей и сообщала. Мне стало еще теплее, было такое ощущение, будто я лежу разморенная на пляже в полдень и буквально "растекаюсь", а музыка еще и усиливала эффект. Глаза смыкались, и хотелось спать, но при этом сознание оставалось ясным. Разумеется, никаких звуков разрезаемой плоти я не услышала, несколько минут ощущала прикосновения к животу, а потом почувствовала невероятное физическое облегчение: из меня вынули ребенка и показали его, он был розовый и кричал. Мне стало радостно оттого, что мой сын уже родился и что он живой. Потом его унесли обрабатывать (где его и увидел мой муж, ждавший за дверью операционной), а меня стали зашивать. Ни секунды я не чувствовала боли, просто ощущала, что трогают живот, водят по нему, нажимают на него, тянут. Ощущения даже не были неприятными. Из коридора был слышен голос мужа, который обзванивал всех с радостными новостями. Я пыталась общаться с врачом, интересуясь, много ли жира на животе и какими нитками меня шьют :-). Потом меня вывезли в коридор, пришел муж и мы стали делиться впечатлениями. Он сказал, что лицо у меня было измученное, но я была совершенно счастлива. Сознание по-прежнему было ясным, только меня била дрожь и стучали зубы - видимо, последствия эпидуралки. Мне принесли спеленатого сына и положили на грудь, он был явно не доволен и плакал, делая смешные гримасы. Этот момент оказался даже запечатлен на видеокамеру, у меня очень счастливое лицо - и я даже себе понравилась, ничего так на каталке выглядела. :-) Эпидуралка стала отходить, заныл живот. Мне сделали укол морфина (то бишь морфия) и отвезли на каталке в палату. Я моментально заснула, пребывая в радужном настроении оттого, насколько все оказалось нестрашно и даже приятно. На следующий день я проснулась и обнаружила, что чувствую себя весьма неплохо. Первым делом, разумеется, полезна ощупывать шов. На животе была небольшая повязка, прилепленная пластырями. Шов немного ныл, но сильной боли не было. Медсестра принесла мне кружку киселя, я выпила и задала себе вопрос: а можно ли мне вставать? Решила, что раз я могу встать, то можно. Встала и пошла разгуливать по этажу, даже сходила на другой этаж в патологию взвеситься и рассказать девчонкам о впечатлениях. Многие в послеродовом смотрели на меня удивленно - им после разрывов и эпизиотомии было гораздо труднее...

В обход врач сказала, что мне нужно пописать. Я честно просидела час на горшке, но ничего не вышло - пузырь меня не слушался, так бывает после операции. Пришлось ставить катетер. Через пару часов все получилось самостоятельно. В первый день можно было пить кисель и куриный бульон (заботливо сваренный моей бабушкой :)), вечером можно было съесть немного куриного мяса. На следующий день уже никаких ограничений по еде не было.

На третий день было чуть больнее - видимо, на второй утром еще действовал морфий, а потом в качестве обезболивающего стали колоть анальгин с папаверином. Но сильно не болело никогда, да и вообще больно было только, когда встаешь с кровати или переворачиваешься с боку на бок. Ну и я там простудилась немного, кашлять тоже было неприятно (выглядело это как: "кхе-кхе, бляяя!" :-)

По время обработки разглядела шов - выполнен он был очень аккуратно, тонкий шовный материал, мелкие стежки. Мне довелось видеть несколько зашитых промежностей, почему-то там швы были более грубые, сделанные более толстой нитью... Мой шов оказался несколько длиннее, чем я ожидала, где-то 15 см вместо предполагаемых 7-10. На 10-ый день от шва осталась лишь тонкая розовая полоска, правда, пока выпуклая за счет того, что внутренний шов на брюшине делается более толстой нитью.

В общем, я осталась очень довольна своими родами и вспоминаю это исключительно как приятное событие. При выборе роддома мне был важен не только профессионализм врачей, но и их доброжелательное отношение к пациентам. Я думаю, что операция и послеоперационный период прошли столь легко еще и благодаря моральной поддержке и врачей, и мужа. Рожала я во 2-м роддоме на Багратионовской, врач мой был Искандер, а анестезиолог - Екатерина Князева.

Что касается общего впечатления от роддома, то единственная проблема, с которой я столкнулась - это грудное вскармливание, и то только потому, что это роддом старых правил. Ребенка не приложили сразу к груди, хотя могли это сделать, потом он пару дней "отдыхал" - спал, а его потом докармливали смесью, да и водичкой допаивали. Так что на кормление приносили сытого, и он грудь почти не брал... Но это я решила, а дома еще и консультанта пригласила.

Ники