Познакомясь с качеством английской медицины и английской жизнью вообще, я ужасно боялась рожать, думала, покалечат и меня, и малышку. Здесь, как бы ты не болел, врач скажет: "Все хорошо, так и должно быть", - или пропишет парацетамол - лекарство Англии: его дают всем без исключения даже при аллергии. Поэтому, когда узнала, что малышка не перевернулась и, вероятно, будет кесарево, я и обрадовалась (рожу без боли) и испугалась (эпидуральная анестезия покалечит). Когда предложили разворот, отказалась - побоялась, что навредят малышке. Поэтому в тот же день назначили операцию.

Так как я волновалась, меня провели в операционную и родильное отделение, показали палаты, где нам нужно будет подождать нашей очереди. Палаты шикарные, как дома: телевизор, колыбелька, шторки, шкафчики, нечего не напоминает о больнице. Операционная почему-то очень холодная, простая комната - стол посередине и несколько мониторов. Мне все рассказали, показали и познакомили с персоналом, который будет оперировать.

20 июля мы с мужем отправились "добывать" нашу девочку (мы настолько были уверенны, что будет девочка, что даже не думали об имени для мальчика). В этот день все почему-то решили рожать. Так что той шикарной комнаты мне не досталось, провели нас с Энди в общую послеоперационную палату, отгородили занавесочкой, дали переодеться и представили персонал, который я видела раньше. В назначенное время естественно за мной никто не пришел, в Англии это нормально, потом куда-то запропастился хирург, и это нормально, когда же все нашлись, меня повели в операционную, а мужа - переодеваться. Я передала кассеты с музыкой, которую хотела слушать (это можно), и уселась на стол.

Пришел анестезиолог, выключил мою музыку и стал готовиться к анестезии, вставил иглу в вену на руке, потом занялся моей спиной, я боялась пошевелиться и навредить себе, поэтому вцепилась в медсестру мертвой хваткой, но прошло все прекрасно - почти никаких неприятных ощущений: спустя минуту, по ногам пробежал "ток" и я их уже почти не чувствовала, меня уложили, обложили простынями. Через какое-то время анестезиолог проверил, что я чувствую: сначала просто прикосновениями потом иглой, руки чувствуют укол иглы, а тело и ноги - нет, нет никаких ощущений вообще.

Потом пришел Энди, бедненький он чуть не заплакал, а выглядел он даже очень нечего, "и почему он не врач". Его посадили рядом, мне дали маску с кислородом, для того, что бы малышке было легче, когда она родилась, маску сняли. Чтобы не слушать, что там происходит, я болтала с мужем, поэтому нечего не заметила (если бы не болтала, то напридумывала бы себе ужасов). Медбрат, сидящий рядом, сказал: "Похоже, девочка", а муж только увидел, как поднимают ребенка. Потом она заплакала, точнее, забулькала, но недолго, ее почти сразу принесли ко мне, такая скользкая, серенькая, с толстенной пуповиной, сонная и какая-то обиженная. Тут у моего Энди сдали нервы и он разрыдался. Так что не меня, а его успокаивали.

Нашу девочку отнесли взвесить, помыть и одеть, и принесли через 10 минут, наш папа уже почти совладал с собой, и взял на руки свое чадо. Я чувствовала только, как тянет, когда вынимали ребенка и когда вынимали послед. Сняли катетер. Нечего неприятного и никакой боли. Зашили и отправили в ту же палату, из которой забрали.

Катюша родилась здоровой всего на 1.5 недельки раньше. Была такой тихенькой, и сонной, смотрела на нас одним глазом, а второй щурила. Когда отходил наркоз, то покалывало ноги, как будто я их отсидела, когда попробовала пошевелиться, то одну ногу скрутила судорога, судороги были и до родов. В послеоперационной я пробыла часа 4, я потом в лифт и в общую палату. Лифт маленький, поэтому малышку пришлось взять на руки.

В Англии мамы и детки находятся вместе, даже если ты после кесарева. Так что сидели мы все вместе и наслаждались жизнью, но недолго. Приспичило мне в туалет, принесли судно, а извиняюсь, помочиться не могу, ну не могу и все. Мочевой пузырь начал давить на шов и тут я впервые почувствовала настоящую боль. У кровати есть пультик с кнопочкой, чтобы вызвать сестру, но сестры не было на месте, муж побежал кого-то искать, привел акушерку, она вызвала анестезиолога, тот явился через 15 минут, и велел поставить катетер. Мужа и Катюху на время этой процедуры выпроводили. Как только катетер поставили, боль прошла. Потом, спустя минут 40, зачем-то принесли морфин.

Я попыталась покормить Катеньку сразу, но та отвернулась от груди, как будто ей подсунули отраву. После истории с катетером я не могла взять Катю на руки, почему-то руки ослабели, и мне помогал муж, но Катя и во второй раз отказалась от груди. После 6 вечера Энди выгнали, и мы остались вдвоем. К 9 вечера Катюша стала хныкать, с помощью акушерки я попыталась покормить ее, но та сосать не захотела, меня успокаивали, мол, будет сосать, просто не голодная. Катюха то засыпала, то просыпалась. Ночь накануне операции была бессонная, поэтому я жутко хотела спать, просила унести Катю хоть на часик, но ее никто не забирал. Сердобольная сестричка решила положить малышку мне в кровать, я полежала так минут 5, а когда почувствовала, что засыпаю, стала просить, чтобы Катю положили в кроватку - я боялась ее уронить на пол. Из-за боли не могла сама положить в кроватку, даже трудно было протянуть руку, чтобы прикоснуться к малышке. Воевала я так с персоналом и Катей до 2 ночи, она хнычет, я еще не пойму отчего, они ее не забирают, сую грудь, а она не ест. Чуть не со слезами я добилась, чтобы мне дали поспать, Катю унесли в детскую. В 6 я вскочила и попросила вернуть ребенка, и узнала, что ее покормили искусственным молочком SMA, которое она с удовольствием поела. Потом я слушала, как Катюша вздыхала и стонала во сне до прихода нашего папы, а потом и всей его семейки.

Швы были такие, что их снимать не надо - они сами растворятся, повязку сняли на следующее утро до прихода мужа. Посоветовали принимать ванну, если начнет тянуть и побаливать. Сестра, которая сняла повязку и помогла мне в ванной, оставила меня там и пошла, перестелила постель, и вернулась как раз вовремя, мне стало нехорошо, то ли от жары толи от ходьбы.

Эпопея с кормежкой не кончилась на смеси SMA, я все еще пыталась кормить Катю грудью, но та отчаянно сопротивлялась. Малышка поняла что, кушая из бутылочки не надо прилагать никаких усилий, молочко само льется в рот, а грудь надо сосать. Если акушерки пытались ее заставлять, она устраивала такой крик, что всем становилось не по себе. Катя покусала меня со зла до крови! И на этом все закончилось, я больше не могла видеть, как она плачет оттого, что ее заставляют сосать, и плакала вместе с ней.

Пришла сестра посмотрела на эту картину, сказала, что ребенок с характером и посоветовала перейти на смеси. И я этим очень довольна, у Катюши отличный вес, она здорова, всегда сыта и довольна. Сначала чувствовала себя "полумамой", но потом успокоилась, она ведь часть меня. Домой я ушла на 5-ый день, если бы отпустили, сбежала бы раньше, скучно в больнице. На второй день ходила, вечером второго дня помогала Катюшу купать, начала сама носить, на руках тоже не второй день. Когда была дома, сама ухаживала за доченькой, носилась по лестнице и саду. Шрам немного побаливал, но это ничего. Теперь, если будет второй малыш, то только кесарево и только смеси, я считаю что роды это издевательство над женщиной. И травма малышу: представьте, пройти через узкий родовой проход, чувствовать как что-то гонит из уютного маминого живота, это же больно, а при кесаревом малыш появляется без боли. Да, шок для ребенка, яркий свет, внезапность, но меньше шанса получить родовую травму. Да и для мамы лучше: я в отличие от моих подруг, рожавших естественным путем, не вспоминаю об этом, как о каком-то ужасе.

Сейчас Катюше 7 месяцев, она с характером, упрямая, но достаточно умная и развитая, рано села, засмеялась в два месяца, стоит, держась за перила манежика, прекрасно реагирует на своих и чужих, замечательно играет, опережает во многом своих сверстников в развитии. Правда, мы плохо кушаем, ленимся брать с ложечки, бутылочка лучший друг. Настоящее имя Катеньки - Кейтлин-Анастасия Кокс, но для мамы - Катенька.

Анна Кокс, ani100@mail.ru.