Содержание:

«Второе рождение», «пустыня отрочества», «мучительный поиск себя» и тому подобное... Вот что пишут выдающиеся писатели, врачи и ученые о том невыносимом подростке, которого не оторвать от компьютера, который непрерывно болтает по телефону, разбрасывает грязные носки, не моет посуду и не делает уроки... В обычной жизни этого отрока называют «безответственный эгоист», «бездельник», «оболтус»...

Как жить с подростком? 3 истории со счастливым концом

«Ну какие у него могут быть проблемы? — раздраженно и устало спрашивают отцы про своих подросших сыновей. — Катается как сыр в масле. Вот я в его годы!».

«Вы зайдите в ее комнату. Там будто бомба взорвалась! Она вообще не убирает, а ведь она же девочка! Про грязную посуду и помощь маме я просто не заикаюсь. То торчит у зеркала, то болтает по телефону, то сидит в интернете, это теперь главное в ее жизни! А как же уроки?» — возмущаются матери своими подросшими дочками.

И этих родителей можно понять! Действительно, надо иметь много терпения, чтобы пережить подростковый возраст своих детей. Но все же почему именно этот возраст считается таким важным для всей будущей жизни человека, для становления его личности?

К содержанию

Подростковый возраст: что происходит?

Начнем с того, что психика ребенка, входящего в отрочество, обретает чрезвычайно важное качество — ребенок начинает осознавать себя. До этого возраста ребенок не занимается рефлексией — когда он радуется или плачет, он весь в радости или печали. Но подросток, радуется он или плачет, уже способен наблюдать за собой. Именно поэтому главными вопросами отрочества являются вопросы «КТО Я?» и «КАКОЙ Я?».

В психологии это называется поиск идентификации — попытка найти себя, узнать свои качества и свойства, сравнить себя с другими, определить и отстоять свое место в обществе других людей. Главный вопрос состоит в том, как и каким образом решаются эти проблемы. Давайте подробнее остановимся на них.

Отрочество — период, который имеет биологическое начало и культурный конец. Начнем, как и полагается в любом деле, с этого бурного начала. Физиологи называют его «скачок роста», «гормональная буря», «эндокринный шторм». Резкое изменение внешности толкает подростка к зеркалу, в котором часами он будет детально разглядывать явные, не всегда привлекательные изменения в собственном облике. Прыщики, пятнышки, волоски, недостаточный или избыточный рост, худоба, полнота — это лишь часть той волны тревог, которую подростки испытывают относительно своей внешности.

Не надо заглядывать в медицинскую энциклопедию, чтобы вспомнить, насколько эндокринная система влияет на настроение человека — чувство тревоги, возбудимость, то слезы, то смех, то бессонница, то беспробудный сон... Попробуйте сохранить спокойствие, когда с вашим организмом происходит такое! Но это еще не все, точнее, не главное.

К содержанию

Можно ли уважать лень?

Если физиологически происходит «взрыв», то психологически это можно было бы назвать «разрывом» — неумолимо заканчивается детство, такое знакомое и понятное, а впереди маячит мир взрослых, манящий, но одновременно пугающий и чужой.

Если попытаться вычленить основные состояния подростка, то это будут «конфликт» и «поиск». Уже способный к осознаванию отрок больше не удовлетворен той картиной мира, которую он видел в детстве и которой безоговорочно доверял. Родители перестают быть идеалами и авторитетами, соответственно, все их ценности и правила подвергаются безжалостной критике. Расколотое на части и оставленное позади детство вызывает у подростка обычно злость и насмешку — открытость, доверчивость, искренность, которые были ему свойственны еще вчера, сегодня являются для него критериями глупости и наивности.

Подросток изо всех сил пытается быть взрослым, но в душе все еще остается ребенком. Именно эта двойственность, бытие между двумя мирами, отсутствие внутренних опор порождает тот самый конфликт, который вырывается наружу резкими, подчас грубыми словами и поступками. Внутренняя потерянность, ощущение неопределенности вызывают сильную устойчивую тревогу, которая свойственна всем подросткам в той или иной степени. Оттого они так нуждаются в поддержке, уважении, принятии взрослых.

Но как уважать, принимать, поддерживать тот образ жизни, который обычно демонстрирует подросток, как поддерживать лень и расхлябанность, как уважать бесконечное кручение перед зеркалом, как принимать многочасовые разговоры со сверстниками? Если бы наши дети соблюдали режим, учились на «пятерки», убирали свою комнату, помогали родителями, вот тогда мы и уважали бы их, и принимали!

Но напомню базовое правило воспитания: нельзя отношение к ребенку строить только на основании того, что он делает. Нужно разделять ребенка и его действия. Ребенку всегда нужно говорить «ДА!», а вот его действия будут получать ту оценку, которую заслуживают. Именно это отношение и называется «безусловной любовью». Если в детстве мы имели опыт такой безусловной любви, то любые испытания жизни мы сможем выдерживать достойно.

К содержанию

История первая: как перестать давить

Вернемся к нашим подросткам. Как найти в себе силы любить, принимать и уважать то, что они вытворяют? Давайте попробуем увидеть за тем, что делают наши подросшие дети, их самих, их тревогу, их растерянность, их неопытность, в конце концов! Но для этого нам надо преодолеть свой собственный эгоизм.

Легко любить маленького ребенка, он ведь такой милый, такой чудесный, такой красивый, он так похож на меня, он нуждается во мне, он старается быть послушным. Этот ребенок — МОЙ! Вот главное условие принятия для многих родителей.

Подростка уже трудно назвать «своим». Он всеми силами демонстрирует независимость, он отталкивается от того, что мы ему предлагаем и советуем. «Раз ты так, то и я буду так же!» — обиженно говорят родители в ответ на ту дистанцию, которую выстраивают их дети. В результате возникает конфронтация в семье, начинается борьба против лени подростка, против его безответственности, против его бесконечных развлечений, а если сказать яснее — начинается борьба против него самого!

В этой борьбе обычно проигрывают все. Одна мудрая мама рассказала мне о своем опыте общения с сыном, которому было около двенадцати лет. «Я не знала, что делать! Он был неуправляем, делал что хотел. Я пыталась говорить с ним, но он не слушал меня. Я решила применить жесткие методы: начала контролировать его, ограничивала его свободу передвижения, перестала давать ему деньги на карманные расходы, строго следила за выполнением уроков, но ничего не менялось.

Как-то вечером я подошла к нему разъяренная, он все еще болтал по телефону, а уроки были не сделаны. Я сразу начала с претензий. Но он ответил так, что я осеклась. Он сказал мне спокойно и обреченно: „Ты уже лишила меня всего, остается лишить меня только еды и одежды“.

Я внимательно посмотрела на него и увидела перед собой замученного, несчастного мальчишку, который сам не знает, что ему делать! Мне стало его так жалко, что я просто обняла его, попросила прощения и ушла. На следующий день я увидела, что он убрал свою комнату. Так постепенно мы стали лучше понимать друг друга, я перестала давить на него. Я все время вспоминала его слова, они помогали мне не забыть, что ему тоже очень трудно. Но ведь вместе справляться всегда легче!»

Как жить с подростком? 3 истории со счастливым концом

К содержанию

История вторая: как пойти навстречу

Увы, не всем родителям хватает чуткости и мудрости перешагнуть свои обиды, свой эгоизм, и увидеть то, что стоит за внешними проявлениями. Я помню одну семью, которую мне довелось консультировать. Жалобы родителей на четырнадцатилетнего сына были типичны: не слушает, не делает, не помогает, не убирает, не учится. Я внимательно смотрела на мальчика, который, съежившись, сидел в кресле, не проронил ни слова, но губы его все время дрожали, будто он вот-вот расплачется.

Я дала маме, папе и сыну большой чистый лист бумаги и предложила что-нибудь совместно нарисовать. В такой совместной деятельности можно увидеть, как люди на самом деле взаимодействуют друг с другом, а вовсе не то, что они пытаются рассказать о себе и своих взаимоотношениях.

Знаете, что я увидела? Мама размашисто и увлеченно, не видя других участников процесса, рисовала цветы. Они получились красивыми, но огромными, на общем листе они занимали половину пространства и не были связаны с рисунками других. Папа тоже нарисовал отдельную картинку примерно на одну треть листа, это был гуляющий по парку мужчина с собакой на поводке. Картинка мальчика уместилась на одном квадратном сантиметре на самом краю большого листа — это были две крошечные гитары, одна подпирала другую. И все!

Я выяснила, что мальчик давно и безнадежно хотел научиться играть на гитаре, но родители были категорически против. Он был не единственным ребенком в семье, и от него требовалось жить четко по инструкции, чтобы не мешать остальным детям и не создавать проблем родителям.

Я объяснила родителям то, что диагностически показало их совместное рисование: на одном сантиметре не может уместиться человеческая жизнь, тем более жизнь подростка. Мальчик нуждался в помощи и уважении, он хотел пробовать что-то новое, искать и находить себя.

Но, еще раз повторюсь, пойти навстречу подростку, преодолеть свои планы и представления о его будущем, и, не жалея усилий и терпения, протянуть ему руку — это родительский подвиг. Не каждый на это способен. Но если это случается — результат бывает поразительный!

К содержанию

История третья: как понять, что ему нужно

Однажды ко мне обратилась супружеская пара. У мужа от первого брака остался сын. После развода мальчик сначала жил с матерью. Но, к сожалению, мать, так и не оправившись от развода, жила с обидой на отца, а сын стал для нее «козлом отпущения». В результате мальчик переехал к отцу, причем это было полностью его, мальчика, решение, которое совпало с желанием взрослых.

Жена отца, его мачеха, женщина симпатичная и отзывчивая, активно взялась за воспитание парня. И спорт, и английский язык, и репетиторы, и театры, и поездки — всего было вдоволь. Однако мальчик (а было ему уже около тринадцати лет) стал замкнутым, начал врать, избегать контактов, перестал учиться.

Мачеха, естественно, была недовольна, ей было обидно, что все ее огромные усилия не приносят плода, более того, часто просто отвергаются. Когда они с мужем, отцом мальчика, пришли на консультацию, главной жалобой было поведение сына, его вранье, его нежелание учиться. Мачеха была очень обижена на пасынка, считала его неблагодарным.

Я сказала: «Вы — молодец, вы очень много делаете для развития парня, но, простите, могли бы вы объяснить — зачем вы это делаете?». Этот вопрос был совершенно неожиданным для нее. Она замолчала, задумалась, потом сказала: «Я это делаю для мужа, хочу, чтобы он был спокоен». Сказала и заплакала.

Я понимала, почему она плачет. Мы вскрыли нарыв, и это было больно. Она вдруг поняла, что все усилия, которые она тратила на мальчика, на самом деле предназначались его отцу. Ради него она так старалась быть хорошей мачехой его сыну.

Но ведь и мальчик чувствовал это. Он тоже чувствовал, что все многообразие предложений и возможностей на самом деле были адресованы не ему, поэтому он и не принимал их.

Эта замечательная женщина смогла перешагнуть через свои обиды и претензии, она смогла увидеть своего пасынка открытыми глазами, и это вскоре дало положительные результаты.