Действующие лица: я (молодая мама), Вадим (молодой папа-программист), Саша (наша дочь, ей три месяца).

Вечер. Сижу в зале и смотрю телевизор. Показывают мультик про Умку. Я его очень люблю, и с наслаждением слушаю "Колыбельную медведицы". Вадим спит, умаявшись на двух работах.

Из спальни раздается Сашкин мяв. Иду туда. Сашка смотрит хмуро. Проверяю пеленку. Ну конечно, мокрая. Сказала же Вадиму - надень памперс перед сном. Интересно, как он понял эту фразу, надел его на себя?

Вынимаю дочку из кроватки, кладу на письменный стол, который временно исполняет функции пеленального, надеваю ребенку памперс и ползунки. В этот момент Сашка начинает плакать. Не сильно, а как бы из вредности. Напеваю песенку "ложкой снег мешая...". Сашка затихает. Обрадованно кладу ребенка обратно в кроватку, и тут же раздается протестующий вопль. Укладываю Сашу поудобнее на руках. Дочь смотрит на меня оценивающе. Вспоминаю слова "Колыбельной медведицы", так как Саша явно настроена на музыкальное сопровождение.

И тут во мне играет гордость. Ведь я рифмоплет со стажем! Да с редакторским образованием! Давно ведь собиралась сочинить колыбельную для Сашки. Так почему бы не сделать это на ходу?

Сашка предупреждающе куксится. Быстро вспоминаю мотив "баю-баюшки-баю, не ложися на краю". Напеваю:

"Ты Сашуленька моя,
Красотуленька моя,
Ты моя малышенька,
Маленькая мышенька..."

Количество уменьшительно-ласкательных суффиксов заставляет меня задуматься - как-то фальшиво выходит. Сашка смотрит презрительно, мол "и это все, на что ты способна?.." Пробую снова:

"Баю-бай, баю-бай,
Дочка Сашка, засыпай.
Хорошенько отдохнешь,
Завтра погулять пойдешь".

Сашка хнычет и смотрит испуганно. Правильно. Назавтра обещали двадцать пять градусов мороза, прогноз слушали вместе: "Не бойся, на балкон гулять пойдем, там теплее", - успокаиваю ее шепотом.

Лихорадочно вспоминаю очередную колыбельную. На ум приходит старая детская сказка "Дом с волшебными окнами". Там была колыбельная такого типа: "Мишка спи, не сопи, ухо Мишкино усни, ухо будет слушать сны, будут сниться Мишке шор-шур-шишки". Отлично! Беру этот текст за основу, напеваю:

"Саша, спи, не сопи:
Ухо Сашино, усни,
Ухо будет слушать сны,
Будут сниться Сашке
Летние ромашки".

Саша смотрит устало-одобрительно. Продолжаю:

"Саша, спи, не сопи:
Ручка Сашина, усни,
Ручка будет трогать сны,
Будут сниться Сашке
Белые барашки...
Саша, спи, не сопи:
Глазик Сашенькин, усни,
Глазик будет видеть сны,
Будут сниться Сашке
Яркие букашки".

Сашка медленно, но верно засыпает. Зато просыпается Вадим, идет курить, возвращается. С интересом слушает мои колыбельные извращения. Я тем временем спела куплет про пятку Сашкину, и понимаю, что возможные части тела закончились. Дикими глазами оглядываюсь на Вадима, мол, подскажи. Вадим на секунду задумывается, потом его лицо озаряется, и он шепчет "попка". Я реагирую автоматом:

"Саша, спи, не сопи:
Попка Сашина, усни,
Попка будет..." - тут я замираю, понимая, что это неизбежно, и продолжаю:

Пукать в сны,
Будут сниться Сашке
В памперсе какашки".

Вадим кусает подушку, чтобы не рассмеяться в голос. Сашка спит.

Я иду на кухню, наливаю себе чай в пивную кружку и строчу на подвернувшейся бумажке подвернувшимся карандашом текст Нормальной Сашкиной Колыбельной.

Получилось, хоть и банально, но зато без экскрементов.

Баю-бай, баю-бай,
Спи, Сашуля, засыпай.
Чтоб заснуть тебе помочь,
За окошком бродит ночь,
Сыплет звездочки горохом...
Что во сне увидит кроха?
Может, травку и цветы,
Может, белые банты,
Может тортик вкусный самый,
Или папу рядом с мамой...
Интересны будут сны.
Спи, Сашуленька, усни...

Наталья Чугунова, plushangel@narod.ru.