Дату появления на свет моей девочки моя врач определила мне 21 мая 2006 года, как раз на день рождения моего мужа. "Вот так сюрприз я ему преподнесу!" - думала я всю беременность. Мои родные уже мысленно давно проводили меня в роддом и с чувством выполненного долга усердно собирали приданое для моей малышки.

Утром 21 мая я проснулась в хорошем настроении, не ощущая абсолютно никаких признаков начала родов. Муж за завтраком, как-то косо поглядывая то на меня, то на мой живот, сообщил мне пренеприятнейшее известие: дескать, друзья его уговорили отпраздновать его день рождения на природе, у озера, с шашлыками, и, естественно, я не могла сопровождать его по причине моей беременности. Я жутко обиделась. "Да как ты можешь праздновать свой день рождения, когда я сегодня рожаю!" - выпалила я. "Но я уже шашлыки купил, ребята в курсе, вот за мной должны заехать..." - начал он растерянно. И действительно, в подтверждение его слов, за окном засигналила машина.

"И потом, вдруг ты сегодня не родишь? А если родишь, то я сразу примчусь в роддом!" - обретя уверенность в голосе, заявил мне муж. "Интересно, как ты об этом узнаешь?" - сквозь зубы процедила я. "Милая, ну разве ты мне не позвонишь?" - c удивлением в голосе спросил он. "И не надейся!" - бросила я, выходя из кухни.

Мрачным взглядом из-за занавески я проводила мужа, мысленно пожелав ему "всего наилучшего", я легла на подушку, закрыла глаза, обхватила руками живот и предалась размышлению на тему, как я буду рожать. Мои мысли прервал телефонный звонок. Звонила моя врач, узнать, не увезли ли меня в роддом. Узнав, что я пока туда и не думала собираться, она велела мне немедленно идти к ней на прием в женскую консультацию. Идти никуда не хотелось, я попробовала потянуть резину, но врач настаивала, и результате я, подхватив под руку свекровь, направилась в сторону медицинского учреждения.

В кабинете врач с тревогой посмотрела на мой живот, послушала мою девочку через трубку, начала было как-то непонятно тыкать живот рукой, но мне стало неприятно, я отстранила ее руку и довольно нелюбезно спросила: "А зачем вы меня сюда позвали?" У врача от удивления очки сползли на нос: "Вам сегодня рожать! Я вызываю скорую, вас сейчас отвезут в роддом!" Свекровь, сидя здесь же, в кабинете, с нескрываемым интересом следила за нашим разговором, но дипломатично никуда не вмешивалась. "Спасибо за заботу, но я никуда не поеду", - выдала я. - "Я не чувствую приближение схваток, у меня нет никаких болей, и если ребенку хорошо в чреве матери, то почему мать должна быстрее от него избавляться?"

- Милая, вы меня неправильно поняли, мы заботимся о вашем здоровье! Отвезем в роддом, вдруг у вас схватки, все будет под контролем.

- Где мне благополучно стимулируют роды раньше срока! Я могу и дома скорую вызвать. Мама! Идемте!

Свекровь, привыкшая ко всем моим переменам настроения за время беременности и свято соблюдавшая принцип "один за всех и все одного", тут же взяла меня под руку. Гордо подняв голову, мы прошествовали к выходу. Но просто так нам уйти не удалось.

Врач, опередив нас метнулась к двери: "Cтойте! Вам надо подписать бумагу об отказе!" "О каком отказе?" - спросила я. "О том, что вы отказываетесь о госпитализации".

"Ну, хорошо, давайте бумагу, я подпишу". - "Присаживайтесь", - засуетилась врач. - "Вот бланк отказа, вписывайте свои данные", - сунув мне в руки ручку, врач пулей вылетела из кабинета. "Мама, да у них тут бланки отпечатанные лежат, значит, не одна я отказываюсь от предложенных услуг", - обратилась я к свекрови, заполняя бланк. Буквально через пару минут в кабинет вошла врач вместе с какой-то женщиной в белом халате.

"Познакомьтесь, - сказала она. - Это наша заведующая". Я мило начала ей улыбаться, а заведующая, в свою очередь, посмотрела на меня взглядом строгой воспитательницы при виде расшалившегося ребенка. "Почему отказываемся от роддома?" - строго спросила она. "Потому что не чувствую приближения схваток", - в тон ответила я ей. "Немедленно на УЗИ!" - выдала заведующая свою резолюцию. Свекровь пыталась возразить: "На таком сроке? Это же вредно для плода!"

"Мы должны знать, в каком состоянии ребенок!" - отрапортовала врач. Не став спорить со светилами медицинской науки, мы поплелись в кабинет УЗИ.

УЗИ показало старение плаценты, якобы на 40-й неделе плацента обросла какими-то наростами, из-за которых ребенку тяжело дышать, и вообще, если я немедленно не рожу, то врачи не отвечают за жизнь ребенка. Вы представляете себя на моем месте?!

С тяжелым сердцем я вернулась в кабинет врача. Врач посмотрела на меня и взялась за телефонную трубку. "Никуда не звоните, - говорю я ей. - Я иду домой". Врач посмотрела на меня так, как смотрят на человека, лишенного рассудка. "Вы уверены?" - "Да, вполне!" Я подписала бумагу об отказе от госпитализации, врач выписала мне рецепт с лекарствами, и мы пошли домой.

Всю дорогу до дома я прислушивалась к моей малышке: как ей там сейчас внутри меня? Правда ли, что ей нечем дышать? А может, врач была права? Свекровь шла молча, понимая мое состояние. И все-таки мое внутреннее женское чутье подсказывало мне, что я поступила правильно, несмотря на неблагоприятные прогнозы врачей. Ведь они тоже люди, может, я неправильно назвала дату начала свой беременности, может, они неправильно мне поставили срок?

Ровно через пять дней после визита к врачу я почувствовала приближение схваток. Муж, слезно каявшийся после своего дня рождения, проявил себя как настоящий глава семейства: вызвал скорую, договорился с врачом о роддоме, даже поехал следом за машиной скорой и благополучно застрял в пробке.

Меня сразу же подняли в родовую палату, и через три часа на свет появилась моя девочка. Моя крошка родилась абсолютно здоровым ребенком, весом 3 кг 250 г, рост 51 см.

А акушерка, которая принимала роды, сказала, что такую хорошую плаценту, как у меня, она давно не видела.

Ровно через пять дней нас с малышкой выписали из роддома, на пороге которого нас встретил наш папа с цветами, сияющий, как начищенная монета!

Ирина, afrikanka3@yandex.ru.