Мне было четыре года, когда я узнала, что скоро у нас в доме появится малыш — у меня будет брат. Почему-то никто не сомневался, что родится именно мальчик, хотя пол ребенка в то время еще не умели определять. Мама сказала, что он пока еще совсем маленький и должен подрасти у нее в животике, а потом уже родиться. Хорошо помню, как я гладила мамин животик и разговаривала с малышом. Ванечка — так в честь деда, маминого отца, было решено назвать малыша. Когда кто-нибудь спрашивал о ребенке, я с гордостью говорила, что у меня скоро будет братик, маленький Ванечка. Больше ничего в памяти не осталось ровно до того дня, когда мне сказали, что мама родила малыша.

Помню, как мы с папой пробирались через кусты, которые мне тогда казались дремучим лесом, и стояли около окна роддома в ожидании мамы с младенцем. И вот я увидела улыбающуюся маму, которая держала малыша. Папа сказал, что опять родилась девочка, и что у него теперь две дочки. Девочка? Как девочка? Я ведь так долго ждала Ванечку, моего братика. Это известие меня очень расстроило: я разревелась и сказала, что не хочу сестричку. Не знаю, как и почему я произнесла следующую фразу, но она запомнилась моим родным надолго. А сказала я, что вместо Ванечки получилась Танечка. Папа решил, что Танечка — значит Танечка. Маме имя тоже понравилась. Вот так у моей сестренки появилось имя — Татьяна. Правда в детстве её редко называли Танечка, а больше Танюша, Танюшка, а также Тата, Танёк-Манёк, Таточка-Растататочка и еще как-то, я уже и не помню.

Сейчас сестре за 30 и её, конечно, чаще называют Таня, или по имени-отчеству. Её имя ей очень нравится, и она благодарна за то, что родители с моей подсказки назвали её таким красивым именем. Вот так, как говорила моя мама, не думая, не гадая, мы всей семьей единодушно выбрали имя для нашей малышки.