Содержание:

Одной из основных тем, обсуждавшихся на наших семинарах после публикации этой книги, было умение справляться с особыми проблемами, возникающими между братьями и сестрами в раннем детстве. Вот несколько наблюдений и предложений от родителей, которые мы сочли особенно ценными и полезными.

"Мне кажется, что приемы, о которых вы говорите, работают, если между братьями и сестрами в целом царят позитивные отношения. Но когда они изначально воспринимают друг друга как досадную помеху и соперничают, у них отсутствует мотивация откликаться на предложенные вами приемы. Если отец говорит: "Ты так сдавил малышку, что она расплакалась", старший брат втайне ликует. Думаю, очень важно с самого раннего возраста способствовать установлению гармоничных отношений между детьми. Им нужно получать удовольствие от общения. Когда между ними возникнут конфликты (а это неизбежно), они смогут вспомнить что-то приятное, к чему им захочется вернуться".

Все участники наших семинаров согласились с этим замечанием и привели новые примеры того, как добиться поставленной цели.

"Когда дети бесились в доме, и старший случайно сбил с ног младшего, тот в слезах бросился ко мне: "Тони сбил меня с ног!" Я ответила: "Нет! Тебе же не хотелось бы, чтобы случилось подобное, верно? Вам двоим было так хорошо вместе..." После этих слов мальчики быстро помирились, вспомнив о своих чудесных отношениях".

"Иногда я позволяю своим мальчикам наперебой рассказывать мне о том, как хорошо они играли вместе. В их присутствии я часто говорю мужу: "Знаешь, чему Дэнни (четыре года) сегодня научил Сэма (два года)? Он показал ему, как спрыгивать со стула на коврик". Дэнни довольно улыбается. "А Сэм спрятался под ковриком и притворился черепахой". Тут уже улыбается Сэм".

"Когда моя двухлетняя дочь просит помочь ей в чем-то, я сознательно отправляю ее к старшей сестре. Я говорю: "Попроси Мелиссу помочь тебе. Она умеет делать чудесные бусы, завязывать узелки, вырезать и т.п." Я и моргнуть не успеваю, как они обе уже чем-то вместе заняты".

"Когда мой трехлетний сын впервые подошел ко мне, пока я ворковала над малышкой и твердила ей, какая она прелесть, он выглядел подавленным. Поэтому я сразу же стала ворковать, какой у нее замечательный братик. Я, как колыбельную, повторяла, как повезло моей девочке, что у нее есть такой братик, который умеет сам шнуровать ботинки, пользоваться горшком и кататься на велосипеде. Дэвид казался гордым и счастливым, а я подумала, что поступила очень умно и сумела дать обоим детям то, что им было нужно, причем одновременно".

"Я пытаюсь придумать как можно больше занятий для моих полуторагодовалого и четырехлетнего сыновей. Трейси пускает для Пэта мыльные пузыри, а Пэт хлопает их ладошками, Трейси марширует по комнате, а Пэт барабанит. Один садится на игрушечную машинку, а другой толкает. Один ведет машину, а другой исполняет роль полисмена, который командует, когда ехать, а когда остановиться. Это идет моим сыновьям на пользу".

"Услышав из детской крики или плач, мне сразу же хочется прибежать и обвинить старшего в том, что он обижает младшего. Я знаю, что это испортит их отношения в будущем, но не могу не обращать внимания на слезы. Недавно я придумала отличное решение. Я кричу: "Я слышу плач. Вам нужна помощь, или вы разберетесь самостоятельно?" В первый раз после этих слов в детской воцарилась мертвая тишина. Потом я услышала, как старший сказал: "Мы сами разберемся". Теперь он говорит так почти всегда, когда я пользуюсь этим подходом. Но он не боится позвать меня и рассказать о своих проблемах. Это меня устраивает. Я хочу, чтобы мальчики знали, что в случае необходимости они всегда могут рассчитывать на мою помощь".

"Когда мне было нужно, чтобы мои четырехлетние дочери-близнецы сделали что-то быстро, я всегда устраивала между ними соревнование. Я говорила: "Кто первый оденется?" или "Кто первый соберет игрушки?". Что угодно, лишь бы они пошевеливались! Все было нормально, но потом начинался кошмар. Победительница начинала дразнить отставшую, а та плакала и злилась на сестру.

Потом я прочитала вашу книгу и изменила тактику. Я решила сделать из своих девочек команду. Теперь они соревновались с часами, а не между собой. Я говорила: "Устанавливаю таймер на пять минут. Как вы думаете, сможете вы надеть носки и туфли, пока не зазвонит звонок?" Это небольшое изменение произвело кардинальную перемену. Девочки хихикали и помогали друг другу. Им хотелось вместе обогнать часы. А потом я говорила: "Вы двое — отличная команда!" Они буквально расцветали при таких словах.

Я тоже лучше себя чувствовала: ведь если они научились быть командой сейчас, в детстве, то будут помогать друг другу и во взрослой жизни".

К содержанию

Права собственности

Главный источник проблем для родителей маленьких детей — повседневная борьба за право собственности. Врачи, адвокаты, даже главы корпораций часто пасуют перед юридически сложной войной за "мое — не мое". "Да, я знаю, это твое, но ты уже несколько месяцев не прикасался к этой игрушке. Почему бы твоей сестре не поиграть с ней?" Для родительского слуха это звучит вполне разумно, но у разгневанного собственника вызывает настоящую истерику. Еще больше криков вызывает другая вполне разумная фраза: "Да, да, хорошо, отдай игрушку брату. В конце концов, она принадлежит ему". А игрушек в любом доме огромное множество — куклы, мячи, кубики, солдатики. Кто упомнит, какую машинку и кому дедушка подарил в последнее Рождество? Оба ребенка громко отстаивают право собственности. Задача нелегкая. Вот несколько мыслей, которыми родители поделились с нами на семинарах.

"Я не хочу жить в семье, где сражаются из-за любой мелочи. Думаю очень важно установить твердые правила в отношении собственности. Я объяснила своим детям (три года и четыре с половиной), что большинство вещей в нашем доме предназначены для всех. Например, папа недавно купил себе набор отверток, но если мне нужна одна из них, он не станет говорить: "Нет, не бери ее. Она моя". А я вчера купила себе новый миксер, но если он понадобится папе, я с удовольствием поделюсь с ним. Я никогда не буду говорить: "Не трогай! Это мое!" Основная идея заключается в том, что большинство предметов в семье может быть использовано всеми — по мере необходимости и по желанию.

Но я объяснила и то, что некоторые вещи особенные, новые или хрупкие — например, фотоаппарат, который папе подарили на день рождения, или моя новая золотая ручка. Эти предметы не предназначены для всех. Их мы храним в особом месте. Если вы хотите ими воспользоваться, нужно спросить разрешения. Если есть игрушки, которыми вы не хотите ни с кем делиться, следует всем об этом сказать. Тогда мы будем уважать ваше желание".

"Мы выделили каждой девочке отдельную полку для хранения особых предметов. На полке висит знак частной собственности и написано имя владелицы. Если кто-то хочет поиграть этими игрушками, то должен сначала спросить разрешения у хозяйки. Но когда на полках уже не остается места, а это периодически случается, мы обсуждаем, какие игрушки должны там остаться, а какие можно перевести в общественное пользование".

"Теоретически, общественное пользование — замечательная вещь. Но я заметила: едва старший увидит, что младший играет с его игрушками, как тут же выхватывает их у него из рук. Это превратилось у него в настоящую манию. Я всегда кричала: "Прекрати это! Что с тобой такое? Разве ты не видишь, он играет?" или "Оставь брата в покое! Он первым взял игрушку!". Но это не приносило никаких результатов. Наконец, я решила поговорить со старшим сыном о его странном желании выхватывать игрушки из рук других людей. "Хотя ты знаешь, что этого делать нельзя, внутренний голос заставляет тебя так поступать. В комнате может быть сотня игрушек, но для тебя лучшая та, которой играет другой".

Мы много об этом говорили. Да, с людьми такое случается. Разговор стал поворотной точкой. После этого я замечала, что старший сын тянется, чтобы выхватить игрушку у брата, но потом останавливается. Теперь у нас нет конфликтов. Мы смотрим друг на друга и с улыбкой говорим: "Лучшая игрушка та, которой играет другой".

"Справиться с этой проблемой мне помогает такой прием. Я признаю чувства обиженного, но меняю недопустимое поведение. Например, если одна из моих дочек начинает отбирать игрушки у другой, я говорю: "Кейси, тебе действительно хочется поиграть с медвежонком Эмили — и прямо сейчас. Ждать трудно. Но есть правило: не отбирать игрушек друг у друга. Скажи Эмили, что хочешь поиграть с медвежонком после нее. Она с удовольствием поделится".

А потом я говорю Эмили: "Когда закончишь играть с медвежонком, скажи об этом Кейси, ведь она тоже хочет поиграть". Я беру Кейси за руку и предлагаю: "Давай найдем другую интересную игрушку, пока ждем медвежонка". Хотя и не всегда, но мне удается учесть нужды и потребности обеих дочерей одновременно".

К содержанию

Наказывать ... или не наказывать

Практически на всех семинарах нам задают один и тот же вопрос: если один из братьев по какой-то причине обижает другого, следует ли его наказывать? Особенно если ты уже сотню раз твердил ему: "Действуй словами, а не кулаками"? А что делать, если он продолжает драться? Нужно ли лишить его чего-то ценного — например, любимого телешоу? Или просто отослать прочь?

Обычно мы адресуем этот вопрос группе. Все соглашаются с тем, что наказание может на время остановить "агрессора", но в перспективе только ухудшит отношения между братьями или сестрами. После этого у него появятся причины для обиды на брата или сестру, послужившего причиной для наказания. А "жертва", оставшись наедине с "агрессором", не будет в безопасности.

То же самое относится и к предложению "отослать прочь". Одна из матерей рассказала, как навещала свою сестру, у которой были трехлетние близнецы. Один из мальчиков взял ее за руку, указал на стул, стоявший в углу комнаты, и сказал: "Это стул для раздумий. Я ударил своего брата. Меня посадили на этот стул, чтобы я подумал об этом. Я слез и снова ударил его".

Однако хотя все считали наказания бесполезными и вредными, некоторые сомнения все же оставались. Одна женщина сказала:

— Я все еще думаю, что порой наказания необходимы. Этим утром четырехлетняя Эми так сильно толкнула полуторагодовалого Билли, что он упал и разбил затылок. Он разрыдался, а я разозлилась. Она не в первый раз так поступает с братом. Я сказала, что она очень плохая девочка, поставила ее в угол и велела, чтобы она оставалась там, пока не научится хорошо вести себя. И я оставила ее в углу, пока не пришла няня. А что еще я могла сделать?