Содержание:

Начало

Готовясь к родам, я очень боялась хамского отношения врачей, о котором так много слышала и читала. Я боялась, что меня будут оскорблять, что на меня будут кричать... На меня и вправду кричали, меня ругали... сильно ругали, и если честно, спасибо им за это!

Ругали по-доброму, без оскорблений, так, чтобы я хоть немного пришла в себя и могла адекватно реагировать на команды акушерки и врача.

Перерывов между схватками я не ощущала, а меня заставляли тужиться во время схватки. Я не могла понять когда, так как крестец ломило постоянно. Поэтому, как только помимо боли в крестце я ощущала распирание, я орала: "Вроде схватка!" (врачи потом долго смеялись, спрашивая – как это схватка может быть "вроде"!?) При этом я ощущала, что тело перестает мне подчиняться... Оно жило по каким-то своим законам.

Помню врача, который облегченно вздохнул, когда сердце малышки вновь стало прослушиваться (дочка решила немного пошутить и отвернулась)... Помню слова акушерки: "Не продвигается, либо из-за пуповины, либо идет ручкой вверх"... Помню запах духов, такой приятный, тонкий запах, от которого на мгновение почему-то стало так хорошо, так спокойно... Помню отчаяние...

Отчаяние и надежда сменяли друг друга на протяжении всего времени потуг. Еще немного, еще секунда, еще мгновение – нет, опять ничего... и такие "чуть-чуть", казалось, никогда не кончатся... Помню ножницы... Еще несколько потуг... Сильное ощущение растяжения, которое спускается все ниже, боль в области таза почти не ощущается из-за сильного напряжения всех мышц тела, но я знаю, что она есть, она стала частью меня... Помню много врачей, везде врачи.

В какой-то момент двое из них с обеих сторон и один врач сверху во время потуги разом надавили на живот – и родилась моя девочка! В этот момент чувства и ощущения сменяли друг друга с такой скоростью, что я помню только последнее – легкость. Я щупала свой живот и повторяла только одно: "Где? Где живот? Нету? Нету. Нету!! Все! Господи, все закончилось..." На что услышала философское замечание: "Нет, все только началось"...

Мне на живот, ставший вдруг таким плоским и каким-то не моим, положили маленький, теплый, мягкий копошащийся сверточек в пеленке. Доченька не закричала сразу, но у меня в голове промелькнула мысль: "Шевелится, значит, все хорошо..." Тут же врачи провели все необходимые манипуляции с малышкой, отнесли её в соседний бокс, и уже оттуда я услышала её первый крик.

Так началась наша раздельная жизнь. Я не могла поверить в это чудо. Я по своей натуре человек очень эмоциональный и впечатлительный, и в тот момент все происходящее казалось мне сказкой. Самой настоящей сказкой. В один миг отступили в прошлое пережитые только что муки, тревоги, страхи. Я была Счастлива. Счастлива с большой буквы, потому что исполнилось самое заветное моё желание – я родила человечка... Благодаря мне в этом мире появилась еще одна жизнь... Доченька родилась с весом 2940 при росте 50 см, 22 октября 2005 года, за полчаса до полуночи.

Далее последовала очень неприятная процедура зашивания. Честно признаться, мысли "я родила, теперь делайте со мной что хотите" у меня не было даже в помине. Напротив, когда мне сказали, что сейчас будут зашивать, на меня накатил приступ паники (ну а чего еще ожидать от человека, который кровь из пальца-то идет сдавать, как на каторгу). Были б в тот момент силы, я бы убежала, не задумываясь. Немного успокоили меня слова врача: "Ну что ж ты так боишься, мы же обезболим", но когда я увидела шприц... паника сменилась ужасом. Была ли боль, когда обкалывали новокаином? Скорее, нет. Было очень неприятно, и я извивалась, как уж. В конце концов, когда врач поняла, что уговорами меня не успокоить, потребовала немедленно принести мне ребенка, что бы я хоть немного отвлеклась. Я горячо поддержала эту просьбу и уже через минуту принесли мне моё Счастьице и положили на живот. И вот это маленькое Чудо лежит у меня на животе, сучит ножками, пытается оттолкнуться, щиплет крохотными пальчиками и кряхтит. И все время пока мы так лежали, я пыталась посмотреть на личико моей крошки, а сделать это оказалось не просто нелегко, а практически нереально, потому что подушки на родовом столе не предусмотрены, а сил держать голову в вертикальном положении почему-то не было (и почему это, интересно...).

Потом дочку опять унесли. Врач принесла мне мой сотовый телефон. Я позвонила мужу. Его первая реакция – он не поверил, так как абсолютно все были уверены, что рожу я только после полуночи... Позвонила родителям – они гуляли на дне рождения у нашего родственника – и услышала в трубке сквозь радостные рыдания моих родителей не менее радостный вопль именинника: "Воооот! Значит, я не такой уж и вредный, раз малышка в мой день рождения родилась"...

Через какое-то время пришла акушерка, чтобы помочь мне перебраться на кровать. Помню, как, перевернувшись и встав на колени, я чуть не задохнулась от большого количества кислорода в легких, после хронической его нехватки в последние несколько месяцев, у меня закружилась голова... Помню свой возглас: "Ой-ой, подождите, органы на место встанут!" Акушерка долго смеялась.

Потом мне принесли доченьку, такую маленькую, смугленькую, я смотрела на неё и не могла наглядеться! Такая крошечная и совсем даже не страшненькая! Ко мне тут же подошла медсестра и объяснила, как правильно давать грудь. Первый раз дочка лизнула сосок еще на родовом столе, но полноценно грудь взять не смогла из-за действия промедола.

В родовом отделении мы провели примерно 2 часа. Я обзванивала всех близких родственников и друзей, слала смски, даже не отдавая себе отчета в том, что стрелка настенных часов уже подкрадывалась к часу ночи, а со многими абонентами разница во времени составляла до четырех часов... и все были рады, все поздравляли, желали много всего и сразу. А малышка за это время успела насладиться своей первой трапезой и сладко уснула.

К содержанию

Первые часы новой жизни

Через 2 часа нас переместили на очень узкую, как мне показалось, каталку и повезли в отделение. Это было незабываемое путешествие! Я бы еще разок такое испытала, но только не в здравом уме и твердой памяти, а под действием промедола и новокаина – потому что эффект американских горок оставляет неизгладимое впечатление! И еще до сих пор перед глазами стоит незабываемая картина: медленно едет каталка по темному коридору отделения, по пути, на той стене, к которой я обращена лицом – большое зеркало, за моей спиной открыта единственная дверь, из которой льется яркий свет... И я вижу в этом зеркале себя, "пролетающую" над землей, в белом одеянии, прижимающую к себе маленький сверточек... ох, лучше бы не видеть...

Платная двуместная палата. Холодильник, телевизор (которым никто никогда не пользуется – до этого ли!), две современных (а не советских времен, панцирных) кровати, два кувеза, пеленальный столик, раковина, стулья для посетителей (строго оговорено – только муж и мама), а главное – настольная лампа, которая спасала нас все ночи напролет, потому что спать с большим светом было неудобно, а совсем в темноте – страшно.

В палате до обеда следующего дня я была одна со своей крошечкой, которую папа назвал в первые дни Первоснежкой (потому что в день её рождения пошел первый снег), так как на тот момент с именем мы окончательно еще не определились.

После необходимых малышачьих процедур дочурка моментально уснула. Я же, невзирая на ненавязчивые советы акушерки и врача отдохнуть, пока малышка спит, не могла даже допустить мысли о том, что могу сейчас лечь и уснуть. Я записывала в блокнотик свои самые первые впечатления (сейчас перечитываю те записи и 70% написанного либо уже не помню, либо вспоминаю не так, как написано). Звонила в сотый раз родителям, которые тоже почти всю ночь не спали, и мужу. С мужем говорили больше часа, я ему описывала, какая у нас доченька, какие у неё глазки, носик, губки, какая она маленькая и хрупкая, как я боюсь брать её на руки – в ответ на что муж смялся и по-доброму так подбадривал, говорил, что все у нас получится, и я ему верила... Но все равно плакала, плакала, плакала... Плакала оттого, что Счастье переполняло меня и эмоциям необходимо было найти выход. А муж не верил, что он уже стал папой. Когда пришла Ольга Сергеевна проверить меня, я ей сказала, что муж-то не верит, вот такие вот дела, обидно немного... Она рассмеялась, говорит, пусть приходит завтра к 9 часам, посмотрит на дочку.

Периодически приходила акушерка, осматривала меня. Через два часа повела меня в душ, предварительно удостоверившись, что я могу идти. Доковыляли мы до санкомнаты, которая совершенно в противоположном конце коридора, я выслушала все разъяснения, кивнула в ответ головой, мол, все понятно, акушерка ушла, я постояла несколько секунд и пошла обратно – ни мыла, ни полотенца ведь я взять не догадалась! Проходя мимо дежурного поста, почувствовав на себе вопросительный взгляд, сказала, что забыла мыло, в ответ мне понимающе кивнули и лишь через несколько секунд сонный голос спросил: "А куда идти-то, знаешь?" И только тут я сообразила, что не знаю ни номера палаты, ни её примерного расположения...

Сон одолел меня часу в пятом утра, и с того момента, собственно, начались мучительные бессонные ночи, потому что только я начала погружаться в сон, дочурка недовольно закопошилась и стала во сне требовательно плакать... Что делать? Я похлопала её тихонечко по спинке – не помогло, взяла её на руки – плачет, наверное, хочет кушать – дала грудь – о чудо, ест! Да так жадно, что тут же подавилась и закашлялась... Мамочки! Что я пережила в тот момент! Моя впечатлительность и эмоциональность проявились в полную силу, но несмотря на это откуда-то из глубокого подсознания всплыло, что малышей надо держать столбиком (никто ни во время беременности, ни при подготовке к родам мне этого не говорил, слышала еще тогда, когда шесть лет назад родился мой племянник) – помогло. Наелась – уснула. Кладу обратно – плачет. Даю грудь – чуть-чуть сосет, засыпает – кладу – плачет... И так бесконечно... Мне бы, неопытной мамочке, догадаться, что ребенку мокро и надо всего-навсего поменять пеленку, но мне же и в голову это не пришло! Я на руки-то взять её еле могу, а как донести до пеленального столика и перепеленать, не зная вообще, как это делается?! В итоге остатки ночи прошли как в бреду – я лежа, ногой качала кувез, при этом сквозь сон, как только дочка начинает плакать, начинала петь песенку из мультфильма "Мамонтенок" (я всю беременность пела эту песенку, особенно на поздних сроках) – и малышка засыпала минут на 15-20, а дальше все по новой...

Утро наступило внезапно, когда его совсем не ждали, ознаменовав своим приходом начало послеродовой депрессии. Моя первая встреча с зеркалом, которое тоже оказалось прямо в палате, породила одну мысль: "Ты кто?" Опухшие губы, огромные синяки под глазами, которые и так по жизни ярко-фиолетового цвета, особенно после бессонной ночи, абсолютно не поддающиеся расчесыванию волосы, и халат, который был мне впору еще вчера, почему-то стало возможным обернуть вокруг меня два с половиной раза... Самочувствие тоже оставляло желать лучшего: горло болит, внутри меня чего-то не хватает, ноги держат с трудом, сидеть не могу, лежать не дают... Не успела я более менее привести себя в порядок, в двери появился сначала улыбающийся врач, а следом – растерянный муж. Я кинулась к нему на шею и разревелась... Потом было знакомство с дочкой – как он смотрел на крохотулечку, лежащую в колыбельке! Этот взгляд я запомню на всю жизнь... И его слова: "Вот нас и трое: ты, я и наша Первоснежка"...

Почти до обеда доченька спала, не обращая внимания на проводимые с нею манипуляции, потом проснулась, окончательно набравшись сил, и начались наши будни со своими проблемами и радостями, неудачами и достижениями, слезами от бессилия и неумения и слезами радости и счастья. В роддоме мы провели 4 дня. Молоко пришло на третьи сутки. К выписке жизнь постепенно наладилась, я немного привыкла к новой роли и с нетерпением ждала, когда же мы окажемся дома, в то же время испытывая тревоги и сомнения по поводу "открытого плавания". Но теперь я уже точно знала, что мы – справимся! И не ошиблась...

Кот из приемного отделения проводил меня на прощание ленивым взглядом и даже не подошёл...

В заключение хочу сказать большое спасибо моему врачу – Ольге Сергеевне, акушерке (к сожалению, не помню её имени) и всему персоналу роддома №3 города Тюмени за то, что помогли появиться на свет моему самому родному человечку.

Будущие мамочки! Всем желаю здоровья, сил, спокойствия, легких родов, внимательного персонала, здоровых деток и простого материнского счастья!

Я для себя пришла к одному важному выводу: в родах самое страшное – это неизвестность. Все ли пройдет хорошо? будет ли так, как хочу я? здоровый ли родится малыш? и многие другие вопросы, на которые заранее нельзя ответить... А в первые роды еще и совершенно не знаешь, что это такое, чего ждать, к чему готовиться. Поэтому в первую очередь, на мой взгляд, надо постараться получить как можно больше информации, познакомиться по возможности с врачом, с роддомом, пройти различные курсы, хотя бы минимальные. Ну и, безусловно, надо верить в себя и в то, что все будет хорошо! Верить ради той крохи, которая только готовится прийти в этот мир, потому что только маме под силу сделать этот мир для малыша сказкой.

Arni, pannap2005@rambler.ru.