Срок мне ставили 2 ноября. Однако как только я узнала (в 33 недели), что у меня родится девочка, я решила и постановила, что рожать буду в 38 недель, и все тут! (Слышала где-то, что девочек можно рожать на этом сроке, так как ребеночек уже считается доношенным, а вот мальчиков желательно доносить до 40 – не знаю, правда это или нет.)

Причин такому решению было много, но основная причина в том, что я иногда бываю очень нетерпелива...

Помню разговор со своей (уже рожавшей) подругой в самом начале моей беременности. Тогда я была очень горда своим положением, и так сильно хотела, чтобы у меня скорее появился животик, что на её замечание, мол, к концу беременности я буду мечтать чтобы животика скорее не стало, искренне недоумевала и уверяла её, что со мной этого не произойдет, ведь быть беременной – это так красиво... Помянула я её слова примерно неделям к тридцати... Не скажу, что к этому сроку я устала от живота. Нет, нисколько. Напротив, я каждый день смотрела в зеркало и искренне любовалась своей "беременностью", своим очаровательным животиком! К тому же живот у меня был не очень большой, поэтому особых физических неудобств и дискомфорта в движениях я не испытывала.

Дело было в другом, а именно: во мне окончательно погибло терпение, а на его месте росла и крепла тревога за все на свете – а точно ли все идет нормально, а не ошибаются ли врачи в сроке, который мне ставят, а не слишком ли крупный для меня будет ребеночек, а попаду ли я рожать в смену того врача, у которого хочу рожать, а если не попаду к врачу, у которого хочу рожать, то попаду ли к хорошему, а не случится ли чего-нибудь во время родов... – одним словом, море различных вопросов, и ни одного ответа. Естественно, хотелось поскорее освободиться от всех своих сомнений.

А последняя капля терпения иссякла в тот момент, когда я впервые увидела доченьку на мониторе УЗИ в 33 недели. Увидев своими глазами, что у меня под сердцем шевелится самый настоящий человечек, который двигает ручкой, так сладко зевает и забавно морщит лобик, я испытала такую гамму чувств, что не удержалась и заплакала от счастья. С того самого момента я день и ночь грезила, как возьму её на руки, отчетливо, как никогда, представляла, какие у неё маленькие ручки, какие нежные пальчики, какие у неё глазки, носик, губки... Каждую ночь я ложилась спать и начинала фантазировать, гладя свой животик... вот доченька впервые взглянула на меня, вот она впервые мне улыбнулась, а вот её первый шаг, а вот мы уже идем по улице, я веду её за ручку, она хохочет, а я всем своим видом показываю, как я счастлива, ведь я – мама... Засыпала я обычно в тот момент, когда выдавала дочку замуж.

Ну а второй причиной, как ни странно, была... астрология. По срокам получалось так, что на 39-й неделе моей беременности ещё был знак "весы", а на 40-й уже "скорпион"... Честно говоря, до беременности я не относилась к фанатам астрологических предсказаний. Но примерно на сроке 15 недель я оказалась свидетельницей спора моих подруг на тему "а какой из знаков зодиака лучше". Постепенно спор с обсуждения плюсов и минусов тех или иных знаков зодиака перешел на тему, а кого бы хотела лично я, единственная на тот момент в компании беременная особа... Вот тогда-то я впервые и задумалась, а действительно, кого я хочу: "весёнка" или "скорпиончика"... Выбор оказался непрост, потому что сама я по знаку зодиака "близнецы", как известно, знак крайне не однозначный в своем мнении. Да и в астрологию я верю от случая к случаю... И вот та часть меня, которая верит в астрологию, очень сильно хотела, чтобы ребенок был непременно "весы". Правда, в течение беременности эта часть меня меняла свои взгляды и какое-то время хотела чтобы был маленький "скорпиончик". В итоге к концу беременности мне было уже совершенно все равно, кто родится – "весы" или "скорпион".

И вот 18 октября, вторник – долгожданные 38 недель. С этого дня я просто стала умолять свой животик, точнее, того, кто в нем обитал, выбираться поскорее к нам, на белый свет. Я целыми днями рассказывала малышке о том, как сильно мы с папой её ждем, о том, какие милые вещички для нее приготовлены, какая удобная кроватка, какие миленькие чепчики, распашоночки. А еще я постоянно уговаривала доченьку, чтобы она ничего не боялась, говорила, что даже если нам будет очень трудно, я буду с ней рядом и что мы обязательно справимся. Уже сейчас, глядя на все происходившее тогда совершенно другими глазами, я понимаю, что говорила все это своей доченьке для того, чтобы убедить себя, в том, что все пройдет хорошо. Мне на самом деле становилось спокойнее, когда я осознавала, что моя девочка знает, что будет происходить в самый ответственный для неё момент – в момент её рождения.

А ещё 18 октября у меня с дочкой состоялся очень серьезный "разговор". Как сейчас помню, сижу на кухне, глажу свой живот и говорю: "Доченька, послушай меня внимательно. Я хочу тебя попросить, чтобы ты родилась или 19 или 22 числа – тогда ты будешь маленьким "весёнком" и в эти дни будет смена того врача, у которого я хочу рожать. А если ты хочешь быть "скорпиончиком", то родись 25 или 28 числа... Но не позже, потому что потом наш врач уедет в командировку..." Получив в ответ легкий пиночек (и в довесок – недоуменный взгляд мужа, оказавшегося невольным свидетелем этого "разговора"), я решила, что моя просьба принята к рассмотрению, и с чувством выполненного долга пошла спать.

В пятницу, 21 числа, я должна была идти на еженедельный осмотр в консультацию. В течение всей беременности я, как пионерка, сдавала все анализы и не пропустила ни одного назначенного мне дня для осмотра. В последний раз, когда я была на приеме, врач сказала, что живот опустился, ребеночек лежит правильно, скоро в роды! А на прощание добавила: "Если до пятницы еще не родишь, приходи на прием по расписанию..." И вот дождливое утро пятницы...

Я с огромным трудом разлепила глаза и первая мысль, которая пришла мне в голову была такой: "Не пойду – пускай думают, что я родила... А если до понедельника не рожу, пойду на прием и честно признаюсь, что проспала". В этот день я действительно проспала... целый день, а остатки дня и весь вечер ходила как завороженная: кроткая, степенная, отрешенная (хотя по своей натуре я человек очень подвижный, даже, может быть, немного суетливый). И малышка за все это время ни разу не толкнула меня своей ножкой или ручкой, я только чувствовала плавное её шевеление. Наверное, она уже знала, что очень скоро ей предстоит тяжелая работа, и набиралась сил.

А назавтра, на субботу, у меня был назначен осмотр в роддоме у врача, который должен был принимать у меня роды. Точнее, не так: я очень сильно хотела, чтобы роды у меня принимал именно этот врач – Ольга Сергеевна, так как слышала о ней только положительные отзывы. Но так получилось, что на ту неделю, когда я по срокам должна была рожать, у неё была запланирована командировка, но меня это не сильно расстраивало, ведь я с дочкой уже договорилась...

И вот дата осмотра – 22 октября (срок 38 недель и 4 дня), дежурная смена Ольги Сергеевны. Мы с мужем едем в роддом. Можно было, конечно, прогуляться и пешочком, но поскорее хотелось узнать результаты осмотра. Возле роддома я прошу мужа немного погулять, а сама с колотящимся сердцем иду в приемное отделение. И тут мне навстречу выбегает кот и начинает ластиться к моим ногам! Я, ошарашенная таким радушным приемом, стою у входа в приемное отделение, а акушерка, увидев эту картину, будничным голосом предлагает мне войти и сообщает, что я рожу в ближайшие сутки-двое (при этом она даже не знала, какой у меня срок!). Стоит ли описывать мое состояние после такого поворота событий! С одной стороны кот, который у меня никак не вязался с роддомом, а с другой – медсестра, которая с порога в лоб осчастливила меня новостью! Немного позже мне объяснили, что по поведению этого кота безошибочно уже несколько лет определяют, кто из женщин, лежащих в предродовом отделении будет рожать в ближайшие сутки-двое. Точность почти 100% – если кот ластится к беременной, то в течении суток-двух, максимум трех она разродится! Мистика, скажете вы. Вот и я про себя посмеялась и, честно говоря, не поверила такому народному способу определения даты родов!

Осмотр. Я словно на экзамене, ожидаю "оценки". Во время осмотра врач с легким удивлением спрашивает:
– Ты уверена, что последние дни не ощущала ничего необычного? Может, живот тянуло?

Я отвечаю:
– Нет, только с утра живот крутит...
– А часто крутит?
– Периодически...

На что Ольга Сергеевна подозрительно на меня посмотрела, кивнула и выдала наконец-то "оценку":
– Шейка прекрасная, три пальца, хоть сейчас в роды! Домой за вещами и обратно в приемное!

Я не могу передать ту гамму чувств, которая меня охватила! Одна часть меня восприняла новость спокойно – ведь я же знала, я была готова к тому, что рожу в ближайшие пару дней. А другая часть меня была искренне удивлена, быть может, даже ошеломлена.

В общем, меня отправили за вещами со словами, что дома мне делать нечего, все равно не сегодня-завтра привезут на "скорой". Хочу заметить, что данный вариант для меня оказался просто идеальным. Я на протяжение всей беременности хотела, чтобы роды начались не дома, а в больнице, так как меня пугала неизвестность (а вдруг не вовремя распознаю, что рожаю, а вдруг будет ложная тревога и меня отправят домой, а это, соответственно, лишние нервы и пр.) А ложиться в предродовое отделение я не хотела ни при каких обстоятельствах.

И вот я после осмотра выхожу к мужу. А мне навстречу опять кот... Не могу словами передать, что я испытывала к этому проказнику – хотелось его расцеловать!

Сообщаю мужу: кажется, ты сегодня... или завтра... станешь папой! (я еще не в полной мере осознавала происходящее, поэтому говорить в утвердительной форме – язык не поворачивался).

Пока шли до остановки, я чувствовала себя влюбленной школьницей на первом свидании: чувства, эмоции переполняют, сердце колотится от волнения, хочется сказать что-то значимое, важное, а получается все невпопад. И такое слепое предчувствие близкого-близкого, чистого-чистого, невинного-невинного счастья! Еще я помню в тот момент глаза мужа – в них читалась смесь совершенно противоречивых чувств: волнение и радость, тревога и чувство облегчения, недоумение и спокойствие... И все это в сумме выражало любовь, ту самую любовь, которая позволяла мне держать себя в руках.

Мы приехали домой, где нас ожидали одиноко стоящие пакеты. Я, никуда не торопясь, еще раз перепроверила их содержимое (зачем, спрашивается – я наизусть знала, что и где лежит), все необходимые гигиенические процедуры были проведены накануне ночью, посидела с мужем на дорожку, съела йогурт (единственное, что я ела за сутки). И вот, вроде, все готово к выходу – вперед!

Дорога обратно в роддом заняла у нас времени больше раза в два. Если оттуда мы шли, как влюбленные робкие школьники, то обратно скорее, как пылкие влюбленные, которым предстояла долгая разлука. Мы держались за руки, как дети, и не находили слов, шли молча и очень-очень медленно, тянули время, а в какой-то момент, чтобы разрядить обстановку, просто начали беситься... Да-да, именно беситься, как маленькие дети! Шел первый в том году снег, мы ловили снежинки и смеялись от души... Представляете картину: глубоко беременная "девочка" стоит посреди улицы, подняв вверх руки, и ловит снежинки... И все было бы хорошо, если бы не предательский живот – он и болеть-то не болит, а периодически дает о себе знать! "И что же я такое съела, что даже чистка кишечника не помогла", – промелькнула в голове мысль...

Роддом становился все ближе и ближе, а мы шли все медленнее и медленнее... Но все дороги когда-нибудь кончаются. И вот двери приемного отделения, ставшего вдруг таким родным. Вот кот, который тоже вдруг стал очень близким, опять ластится к моим ногам... Я переодеваюсь, отдаю мужу вещи, прощаюсь с ним, закрывается дверь, он уходит... и вдруг я осознаю: "А – ведь – я – иду – рожать". Силы оставляют меня, ноги становятся ватными, мне почему-то становится себя так жаль, что даже слезы выступили на глазах. Нет, я не могу сказать, что мне стало страшно. На самом деле, это была минутная слабость. Мне не было страшно: во-первых, я была спокойна, что принимать роды будет врач, которому я доверяю, во-вторых, я морально была готова к родам, я прочитала много литературы, прочитала бессчетное количество статей про роды на 7е, и я уже просто с маниакальным рвением хотела сама почувствовать те ощущения, которые описываются так разнообразно, а называются одним словом – "роды", ну и в-третьих, я осознавала, что за пределы этого здания я выйду уже мамой, держа на руках то самое драгоценное, ради чего стоит самой родиться на свет! Разве после этого всего я могла чего-то бояться? Наверное, могла. Но мне предстояла очень трудная, очень серьезная работа, от которой зависела моя дальнейшая жизнь и жизнь моей малютки, поэтому мне нельзя было тратить силы даром.

Продолжение следует...

Arni, pannap2005@rambler.ru.