Содержание:

К содержанию

Беременность

Защитив в мае диссертацию по гидробиологии Байкала, в июне я уже переехала в северный город Бодайбо к своему другу и устроилась на работу в замечательный заповедник. В августе я уже была на великолепном озере Орон, где красота природы дополнялась здоровой пищей (ягоды, грибы, рыба и т.д.). В сентябре сразу после возращения из экспедиции я забеременела. Обнаружилось это не сразу — подхватила грипп и не могла понять, почему все принимаемые мной лекарства выходят тем же путем. Сделав тест, разрыдалась, конечно, — я об этом мечтала, но не так же сразу! Друг обалдел и не сразу, но все-таки предложил оформить отношения. Удалось это сделать только под Новый год.

Токсикоз был только три дня и то, как выяснилось, из-за неправильно подобранных витаминов. Мало того, что до декрета продолжала работать на двух работах (еще лекции читала в техникуме), так и после выхода в декрет не смогла отказать мэрии и прочитала кучу семинаров в школах и техникуме о вреде курения, алкоголя и наркотиков. Выглядело это замечательно, так как живот был огромный. Но я практически не замечала его, только уставать стала больше, да и чтиво дома кардинально поменялось на литературу о беременности и детках.

Приехав рожать в свой родной город поближе к родным, я предалась шопингу и дополнительному обследованию (я вообще аккуратная беременная была — все вовремя делала).

Меня предупредили — ребенок будет больше 4,5 кг, так что кесарево. И не надо ходить ни на какие курсы "правильного дыхания". В 39 недель планировали положить и в 40 кесарить. Успокоилась полностью и опять вернулась в магазины — ой, как мне это нравилось! Заранее составила список покупок, ориентируясь на Интернет и журналы. Пришла в детский магазин и расплакалась — список на три листа формата А4, но ничего не понятно, ведь выбор такой огромный! Пошла к подруге, у которой двое детей. Она список сократила до половины листа А4! Все показала и объяснила. Я ей очень благодарна, она оказалась права полностью.

Прилетел и мой муж. Он освободился от работы на ближайшие три месяца, что бы провести их с нами на Байкале после рождения малыша (у нас там дача). Он одобрил мой выбор коляски и всего остального. После того, как мы полностью все закупили и приготовили сумку в роддом, я отпустила его на дачу, где уже были мои родители, приготовить все для приезда туда младенца. Приготовлений было полно — широкая кровать (чтобы все втроем умещались), комнатный умывальник с мгновенным подогревом воды, обогреватель воздуха с климат-контролем, идеальная чистота.

К содержанию

Роды

Самочувствие в 37 наших недель было замечательное, только ноги стали сильно болеть, так как я никак не хотела сидеть дома, а радовалась свободному времени — длительные прогулки по свежему воздуху, любимые кофейни и подруги, при этом успевала переделать кучу дел! Много раз слышала, что на последних месяцах начинается "неконтролируемое" — т.е. дамочки иногда страдают недержанием. На 38 неделе ночью около трех ночи я немного "того", пошла в душ, порадовавшись, что муж на Байкале и не видит этого. Дома спала только бабушка 83-х лет. По дороге в душ я взяла с собой радиотелефон и, увидев в душе, что жидкость розоватая, позвонила в "03", честно предупредив, что, возможно, это не околоплодные воды, а кое-что другое, да и свеклу накануне ела.

Тут же примчалась "скорая", я спустилась в халате и ночной рубашке с 4-го этажа открыть подъезд медикам — думала, меня сначала осмотрят, а уж потом решат, везти или нет. Они меня отругали и послали за вещами — так я и поехала в домашнем.

В машине произошел конфликт — я категорически не хотела в тот роддом, в который они меня везли, и требовала в тот, который выбрала со своим врачом. Но меня не послушали. Позвонила на Байкал папе и пожаловалась. Когда я уже стояла в луже в "нежеланном" роддоме и оформляла документы, позвонил отец и сообщил, что меня сейчас посадят обратно в "скорую" и отвезут в "желанный" роддом, но мне уже было страшно и не хотелось ехать на другой конец города. Я отказалась. Принимавшая меня тетя из разговора поняла, что я не сразу сюда хотела. Она обиделась и ушла спать, бросив меня в приемной одну, а ведь я "скорую" — то отпустила.

Стою я одиноко в луже и не могу понять, что делать дальше... Вдруг появляется санитарка со шваброй и начинает меня ругать. Я сама сглупила с этой лужей, но ведь я готовилась к кесареву и совершенно не подозревала, что делать, когда отходят воды (надо использовать прокладки, хотя как это может помочь, мне до сих пор не понятно). В итоге надо мной сжалилась какая-то практикантка и продолжила оформлять документы. Номер мой был 3600, я еще подумала, не намек ли это на вес моего мальчика. Потом была клизма.

Подняли на родовой 3-й этаж. Ну, тут я обрадовалась: думаю, вот сейчас-то все и сделают! Ага, как же! Помогли отойти остаткам воды (я их держала крепкими мышцами одного места, оказывается), сказали: "Рожать будешь сама — ребенок около 3,6 кг". Я в ужасе: как "сама"? Зрение слабое, травма позвоночника, пуповина в шейной борозде! Отмазки не помогли. Спрашивали про схватки. Решила сказать на всякий случай, что есть, тем более, я не знала, как это, но меня быстро раскусили. Сказали, что если через 72 часа не родишь, будем стимулировать. Долго считала, сколько это — 72 часа? Это же несколько суток! Нет, только не это!

Вообще, не переношу больницы — скучно, да и ноутбук с собой не взяла. Отправили в патологию на 4-й этаж. Там я тихо скулила в свой угол — я, такая болтушка общительная, даже не стала ни с кем общаться и знакомиться. А вот когда начались схватки, была в ужасе!

Уже приближалось утро, и выяснилось, что отец ночью под дождем пошел пешком по горной тропе 20 км — у нас до дачи только водным путем можно добраться, а муж первым же рейсом утром выехал. Приехали они в город одновременно. А я пока считала время между схватками. Все мой друзья и знакомые предупреждали, чтобы я не пропустила раскрытие шейки матки и не родила в коридоре — у моей мамы шейка раскрывалась почти полностью за час оба раза. Когда легла на очередную КТГ (ее делали каждые три часа) разница между схватками была в 7 минут, а через полчаса — 5 минут. Тут я начала ныть, чтобы посмотрели. Мне говорили, что не раньше, чем через час надо смотреть, но я сильно ныла и ходила хвостиком за врачом. Та сжалилась и посмотрела. Затем пулей вылетела из кабинета и вернулась с другим врачом, который отдал приказ: "Срочно в предродовую". Собралась по-армейски быстро. Я через пару минут была на месте. Но в предродовой места не оказалось. Посадили в кресло в коридоре, но сидеть я не могла — оперлась на кресло и мирно его раскачивала в течение часа, стучала им в стену, хоть и боялась, что оно очередную мою схватку не переживет и развалится. Хотелось пить жутко — оказывается, нельзя, разрешили зайти в предродовую и смочить губы... Ой, в каких некрасивых позах женщины лежат, даже мне, биологу, было неприятно — ну, думаю, я-то лежать буду красиво! Все как-то молчаливо лежали, только одна девушка уж очень кричала. Как мне объяснили, ей 35 лет, это первые ее роды — сложно. Я сама не юная особа — 26 лет, но надеялась, что мне будет легче.

Освободилось место — меня положили, посмотрели и ушли обедать. Я была в бешенстве и требовала, что бы со мной разговаривали и объясняли, как дышать. Чуть позже сватки усилились, и я начала кричать круче, чем 35-летняя. На меня ругались за то, что я не ходила на курсы подготовки, а теперь так кричу. Потом, когда я начала терять сознание между схватками (это давало мне возможность отдохнуть), мне поставили капельницу. Я была против: "Как же я буду дергаться?" На что был ответ: "Не надо кричать и не надо дергаться!" Пришлось бить в кафельную стенку вытянутой ногой — из соседнего кабинета прибегал врач посмотреть, что происходит! И опять же ругался... Поза моя, мягко говоря, не была красивой, и мне это почему-то было безразлично. Прошло уже более 12 часов с тех пор, как начали отходить воды. Несмотря на усталость, я обратила внимание, что если женщинам разрешаются тужиться во время схваток, то потом их сразу ведут в родовую. И хотя мне пока запрещали это делать, я разок потужилась — опять отругали, но только освободилось место в родовой — перевели туда!

И пошло — поехало все перед глазами... Меня окружила куча людей, я почему-то выгибала попу, и пришлось двум девушкам лежать на моих ногах, чтобы я не мешала малышу выходить. Подошел еще один врач и спросил, кем мне приходится врач, который постоянно звонит и спрашивает, как мои дела, и почему я его — известного на весь город врача — позорю своими криками? Мой ответ не был культурным, и его запомнило все отделение. Потом мы с шутками часто его вспоминали. Акушерка стояла между ног и говорила, что бы во время схваток я тужилась и не засасывала ребенка обратно между схватками. Ей понадобилось немного времени, что бы понять, что я не соображаю ничего в момент схваток, и она поменяла тактику: просила выталкивать между схватками, а не лелеять свою боль. Еще одной приходилось ложиться мне на живот, т.к. я все же регулярно засасывала его обратно. Когда вышла головка, я жутко приободрилась, и дальше уже все было проще!

Вот! Мне показали его! При этом мне говорили, что родила богатыря! Мой вопрос "А почему же он синий?" не получил поддержки. Сказали, что так и должно быть. Мое кричавшее счастье (53 см, 3,620 кг) положили мне на живот, и вот тогда-то я и почувствовала счастье, невообразимое счастье! А уж когда он засосал "бидончик" (то, что раньше было моей грудью), я расплакалась и поняла, что теперь я — мама!

Шовчик у меня был только один и то внутренний, жить он мне вообще не мешал, а появился он из-за того, что я потужилась раньше, чем мне разрешили. Отлежавшись какое-то время со своим чудом, я начала приходить в себя. Меня переложили на каталку и забрали у меня ребенка. Сказали, что час нужно лежать на животе и не двигаться. 40 минут я потратила на звонки, затем соскочила и пошла искать душ. После душа спустилась вниз к подруге. Через час подъехал обезумевший муж и, расспросив меня о муках в родах, предположил, что дочь я теперь не захочу, на что я ответила, что хоть сейчас! Он был в шоке!

Через полтора часа моего Кирюшу принесли мне в палату, и с тех пор мы не расстаемся! Так что самостоятельные роды — это чудо, которое очень приятно вспомнить! И вся пережитая боль ничто по сравнению со счастьем и гордостью быть матерью!

К содержанию

Как я начала кормить

Принесли мне ребенка моего и сказали, чтоб я прикладывала его к груди по требованию, и ушли. А прикладывать-то не к чему — из моего 4 размера до родов и неизвестного на момент родов выделялось что-то не очень похожее на молоко. Выяснила — молозиво. Ну, молозиво, так молозиво. Будем кормить. День кормила — все в порядке. Потом грудь начала побаливать, а молозива маловато стало, но я была уверена, что все в порядке и, накормив ребенка аж из двух грудей, уснула сама. Проснулась не только я, но почти весь этаж — голос у Кирюши, как и у мамочки, звонкий, серьезный. Испугалась жутко! Чем помочь не знаю — сытый, сухой, что же еще? Медсестра подскочила к нам и воспитала — отправила на кухню. Пока мы дошли с ним, уже оба плакали. По лицу моего сынули всем-всем (кроме меня) стало все понятно, и ему сунули, даже не подогрев, бутылочку молока, которую он в два глотка осилил и заснул. Утром уже у меня молоко появилось, и грудь стала размера 8-10 где-то. Хорошо, что в роддом я взяла комбинезончик Кирюшеньке, в пеленках приложить к груди его было невозможно — уж очень сильно она вперед выступала.

Молока — хоть отбавляй, а боли — и того больше. Сказали, что будут проблемы, если не научусь все сцеживать. Пришел грубый врач и, раздев меня до пояса, прижал к стене коленом и начал меня сцеживать, а я его ругать маленько.

Необходимо было, чтобы после выписки муж мне помог, но он не мог сделать мне больно, и я, оставив его с ребенком, убежала покупать молокоотсос. Денег не пожалела и купила электрический — какое счастье. Мне и сейчас периодически приходиться им пользоваться, а нам уже четвертый месяц. Температура спала только на следующий день, а облегчение я испытала сразу. Не надо мучить себя и ребенка, необходимо сразу сцеживаться, как только грудь начинает грубеть — ведь и ребенку сложно сосать такой "бидончик".

Алина, apatania@yandex.ru