Проявления "кризиса трехлеток" — уже не первый год тема бурных обсуждений. В чем причина того, что в период с двух до трех (а у некоторых даже до трех с половиной лет) добродушный малыш превращается в капризулю и ворчуна? И при этом еще очень настойчиво добивается того, что хочет?

Считается, что в этом возрасте ребенок психологически отделяется от матери и осознает себя как самоценная личность. Любой психологический кризис — это внутренняя напряженность, которая возникает периодически у любого индивидуума на разных этапах жизни. Человек готов (осознанно или бессознательно) перейти на другой уровень ответственности и понимания ситуации, а реализовать эту готовность не получается по разным причинам. Если человеку удается в итоге выйти на новую ступень ответственности и осознания себя и своего места в социуме, то кризис считается пройденным; если нет, то та энергия неудовлетворенности, которая возникает от невозможности двигаться дальше, может спровоцировать различные психосоматический заболевания различной степени тяжести. Человек как бы "прокисает" в своей старой оболочке.

Во времена, когда семьи были многодетными, с большими хозяйствами и многочисленными заботами и обязанностями, ребенку в три года могли уже поручить работу, которая ему по силам. Как в тех обстоятельствах члены семьи реагировали на кризис "трехлеток", и был ли он вообще, неизвестно. Но предполагают, что в прошлые времена в большинстве семей с пониманием и с готовностью встречали переход ребенка на другой уровень ответственности и давали ему возможность на каких-то реальных и нужных для семьи делах доказать и реализовать это. Именно поэтому маленькому ребенку доверяли, например, пасти гусей, но не потому, что хотели, чтобы он как можно быстрее начинал приносить пользу семье (хотя в небогатых семьях это, возможно, и выходило на первый план), а для того, чтобы малыш переходил на другой уровень взросления без всякого кризиса и напряженности.

Современная мама может вполне резонно возразить, что нет сейчас работы, которую можно поручить такому крохе. Безусловно, времена сильно изменились. Современная жизнь устроена так, что чрезвычайно сложно в условиях малогабаритной квартиры расширить зону личной ответственности маленького человека. Часто взрослые не знают, чем дома себя занять, кроме ограниченного количества бытовых повседневных дел. Исчезли из нашего быта многие домашние животные, детей в семьях гораздо меньше, чем раньше. А пространство, которое можно изучать, ограничивается лишь местом жительства да привычным прогулочным маршрутом.

Хорошо, если родители ведут активный образ жизни, выезжают за город, ходят в музеи, собираются всей семьей, включая племянников, троюродных братьев и сестер. Но не всегда такой образ жизни возможен, поэтому в наше время наличие "кризиса трехлеток" — своего рода замена тому гусиному стаду, благодаря которому ребенок переходит на другой этап взросления. Если раньше ребенок через реальный опыт бытовых трудностей и задач, которые он преодолевал, понимал и принимал свое новое "Я", то сегодня трехлетний малыш вынужден то же самое осуществлять через эмоции: быструю смену настроения, раздражительность и внутренние противоречия. Понимающие родители ребенка и близкие ему люди могут помочь маленькому человеку прожить этот период жизни эффективно, не потеряв любовь, приятие и одобрение семьи.

Что говорить, самого ребенка свои новые выходки и замашки могут приводить в полное отчаяние, особенно если он видит недовольство и раздражение на лице родителей. В худших вариантах мамы и папы начинают наказывать ребенка за "плохое" поведение. За то, что он стал чаще заявлять о себе, настаивать на своем и добиваться того, что он считает нужным для себя. Пусть все он это делает еще неумело и без понимания реальных обстоятельств. Но резкое пресечение ребенка в этот период похоже на то, как если бы малыша, который сделал свой первый шаг, начали бы ругать и наказывать за его неровную походку и падения. Никто же не ожидает от годовалого человечка какого-то понимания и знания местности, по которой ему нужно пройти осознанно. На это существуют родители. "Кризис трехлеток" — это такие же первые психологические "шаги" формирующейся личности. И здесь мама с папой могут стать самыми лучшими помощниками-штурманами.

Неуверенность первых попыток независимости суждения и действий особенно тяжело переносится родителями и самим ребенком, если малыш еще плохо говорит и не умеет формулировать свои желания. В этом случае ребенок пытается использовать то, что у него имеется в арсенале: крик и капризы. Взрослым стоит воспринимать все деструктивные проявления ребенка не на свой счет, а как призыв о помощи. Может быть, очень сложно абстрагироваться от того, что ребенок с завываниями кусает маму за руку, но таким образом малыш пытается донести: "Помоги мне! Я не знаю, что со мной происходит!".

Самое адекватное поведение мамы в подобных ситуациях — ее спокойный (насколько это возможно) и настойчивый запрос к сознательной части ребенка. Таким запросом может быть простой вопрос о том, что ребенок хочет. Например: "Подумай и скажи, что ты хочешь! Я не понимаю!". Мама так переносит своё внимание с капризов и накала эмоций на некое конструктивное действие. При регулярном применении этой формы обращения ребенок понимает, что ему требуется обратить свое внимание внутрь себя, почувствовать, что же он хочет, выбрать наиболее желаемое и как-то озвучить это. Малыш почувствует, что это не просто желание его мамы, а возможный выход из ситуации, в которой некомфортно себя чувствует не только он.

Создавая серьезный стимул для ребенка говорить и выражать свои желания, можно "вылечить" любую капризность, плаксивость, нытье при условии, что единым фронтом выступают все члены семьи. Если папа шлепает за капризы по попе и ругается, а мама задает вопрос, что желает ее сынок или дочка, то пользы не будет ни от шлепков, ни от вопросов. Вернее, не будет ответа, т. к. ребенку будет чрезвычайно сложно в условиях конфликта обратиться внутрь себя. В этом случае единственное, что он может делать, — это рыдать.

Безусловно, следующим обязательным шагом взрослых является совместная с ребенком реализация (насколько это реально и возможно) или поиск компромисса (здоровый юмор в этом поможет всегда!) того желания или заявления, которое ребенок рано или поздно озвучит. Часто детям гораздо важнее лишь признание и одобрение их собственного желания и суждения со стороны родителей, а совсем необязательна реализация этого желания. Если маленький негативист заявляет, что никогда не будет спать — это не означает, что так и будет. Но зато споры по этому поводу могут испортить настроение всем.

Если ребенок уже умеет понимать свои желания и озвучивать их, то рекомендовать мамам хитрыми вопросами принуждать ребенка сделать что-то по-своему — неправильно. Сложно все это назвать способами, помогающими в формировании психологической зрелости и адекватности. Конечно, любая мама всегда сможет обхитрить наивного малыша. Приемы вроде вопроса "Ты не будешь купаться сегодня?" с акцентом на отрицание все-таки стоит использовать в каких-то особых обстоятельствах. Ничего ведь не случится, если ребенок не искупается пару дней. Зато его собственное решение о купании будет от осознанного желания, а не потому, что так положено. Ведь смысл не в том, чтобы любыми способами добиться от ребенка того, что хочет взрослый, а в том, чтобы ребенок осознал, что все его поступки и желания несут определенные последствия. Познакомить маленького человека с тем, что разные последствия бывают от поступков, дать ему возможность самому делать тот или иной выбор и принимать личную ответственность за них — это самое полезное, что может дать своему ребенку каждый родитель.

Карабанова Виктория