Содержание:

Игры детей — в детском саду, на детской площадке — редко обходятся без выяснения отношений: один отбирает игрушку, другой не отдает... Но всегда есть те, кто стоит в сторонке и избегает защищать свою собственность и даже свою личность. Надо ли учить ребенка отвечать обидчикам, давать сдачи? Можно ли реагировать на агрессию других детей словами, а не кулаками? И когда звать на помощь взрослых?

Как научить ребенка защищаться

Ваш сын не принадлежит к тем, кто всегда хочет быть впереди, кто толкается и пихается, чтобы первым добраться до цели. Ваш сын ждет, когда закончится толкотня, и только потом осторожно приближается к цели. Если этой целью был пакетик мармеладок, то часто он остается с пустыми руками. А если же другие забирали у него то, что им хотелось (лопатку, машинку, ведерко на детской площадке), все равно он каждый раз пасует перед чужим нахальством.

Он не делает никаких попыток защитить свою собственность. Он не произносит ни одного возмущенного слова. Он только смотрит вслед грабителям полными слез глазами. Материнскому сердцу вынести это нелегко.

«Не давай себя обижать», — говорит она снова и снова. «Держи крепко то, с чем ты играешь! Скажи громко „НЕТ!“ — мне же ты можешь так говорить! Не отдавай свои игрушки!». Но в следующий раз повторяется все то же самое.

— Он должен через это пройти, он должен этому научиться, — говорит ей подруга, чья дочь скорее позволит, чтобы ее саму протащили по всей песочнице, чем отдаст свое ведерко другому ребенку.

— Как он этому научится? — говорит бабушка. — Ты в детстве была такой же.

— А в каком возрасте я научилась защищаться? — спрашивает мать.

— Хм, — бурчит бабушка и многозначительно поднимает брови.

Нет, ее сын научится этому раньше, вернее, просто этому научится, решает мать. Хватит думать о хорошем воспитании, теперь пришло время таких слов: «Когда другие что-то у тебя забирают, то нужно кричать и толкаться!».

— Но мне же нельзя кричать, — огорченно возразил он.

— Ну, а теперь я тебе разрешаю, — радостно объяснила мать.

— А Рената в детском саду не разрешает. И драться тоже нельзя, — отвечает сын и глубоко вздыхает.

Тогда мать договорилась о конспиративной встрече с воспитательницей Ренатой. Та пообещала поддержать ее сына и сообщать ей о прогрессе. Через три недели, когда мать пришла за сыном, группа поддержки отвела ее в сторонку:

— Ваш сын так толкнул другого ребенка, что тот упал.

Мать в ужасе. Ее сын?

— А тот как-то его обидел? — озабоченно спрашивает она.

— Да видите ли, — отвечает ей слегка раздраженная воспитательница, — тот ребенок хотел что-то у него забрать. Наконец-то он смог защитить себя!

У матери зарождается надежда. Каждый вечер она получает сообщения о возрастающей способности ее сына к самозащите. (У него сорвали шапку с головы, а он толкнул ребенка в сугроб. Его кубики разбросали, а он обрушил постройку разрушителя. Когда кто-то пытался пролезть без очереди за десертом, он схватил грубияна за свитер и поставил на место.)

Но когда ее сын за обедом сбросил со стула другого ребенка, потому что тот назвал его «пожирателем салата», Рената и мать решили, что сын уже достаточно хорошо усвоил, как надо физически защищать себя. Теперь можно для разнообразия попробовать защищаться словами. Они попытались сообщить об этом сыну. Его это не очень обрадовало.

На выходных мать пришла с ним на детскую площадку. На этот раз он взял с собой свой любимый экскаватор, который раньше оставлял дома — в первые же пять минут у него экскаватор отнимали. На этот раз тоже, — только он погрузил туда первые порции песка, как к нему подошел другой мальчик, вырвал у него экскаватор из рук, отошел на два метра и спокойно начал сам играть с экскаватором.

Сын встал и немного постоял неподвижно. Потом он повернулся к матери. Губы у него не дрожали. Его глаза были сухими. «Можно кричать?» — спросил он. Мать кивнула. Сын, тяжело ступая, подошел к мальчику, который уже с помощью экскаватора загружал песок в ведерко, отнятое у одной девочки. Сын встал прямо перед мальчиком, широко расставив ноги. Мальчик поднял глаза.

Мать затаила дыхание.

«ЭТО МОЙ ЭКСКАВАТОР, ОТДАЙ ЕГО НЕМЕДЛЕННО!» — завопил сын. Девочка, у которой отняли ведерко, прижала замазанные песком руки к ушам. Другой ребенок свалился с качелей. Мальчик выпрямился. «ОТДАЙ! МНЕ! МОЙ! ЭКСКАВАТОР!» — завопил сын, наклонившись почти к самому носу мальчика. Мальчик бросил экскаватор перед собой на песок, а ведерко рядом с ним и убежал на другой конец детской площадки.

Сын взял свой экскаватор, высыпал песок из кабины водителя и подошел к матери. «Я теперь чаще так делаю», — миролюбиво сообщил он ей.

Жертва и агрессор

К содержанию

Защищаться: словами или кулаками?

Некоторые взрослые могут дать всего один совет: «Защищайся и отвечай ударом на удар!». Но тот, кто отвечает агрессией на агрессию, только увеличивает применение насилия — физического или психического. Конечно, мы хотим видеть детей, а потом и взрослых, готовыми к жизни в обществе, а не решающими все проблемы с помощью кулаков.

Так что родители должны показать и объяснить, что совершенно естественно рассердиться, если с тобой плохо обращаются. Но если ребенок — в том числе на примере родителей — понимает, как выражать свои чувства в словах и защищаться с помощью слов, он ощущает большую уверенность в себе. Другие дети замечают: это сильное сопротивление, а не слабое. А жертвами всегда становятся слабые.

Если детей дразнят или толкают, то лучше всего, чтобы они использовали словесный щит, показав: «Ты не можешь так со мной поступать». «Я не хочу, чтобы ты мне такое говорил», — это вполне ясное высказывание. Затем ребенок должен уйти и рассказать все взрослому. Тогда агрессоры понимают, что их жертва не будет мириться с плохим обращением с собой. И это не значит донести: здесь речь идет о конфликте, который ребенок сам не может разрешить. Если же ребенок не идет к учителю, когда его доводят одноклассники, то это должны сделать родители, предварительно обсудив с ребенком.

К содержанию

Агрессия, травля: когда говорить со взрослыми, а когда с детьми?

Часто родители пытаются сказать пару ласковых слов обидчикам своего ребенка. Но в таком случае они воспримут эти родительские попытки только как доказательство слабости своей жертвы и решат, что он сам не может защитить себя. Лучше поговорить с родителями агрессоров, которые смогут объяснить своим детям чувства другого. Если же существует целая группа преследователей (а травля — это всегда групповой феномен), то здесь могут помочь преподаватели, например, вызвав всех родителей этих детей и повлияв на них.

А что, если другой ребенок ударит вашего или наоборот? Тогда родители должны вмешаться и сообщить им, что такое поведение неприемлемо. Надо вступить в зрительный контакт с ребенком и сказать ему: «Я не хочу, чтобы ты это делал. Нельзя кусаться и драться, ты делаешь другим больно». А когда все успокоится, родители должны отпустить своего ребенка только с каким-то конструктивным предложением по разрешению проблемы. Тот, кто обладает социальными навыками, ведет себя более сознательно и, кстати, реже становится жертвой.