Содержание:

Наверняка с вами такое бывало: в споре с ребенком начинаешь отчаянно доказывать свою правоту, путаясь в мыслях и желаниях. А глубоко внутри понимаешь, что не прав. Так работают механизмы психологической защиты. О них рассказывает психолог Игорь Павлов.

От кого эти механизмы нас защищают? Получается, от наших детей! Ведь у каждого из нас есть свое представление о ребенке нашей мечты. И, если наш реальный сын или дочь не соответствует этому представлению, мы, дабы не испытать разочарование, всеми возможными способами "подгоним" его под этот образ. Вот для этого нам как раз и нужны защитные механизмы.

Они помогают нам сохранить и представление о себе как об "идеальном родителе", отсеивая любые мысли, искажая восприятие событий, которые могут нас выставить в собственных глазах в невыгодном свете. Мы словно надеваем розовые очки, которые делают наше восприятие мира более удобным и приятным. Делаем мы это, конечно, не специально. Подобные защитные механизмы — часть нашей психики, они срабатывают бессознательно в любой ситуации, угрожающей психологическому благополучию нашего "я".

К содержанию

Мамина забывчивость

Бывало ли такое, что, поступив несправедливо с ребенком или обидев его, мы быстро забывали произошедшее? Можно забыть весь случай, а можно — лишь отдельные свои слова или действия, как правило, самые обидные и неприятные. Помогает нам в этом такой защитный механизм как вытеснение. Ребенок говорит: "Мама, помнишь, как ты меня обманула?" А мама в ответ: "Ты что, разве я тебя могла обманывать?!" И дело не в том, что она и сейчас продолжает его обманывать, а в том, что она на самом деле забыла, то есть вытеснила из памяти воспоминание о своей педагогической оплошности.

К содержанию

Не может такого быть!

А вот и другой пример психологической защиты. Ребенок натворил что-нибудь в школе или в детском садике. Воспитательница или учитель нам рассказывает, а мы не хотим в это верить. Ведь мы-то знаем, что он или она у нас самые лучшие, что они ни за что на такое не способны. Иногда это называют "слепой любовью" или просто родительской слепотой, а в психологии этот защитный механизм так и называется — отрицание. Оно помогает нам сохранить представление о нашем ребенке как о хорошем и неспособном на те поступки, которые ему приписывают другие.

К содержанию

Ты — это... я

Есть и еще несколько подобных психологических защит. Одна из них — проекция, когда мы приписываем, словно проецируем на ребенка, наши собственные страхи, привычки, желания, а иногда и какие-то не принимаемые в нас самих качества. Например, мы боимся темных подъездов или воров. Наш страх мы проецируем на ребенка и ожидаем, что он будет вести себя соответственно — избегать темных подъездов или беспокоиться о том, чтобы у него что-нибудь не украли.

Или нам хочется, чтобы ребенок занимался музыкой, спортом. При этом мы сознательно или неосознанно игнорируем истинные потребности ребенка, так как считаем: он хочет того же, чего и мы.

А иногда мы обвиняем детей в том, чего не замечаем за собой. Например, в неряшестве, в то время как у самих на кухне далеко не идеальный порядок. То есть мы приписываем ребенку качества, которые не хотим признавать в нас самих, и таким образом как бы избавляемся от них.

К содержанию

А я — это ты!

Другой похожий механизм — идентификация. Он проявляется в том, что мы ставим знак равенства между собой и ребенком. Это может быть отождествление желаний и потребностей или всей личности. Любые успехи и достижения ребенка мы воспринимаем как наши собственные, любые детские промахи и неудачи с готовностью принимаем на свой счет.

С помощью идентификации мы с ребенком можем наверстать собственное упущенное детство, реализовать свои детские мечты и потребности. Например, когда-то папа мечтал стать известным музыкантом, но не добился успеха. Но теперь, когда его ребенок стал заниматься музыкой, у отца появился второй шанс. И успехи собственного ребенка будут восприниматься им с особым трепетом и чувством самодостаточности. А вот музыкальные "провалы" станут болезненным ударом по самооценке отца.

К содержанию

Ребенок — громоотвод

А бывает такое, что, придя домой не в духе, мы собственную злость выплескиваем на ребенка? Достаточно лишь незначительного повода (не вынес вовремя мусор, не так сложил одежду, не туда поставил книгу), чтобы "взорваться" и всю свою злость направить на него. Этот механизм так и называется — замещение. Ведь начальнику, например, мы нахамить не можем, даже если очень этого хотим. Зато на своего ребенка мы обрушим всю нашу ярость, был бы повод...

К содержанию

Это ведь рационально!

Нередко подобное поведение в отношении ребенка мы очень неплохо оправдываем — мол, ему это только на пользу. Родители вообще склонны любое свое поведение в отношении детей оправдывать в сторону полезности, даже если знают, что оно доставит ему массу неприятных переживаний. Мы можем заставить ребенка часами сидеть над прописями, пока он уже дрожащей рукой не научится писать какую-то злосчастную букву, утешая самих себя, что потом он нам только спасибо за это скажет. Психологи называют это рационализацией — защитным механизмом, помогающим нам рационализировать, обосновать, оправдать любое наше действие, отыскать в нем свою пользу в деле воспитание ребенка.

Эти психологические защиты могут играть как положительную роль в нашей жизни, сохраняя позитивную самооценку и охраняя нас от лишних переживаний, так и отрицательную, усложняя наши отношения с детьми. Работают они на бессознательном уровне, и контролировать их сложно.

Но теперь вы знаете, чем может быть продиктован тот или иной ваш родительский поступок. А осознание — это уже первый шаг к изменению.

Павлов Игорь