Содержание:

Как мы покоряли город-негодяй Хургаду под Новый 2005/2006 год. Часть 2

К содержанию

Глава пятая, пляжная

И вот наконец-то вожделенный пляж. Соломенные зонтики, белые лежаки, яркие полотенца и полукруглые передвижные заборчики из плетеного тростника, которые, с одной стороны, образовывали приватное пространство вокруг зонтика, а с другой стороны, защищали от ветра.

Нам сразу очень понравился пляж. Сказать, что он был огромным, – ничего не сказать. Протяженность территории отеля по линии пляжа "от забора до забора" по прямой составляла 1,5 км. Но хитрые итальянцы придумали и построили совершенно замечательную штуку. Как известно, во многих отелях, где имеются собственные коралловые рифы, для того, чтобы искупаться, нужно либо надевать специальную обувь, либо входить в воду по прорубленным в коралловых зарослях "коридорам", либо долго-долго идти по понтонам или пирсам и плюхаться уже на солидной глубине. В нашем отеле все было продумано. В море с двух сторон вдавались искусственно возведенные два полуострова в форме половины гантели, образуя миленькую бухточку с гладким песчаным дном. А за пределами этой тихой заводи по внешней кромке "полугантелей" уже было глубоко и располагались вожделенные рифовые красоты. За счет этого протяженность береговой линии была сильно увеличена, и постояльцы отеля не сидели друг у друга на голове (между соседними зонтиками расстояние было несколько метров). А еще пирс, с которого ныряли дайверы и любители сноркелинга, был недлинным и располагался на перешейке "полугантели". Все-таки странные люди: для отдыха выбирают отели в центре города, где за шикарными многоэтажными корпусами ютится маленький, вечно переполненный кусочек песочка и идет ежеутренняя битва за лежаки, рядом порт и риск попасть под лихо несущийся серф.

Мы по неопытности в первый день выбрали зонтик в центральной части пляжа, поближе к барам, музыке и центру анимации. Впоследствии мы освоились и перебрались в стратегически более удобное и комфортное место. Как раз на тот перешеек, где был пирс. Это было удобнее всего. Натаха могла плюхаться в свое удовольствие в мелкой песчаной бухте прямо перед нашими глазами, а если мы решали поплавать с маской – то идти тоже было несколько метров.

Раздеваться не очень хотелось. Ветер не прекращался. Море тоже не баловало, 21 градус по Цельсию. Но мы были непреклонны в своем решении начать пляжный сезон. Спрятавшись за плетеным заборчиком, мы распластались на лежаках и подставили свои бледные тела африканскому солнцу.

Почти сразу же нас атаковали и предложили свои услуги по очереди: аниматорша, официант из бара, мастер смываемых татуировок, массажист, продавец экскурсий и египтянин, который хотел, чтобы мы срочно покатались на верблюде. Все египтяне начинали мутно и издалека, долго знакомясь с Наташей, озаряя нас улыбками и загораживая солнце. Все они были нами очень вежливо посланы, за исключением русской девушки-аниматора. Миловидная девушка Наташа была небольшого роста блондинкой из Подмосковья. Она сразу сообщила нам как вновь прибывшим, что в отеле происходит вечерами в плане развлечься, что со всеми возникающими вопросами можно обращаться к любому из команды аниматоров и что именно она организует детский досуг, а также донесла до нас много другой полезной информации.

Надо сказать, что нам сильно повезло, что в нашем отеле была русская команда анимации. Когда мы только собирались в путешествие, мы со снобистским презрением рассуждали, что анимация – развлечение для обиженных интеллектом индивидуумов. Дескать, самодостаточная и высокоорганизованная личность даже на пляжном отдыхе прекрасно может найти себе культурный досуг в общении с себе подобными, чтении литературы, самосовершенствовании и т д. В действительности оказалось весьма приятным быть в курсе жизни отеля, потому что объявления делались по-русски, очень удобно, когда можно спросить что угодно, не бегая в ресепшн и не ломая голову, как это будет по-английски. Например, зарезервировать столик и напитки на новогоднем ужине. Почему-то команда русских аниматоров, состоящая преимущественно из студентов, жила в помещении мини-госпиталя, который располагался под летним амфитеатром. То ли тяготы аниматорского труда (и отдыха) так плохо сказываются на здоровье, то ли это было самое свободное из помещений отеля, трудно сказать.

Развлечения, которые предлагались Animation Team на пляже, были непритязательны и день ото дня довольно однообразны. Попытки обучить внушительных размеров немок и шведок танцу живота (уж чего-чего, а живота у этих прекрасных дам было в достатке), пляжный волейбол, уроки латины (с местами, которые требуются для отплясывания латины, у большинства участниц тоже было все в порядке), бросание тапочек "кто дальше зашвырнет – тому бесплатный коктейль" и все в том же духе.

Мы сначала пошвыряли тапки, потом Тарас поиграл в волейбол и, собственно, в первый же день стало понятно, что мы, люди северные, – угрюмые и нелюдимые и предпочитаем все же организовывать пляжное времяпрепровождение самостоятельно.

Вернувшись под наш зонтик, мы решились, несмотря на ветер, хотя бы омыть ноги в прохладных на тот момент водах Красного моря. Натаха тут же напялила маску с трубкой и поскакала к водичке. Она, к сожалению, не только не имела никакого понятия о сноркелинге, но и просто не умела плавать. Это сильно нас беспокоило, потому как одной из главных наших целей в этой поездке было непосредственное ознакомление с многообразием рифовой флоры и фауны. А как показать ребенку рыбок, если он не умеет держаться на воде и сопеть в трубочку? Я плаваю хорошо, но маска и трубка мне была тоже в новинку. Тарас, как самый опытный в этом деле, взялся обучить нас этому занимательному занятию в сжатые сроки.

Пока я, содрогаясь от холода и вымучивая улыбочку, позировала бледными прелестями в бикини перед фотоаппаратом, моя дочь бодренько забежала в воду. Первые попытки обучить нетерпеливое и своенравное дитя способу дышать в трубку не увенчались успехом. Но на второй пляжный день случилось чудо: Наташка увидала совсем близко от берега какую-то серенькую и невзрачную рыбку, которую видимо с презрением выгнали с рифа за непритязательную внешность – и поплыла за ней, совершенно не задумываясь, как дышать и чем шевелить. Мы не могли нарадоваться виду плавающей на поверхности Наташиной попы.

В первый же день Тарас решил опробовать наш замечательный фотоаппарат, заявленный производителями как амфибия. С виду – обыкновенная цифровая мыльница, правда, неплохого разрешения и с кучей дополнительных опций. Еще дома, в Питере, мы испытывали его, опуская в кастрюли с водой, но даже в ванной не имитируешь несколько метров морской глубины. Первые опыты подводной съемки оказались неутешительны, но мы были очень горды собой. Оказалось, что и под водой против солнца снимать так же нельзя, как и на воздухе. Чтобы сделать кадр, нужны обе руки, поэтому зависаешь над кораллами некоторое время бесконтрольно колыхаемый слабыми, но все же волнами, которые несут тебя совсем не туда, куда надо. В довольно мутной воде (в первые дни отпуска) автофокус нашего чудо-устройства справлялся со своими обязанностями через раз на третий. Ну и последнее, что затрудняло достижение результатов, рыбки совершенно не желали позировать, поэтому появились такие фотографии, как "рыбка фас", "хвост рыбки в правой нижней части" и "только что здесь была рыбка". Надо напомнить, что в первый день мы еще не поняли, где, собственно, тот пирс, с которого надо нырять, чтобы увидеть действительно роскошный риф, поэтому довольствовались теми огрызками кораллов, которые были поблизости от центра пляжа.

Скажу еще пару благодарных слов о нашем с честью выдержавшем все испытания фотоаппарате. Соль Красного моря, песок и ветер, жара и холод – все ему было нипочем. Единственный раз он отказался снимать, да и то на 10-тиметровой глубине. Но это все ерунда. Зауважали мы его окончательно после того, как Тарас забыл вынуть из кармана спертое в столовой сливочное масло и туда же запихал фотоаппарат. Масло от жары и механических воздействий вытекло из своей упаковки. Фотик весь был перемазан. Когда мы его достали, в первый момент испытали шок. А потом, вспомнив, что он водоплавающий, просто вымыли его теплой водой с мылом под краном!

На пляже разрешалось купаться только до 17.00, то есть до захода солнца. Поэтому пляжный персонал заблаговременно просил припозднившихся отдыхающих вовремя сдать полотенца и не входить в воду. Это было обусловлено тем, что в темное время суток активизируются ночные хищники – обитатели прибрежных рифов. В первый день мы ушли с пляжа довольно рано, чтобы успеть принять душ и переодеться перед обещанной Ихабом "бесплатной" экскурсией в город.

К содержанию

Глава шестая, туалетная (небольшая, но важная)

Надо заметить, что все без исключения приезжающие на отдых в благословенный египетский край испытывают "туалетные проблемы". Разнообразные проявления желудочно-кишечной акклиматизации не щадят ни старых, ни малых. Является ли причиной тому состав местной питьевой воды, особенности местной кулинарии, перемена климата, выброс адреналина или еще бог весть какой фактор, а может, и совокупность всего вышеперечисленного, – остается неясным. Вот только где-то 80% приезжающих первые 3-4 дня мучаются поносом, остальные счастливцы – совсем наоборот. В первые дни после завтрака и ужина можно было наблюдать стремительно несущиеся от "столовки" к клозетам ручейки людей.

В общем, когда мы решали вопрос об экскурсиях – какие покупать, какие нет и на какие числа – мы очень мудро поступили, спланировав дальние поездки в Луксор и на остров Гифтун на после Нового года, то есть на послеадаптационный кишечнопроблемный период.

Кстати, своя пресная вода в городе-негодяе Хургаде полностью отсутствует, так как этот туристический оазис возведен на совершенно голом пустынном прибрежье. Воду качают по трубопроводу из другого города под названием Кена, который находится на расстоянии 30 км от Хургады. По приезду Ихаб, а потом персонал отеля предупреждал нас, что качество перекачанной из Кены воды оставляет желать много лучшего – пить ее нельзя совсем, мыться в принципе можно (куда ж денешься), а зубы чистить – выбор свободной воли каждого. Эх! Не видели они, какая вода течет у нас в Питере из кранов по весне или осенью перед включением системы отопления! Какого она цвета! А какого запаха!

К содержанию

Глава седьмая, людоведческая

Наш Ихаб встретил нас и еще одну пару из Питера в холле, проводил до автобуса, и мы поехали на экскурсию в город, заезжая за остальными, знакомыми нам по самолету, по пути в разные отели. Процесс сбора всех экскурсантов продлился около полутора часов, но мы были к этому морально готовы, к тому же Ихаб талантливо и увлекательно молол всякую ересь о нравах и быте современных египтян, перемежая байки на потребу историческими фактами.

Когда наша разношерстная компания оказалась в сборе, мы двинулись в старый город. Отдельно надо отметить некоторых особо запомнившихся персонажей. Особым колоритом выделялся пожилой, но подтянутый и довольно бодрый дед. Лысый, в очках, в клетчатой рубашке, сандалетках и парусиновых брюках. С ним – подруга жизни, не очень подтянутая, тоже весьма пожилая, в торчащей колом крашеной шестимесячной завивке и блузе в трогательный мелкий цветочек. Колорит деда был не во внешности. Он был в характере. Сказать, что дед был хронически недовольным занудой, – ничего не сказать. Ему все было не так. Самолет – старый, пилот – непрофессиональный, автобус – душный, кондиционер – слабый, отель – помойка, пляж – грязный, еда – невозможно жрать, улицы (видел из окна автобуса) – неопрятные, солнце – жаркое, ветер – холодный, зачем поехали за такие бабки в этот захолустный Египет – непонятно, все вокруг – тупые (по-русски плохо понимают) и пр., и пр. Он являл собой классический прототип дяди Юлиуса из нетленной Карлсониады Астрид Линдгрен. Его язвительные замечания и полные каверзы и вызова вопросы утомляли не только окружающих, но даже неутомимого и ангельски терпеливого Ихаба.

Позиция деда по отношению к окружающему миру была столь критична, что невольно мы порадовались, что проживаем с ним в разных отелях. Его спутница выносила брюзжание старого перечника со стоическим равнодушием, даже когда он цеплялся лично к ней. Ее иммунитет явно был приобретен не одним годом совместной жизни. Все остальные невольные спутники занудного старикана тактично страдали молча, лишь изредка томно вздыхая, крякая, закатывая глаза и многозначительно переглядываясь.

Следующим персонажем, который привлек наше внимание еще в самолете, а потом в аэропорту после посадки, был отец почтенного семейства, состоящего из зрелой матроны с пышными формами и дочери – переростка лет 18, габаритами не уступающей матушке. Только в отце почтенности семейства было ни на грош. Папочка начал квасить еще до посадки в Питере, продолжил в самолете и по прилету в благословенный египетский край первое, что он начал делать, это звонить по мобиле теще в Петербург и на весь аэропорт Хургады благодарить ее за то, что он здесь(!), а она – там(!). Картина была очень трогательная. Весь остальной отдых на разного рода экскурсиях почтенные мама с дочкой транспортировали непонятно как умудряющегося поддерживать набранную еще в самолете форму (по степени нажратости и приподнятости духа) папеньку под руки белые. Он не сопротивлялся и вел себя как паинька, потому как пребывал в нирване онлайн, видимо от осознания пребывания с любимой тещей на разных континентах.

К слову, надо заметить, что неприятно: многие наши соотечественники по русской традиции не мыслят отдыха без алкоголя. Они подшофе с утра и до вечера, при этом не манкируют стандартными курортными мероприятиями. Особенно активна была одна тесная компашка, состоящая из пяти весьма и весьма, судя по темам бесед и ширине кругозора, интеллектуально развитых дам и господ. Они отдыхали на полную катушку! Скупив все экскурсии, какие только можно было представить, они проводили каждый час с пользой! Например, только приехав из Каира (6 часов туда, выезд в 2 ночи, там – день, 6 часов обратно, прибытие в 4 утра), они в этот же день перлись на Коралловые острова (выезд в 9 утра), при этом выхлоп от них в эти 9 утра был таков, что даже супертактичный гид не удержался от робкой шутки. "О! Рашен водка?" – лучезарно улыбаясь, спросил он у тяжело заваливающихся в автобус любителей бурного отдыха.

Но идеальным примером алкогольного отдыха был все же одинокий отдыхающий, постоянно пребывавший в совершенно стеклянном состоянии. Левый глаз у него был заплывший, что плохо скрывали темные очки. Он был молчалив и довольно прямо ходил. Только однажды на экскурсии в Луксор он спросил Тараса тихим проникновенным голосом, слегка запинаясь: "Это какой город?". Занавес.

Как мы покоряли город-негодяй Хургаду под Новый 2005/2006 год. Часть 4

Алла, vanilja@mail.ru.