Содержание:

К содержанию

Глава первая, предварительная

Все началось с увлечения моей 8-летней дочери компьютерной стратегией "Клеопатра", где она в течение года с увлечением строила, развивала и приводила в упадок виртуальный древний Египет. Оттуда в нашу серую питерскую жизнь пришли древнеегипетские боги и, смотря искоса, подали нам неправильные знаки, из которых родилось непреодолимое стремление посетить священную землю, над коей сокологоловый Ра катал солнечный диск и где вершились мутные тяжбы Сета и Гора.

Короче, укрепившись в своем стремлении, мы (я, Тарас и девочка Наташа) все-таки приобрели новогодний тур и засобирались в Африку.

Последние дни перед поездкой были ознаменованы тяжкими предчувствиями. Во-первых, ознакомившись с содержанием договора о нашем страховании, мы со смешанным чувством тревоги и удивления нашли только одно четко прописанное обстоятельство, которое прямо именовалось "наступлением страхового случая", а именно: посмертная репатриация на родину(!). Все остальные статьи и параграфы вышеозначенного документа содержали в себе подробнейшие описания того, что страховым случаем не является. Из них мы уяснили себе, что в чужих странах лучше не заниматься такими опасными видами деятельности как, например, купание, вынашивание детей и поездки на всех видах транспорта, ибо если с вами что-нибудь произойдет, то кто вас заставлял лезть в воду, быть беременными и т. д.

Во-вторых, все наши родственники и друзья (разумеется, из самых лучших побуждений) сочли своим долгом поведать нам про разнообразные тяготы и опасности, которые подстерегают отважных русских туристов в подобных путешествиях. Каждый добрый человек, узнав о нашей предстоящей поездке, охотно рассказывал случаи из своей жизни, а также из жизни своих знакомых. Описываемые ужасы акклиматизации меркли перед страшными историями о неоплаченных отелях, упавших самолетах, терроризме, поносах, перевернутых автобусах, набегах диких бедуинов и прочей экзотике. Когда бодро, когда вяло мы отшучивались. А по центральному ТВ как раз вовремя вещали миру о случаях педофилии среди служащих отелей, сопредельных с нашим. После просмотра телепередачи с оптимистическим названием "Зимний отдых: вернуться живым" Тарас предложил фаталистически относиться к предстоящей поездке как к "приключению" и мы, уставшие от предвкушений радостей курортной жизни, согласились с ним.

Короче, было принято решение: по приезду в город-негодяй Хургаду изнасиловать весь местный персонал, вызвать генерального консула Российской Федерации и затем, забаррикадировавшись в отеле, потребовать немедленной посмертной репатриации нас на родину.

Собрав нехитрые пожитки, мы отправились в путь 28 декабря 2005 года, будучи готовыми ко всему.

К содержанию

Глава вторая, дорожная

Благополучно приземлившись в аэропорту Хургады, мы вдохнули не очень жаркий в тот день воздух пустыни (в пять часов вечера его температура была около 20 градусов по Цельсию, дул весьма свежий ветер).

Наш гид, которого звали Ихаб, улыбался нам, как родным. И очень удивился, когда мы отобрали у него "гостевую" часть ваучера, которую он молниеносно оторвал от общего бланка, и вручили ему на первый взгляд точно такую же, только с пометкой "оператор". Ему явно было все равно, что начертано на синеньких бумажках, ибо, как он заявил, у него их много и ему не жалко. Вокруг кипела прилетно-отлетная суета. Сразу как-то понравилась та непринужденность, с которой служащие аэропорта исполняли свои обязанности. Они напевали, пили чай, болтали, курили и молились за ларьком с сувенирами, буквально не прерывая рабочего процесса. Ихаб назначил нам встречу на улице, и мы поспешили за багажом. Провожая нас к автобусу, он беспрестанно жаловался на суровую погоду. Мы светски убеждали его, что он и представления не имеет, насколько холодно там, откуда мы прибыли. Осознание факта, что мы теперь в Африке, переполняло наши души самыми разнообразными эмоциями. Тарас ожидал подвохов за каждой пальмой, а я пыталась усмирять Наташины восторги.

Дежурная шутка гида о том, что дорога до отеля займет полтора часа с пересадкой на верблюдов, до нашего предубежденного сознания доходила долго и произвела должное впечатление. Смеялись мы от души. Водителя автобуса звали Мохамед. Как оказалось, это самое распространенное имя в Египте, да и во всем арабском мире вообще. Поэтому если вы не знаете, как обратится к мужчине на улице Хургады (как нам потом объяснил следующий из многочисленных Мохамедов, с которыми нас свела судьба во время отдыха), смело можете звать его Мохамед. В большинстве случаев – не промахнетесь.

Потом Мохамед знакомился с Наташей. Он спрашивал, как зовут "ай какую красивую девочку", откуда она приехала и надолго ли, сколько ей лет, будет ли она с ним дружить, как ей нравится в Египте и все в том же духе. При этом "ай какую красавицу" брали за руку, гладили по голове, трепали по щечке, присаживались перед ней на корточки, подмигивали ей, радостно улыбались и делали ей "козу".

Тут стоит сделать лирическое отступление, потому что Ихаб до этого тоже знакомился с Наташей, а потом еще много народу знакомилось с Наташей. Надо заметить, что подробные смакования в отечественных СМИ педофилического эпизода, якобы имевшего место в одном из старейших отелей Хургады, оставили у меня лично неприятный осадок. Поэтому мы по первости пытались оградить наше драгоценное и слегка смущенное обилием внимания к своей персоне чадо от столь интенсивных контактов с аборигенами. И только потом, после того, как с Наташей познакомились подобным образом в первый же вечер почти все, кого мы встретили на своем пути (водители, портье в отеле, официанты, секьюрити и пр.), мы немного расслабились. Потому что решили, что такое количество педофилов просто по теории вероятности не может встретиться бедному русскому туристу за столь короткий срок. Тем более, как мы наблюдали на протяжении всего пребывания в благословенном крае, все остальные приезжие "красавицы" и "красавцы" всех возрастов, от грудных младенцев до подростков, всех мастей и национальностей испытывали на себе египетское чадолюбие постоянно и повсеместно. Совершенно черненький карапуз из Центральной Африки лет полутора от роду восторгал окружающий персонал не менее, чем белокурая нимфетка из Украины.

До сих пор я размышляю о причинах особенного отношения к детям у мужского населения Египта (ибо с женским населением мы так и не пообщались, но об этом позже). Хотелось бы думать, что необходимость долго зарабатывать деньги на калым, чтобы жениться, делает брак и его последствия (в виде продолжения рода) ценностью для молодого египетского мужчины во всех смыслах. Также нас вполне устраивает версия, что это просто форма лести туристам-кормильцам.

Мы и еще одна пара из Питера сели в микроавтобус, который встречающая компания специально выделила для того, чтобы отвезти только нас в наш отдаленный отель. Это было очень приятно, потому что все остальные пассажиры нашего чартера были посажены в огромные автобусы и развозились по своим отелям по очереди. Что такое "по очереди" мы познали и оценили, когда ездили впоследствии на экскурсии. Нас забирали первыми, а отвозили последними, так как наш отель находился дальше всех. А ездили на экскурсии мы, естественно, в почти том же составе, в каком летели туда и обратно. В общем, за время отдыха знакомые лица примелькались.

Микроавтобус несся по шоссе уже в сумерках. Мы с интересом глазели из окон на мелькавшие отели, украшенные неоновыми елочками, Сантами и оленями, мигавшими колокольчиками и надписями "С Новым Годом и Рождеством". Шоссе отделяло побережье и отели первой линии от голой неприютной пустыни. Перед сезоном ветров пальмы по краям шоссе были подвязаны.

Особо сильное впечатление мы получили от стиля вождения египетских автомобилистов. Оказалось, что понятие "полоса встречного движения" на дорогах Египта есть абстракция в чистом виде, выраженная только в разметке. Лихие египтяне ездят исключительно "по понятиям" и разъезжаются порой, полагаясь, видимо, лишь на волю Аллаха. А еще они все время пользуются "бибикалкой". Как шутил Ихаб: "Когда египтян покупает машину, он первым делом проверяет, работает ли сигнал. Потому что если сигнал не работает, то на такой машине нельзя ездить!" Сигналят обычно туристам на обочине, встречным машинам, попутным машинам, знакомым и знакомым знакомых, а также просто от избытка чувств или в такт любимой песне по радио.

Ну вот и КПП нашего отеля. Справа от ворот – пост туристической полиции. Тент, под ним автомобиль, окруженный высокими бронещитами, из-за которых виднеются макушки бойцов и стволы автоматов Калашникова. Бойцы напряженно вглядывались в песчаные просторы по ту сторону шоссе, видимо, в каждую секунду готовые отразить набег диких сынов пустыни или налет вражеской авиации, или наскок кавалерии, или еще какую-нибудь внезапную напасть.

Подобные посты мы впоследствии не раз видели возле удаленно расположенных отелей, а также на въездах и выездах из города-негодяя.

Благополучно прибыв в район ресепшн и немало подивившись (видимо, от неопытности своей) предложению бросить пожитки прямо на дорожке метрах в 50 от здания, мы пошли поселяться. Заполнив анкеты, оценив новогоднее убранство помещения и договорившись с гидом встретиться возле елки в центре холла в 21.00 после ужина, мы взяли ключ и были выведены на дорожку под яркие египетские звезды. "Зис вэй", – махнув рукой в нужную сторону, радостно сказал нам работник отеля и скрылся.

Как мы покоряли город-негодяй Хургаду под Новый 2005/2006 год. Часть 2

Алла, vanilja@mail.ru.