Содержание:

Старинной Тверской выпала трагичная участь стать первой улицей, реконструированной по печально знаменитому Генеральному плану социалистической реконструкции Москвы. Тверская улица потеряла тогда не только свое исконное имя, но и самобытное московское лицо. Такими должны были стать Пречистенка, Остоженка и многие другие московские улочки - безжалостно выпрямленными, расширенными, застроенными громоздкими однотипными зданиями.

К содержанию

Один уцелевший

Помешала, если можно так выразиться, переделу война. Были уничтожены или перестроены до неузнаваемости и многие представляющие культурно-историческую ценность дома, некоторые из них передвинуты в глубь дворов. На Тверской не осталось ни одной церкви (по некоторым свидетельствам, разрушили около 40 храмов и часовен). Нет уже и замечательного Страстного монастыря, находившегося на том месте, где сейчас стоит памятник А.С. Пушкину. И все-таки один храм уцелел - в самом начале Столешникова переулка, близ памятника Юрию Долгорукову - старинный московский храм святых бессребреников Космы и Дамиана в Шубине.

Первое упоминание о церкви содержится в Софийском временнике 1368 г., где значится, что воевода Дмитрия Донского "Иакинф Шуба имел двор около Тверской, основал церковь своего имени Иакинфа, в ней затем явился второй придел Космы и Дамиана", по которому за храмом прочно закрепилось имя Космодамианского.

К содержанию

Немного истории

В 1626 году на месте сгоревшего деревянного храма стали строить новый каменный храм. С этого года он и числится в приходно-расходных книгах Патриаршего приказа.

К началу ХVIII столетия здание храма обветшало, и в 1703 году началась его капитальная перестройка.

До 1785 г. храм несколько раз горел и снова восстанавливался, в этом же году в церкви был произведен ремонт, заново расписаны стены, старый иконостас был заменен новым.

В 1812 году, когда в Москву вошли французы, храм Космы и Дамиана в Шубине чудом сохранился в общемосковском пожаре и даже не был разграблен, в то время как все соседние строения пострадали.

Регентом храма в 1910-1920-х годах был знаменитый композитор П. Г. Чесноков.

В 1929 году храм закрыли, в 1932-1933 годах до второго яруса была разрушена колокольня. Ни одна из бесценных реликвий не сохранилась. Рядом, вплотную к храму, пристроен высокий жилой дом с рестораном "Арагви", в который превратили бывшую гостиницу "Дрезден".

В конце 1950-х годов храм предполагалось снести полностью. К счастью, этот проект не был осуществлен.

К содержанию

Если бы не библиотека...

Как же все-таки храму удалось избежать сноса? Образно говоря, спасла храм книга. Дело в том, что в храме с 1929 по 1966 гг. находилась Всесоюзная государственная библиотека иностранной литературы, основанная Маргаритой Ивановной Рудомино, а впоследствии (1966-1991гг.) типография Министерства культуры РСФСР.

Cразу после окончания гражданской войны, когда и есть-то толком было нечего, совсем молодая переводчица из Саратова Маргарита Рудомино ходила по многочисленным советским инстанциям, чтобы доказать, как важно знать иностранные языки и как нужна библиотека, где можно было бы изучать иностранную литературу. И доказала, будучи человеком непреклонной воли. Под ее "проект" в 1929 г. выделили здание храма, которому на долгие 37 лет предстояло стать библиотекой и книгохранилищем. В страшном 1921 г. Маргарита умудрилась вывезти из родного города целую коллекцию книг по лингвистике и преподаванию иностранных языков. Она возила на санках по ледяной Москве книги и шкафы, когда создавалась Библиотека иностранной литературы.

Впоследствии, напротив дома на Котельнической, возникло огромное здание Государственной библиотеки иностранной литературы, которая с 1990 г. носит имя М.И. Рудомино. Сейчас вполне можно сказать, что эта удивительная женщина, бывшая 52 года директором Библиотеки иностранной литературы, сыграла огромную роль в спасении интеллектуальной элиты России. Многое было сделано ею в те времена, когда, казалось, это было абсолютно невозможно. Библиотека иностранной литературы была одним из немногих оазисов доброты в тогдашней Москве. М.И. Рудомино брала на работу тех, кого в страхе избегали при встречах даже друзья и родственники, брала вернувшихся из лагерей и ссылок. Книга не только спасла стены храма от разрушения, но и взяла на себя роль духовного центра, где билась свободная мысль.

К содержанию

Пасха "на станках"

По инициативе библиотеки в 1991 г. здание храма возвращено Церкви. По благословению Святейшего Патриарха Алексия II летом 1991 года в храме возобновлено богослужение. С декабря по ноябрь 1992 года оно совершалось в небольшой комнатке (площадью 36 квадратных метров) в сохранившемся нижнем ярусе колокольни, т. к. в храме продолжала работать типография. Только однажды - на Пасху 1992 года - литургию в основном храме служили среди станков. Это была первая литургия после 60-летнего перерыва в храме святых бессребреников Космы и Дамиана. Настоятель храма прот. Александр вспоминает, что его охватила радость, хотя это и была "пасха на станках". Это же чувство испытывали в тот день прихожане, их радость слилась с пасхальной. Все понимали - это начало возрождения.

В ноябре 1992 года, когда были вывезены типографские станки, в северном приделе был освящен престол для совершения литургии в более нормальных условиях. И хотя храм с обшарпанными стенами, залитым типографской краской полом, следами от станков можно было сравнить с раненым человеком, вернувшимся домой с войны, было уже ясно - эта война выиграна и храм будет жить. Прихожане вспоминают одну из рождественских служб, когда центральная часть храма была вся в лесах, перевитых елочными ветками и новогодними украшениями.

Кто знает, может быть, типография - по сути, та же "книга" - спасала храм в 1966-1991 годы от полного разрушения.

В 1995 году были разобраны конструкции второго этажа типографии в четверике храма. Тогда же старый пол, полностью залитый темной типографской краской, заменен на новый - белый, сделанный из мраморной крошки с белым цементом.

К содержанию

Реставрация еще не закончена

Сразу же после того как храм был освобожден от типографского оборудования, начались работы по восстановлению его интерьера. Бригада реставраторов к нынешнему дню закончила работы по раскрытию и восстановлению росписей центральной части храма, где отреставрированы композиции живописи XIX века. Местами реставраторам приходилось удалять до 9 слоев краски. Живопись на стенах боковых приделов практически раскрыта, восстановлена или заново написана. Сегодня в интерьере храма наконец-то сняты леса, внутреннее убранство храма воспринимается полноценно.

Внешний вид храма приобрел прежний облик: частично восстановлен верхний ряд окон четверика, воссоздана обработка восьмерика, перекрытого изящной барочной главкой на белокаменной подставке с золотым ажурным крестом. В северном портале церкви уцелели кованые железные двери, относящиеся, как полагают, к первой четверти ХVIII в. - времени строительства храма.

К 2007 году, согласно распоряжению Правительства Москвы, церкви будет возвращен исторический облик. Уже в следующем году приступят к возведению дома прихода и разрушенной колокольни.

К содержанию

Храм и современность

Сегодня в приходе жизнь бьет ключом: действуют группы по изучению Евангелия, группы помощи одиноким пожилым людям, беженцам, детдомам, заключенным, молодежный клуб, проходят вечера классической музыки, авторской песни.

Для всех желающих принять Святое Крещение предлагается образовательный цикл. В книжный магазин при храме приезжают со всей Москвы.

Отдельно следует сказать о служении в Детской республиканской клинической больнице. Это доброе дело, начатое о. Александром Менем, продолжает ныне о. Георгий Чистяков с группой прихожан. Кстати, о. Г. Чистяков вспоминает, как он школьником ходил с бабушкой в Столешников изучать иностранные языки. И кто мог тогда подумать, что филолог-латинист, знаток 12 языков, профессор Г. Чистяков станет священником в Космодамианском храме.

Прихожанами храма являются очень известные люди: сын Бориса Леонидовича - Евгений Борисович Пастернак, Людмила Улицкая, Сергей Маковецкий, Алексей Рыбников.

Не для того ли храм уцелел от пожара 1812 года, книга как символ культуры спасала храм с 1929 по 1991 годы, чтобы в центре столицы сохранился очаг духовной и интеллектуальной жизни. Потому что всегда есть люди, которые поступают по совести даже в тяжелые времена гонений, просто делают то дело, которое считают нужным.

Лаура Федорова
Статья предоставлена сайтом
KDO.ru