Содержание:

Очень часто разговоры «про это» родители приберегают до подросткового возраста своих детей, а зря. Автор бестселлера «Секреты счастливых семей» выяснил, что женское счастье во многом зависит от того, насколько откровенны были родители с девочкой и вовремя ли обсуждались темы взросления.

Как говорить с девочками о сексе: 3 совета психоаналитика и 4 просьбы детей

Я впервые осознал, что мы с моей женой Линдой действуем не совсем правильно в отношении наших девочек, когда прочитал книгу Джойс Макфадден «Спальня вашей дочери» (Your Daughter’s Bedroom). Макфадден, психоаналитик из Нью-Йорка, решила предложить женщинам описать их самые сокровенные чувства и с этой целью придумала 63 вопроса, затрагивающих абсолютно все — от горя до рождения детей и красоты. Она опубликовала их онлайн под заголовком «Исследование женских проблем». Женщины имели возможность отвечать только на те вопросы, которые их интересовали больше всего.

Очень быстро были заполнены 3000 анкет, и результаты просто ошеломили Макфадден. Три самых популярных среди женщин вопроса оказались непосредственно связаны с сексом. Больше всего им хотелось поговорить на темы, которые с ними никто не обсуждал в детстве: менструация, мастурбация и романтическая жизнь их матерей. На основании результатов этого исследования, а также бесед с учеными и далекими от науки женщинами Макфадден написала книгу.

Мы с Джойс встретились однажды за чашечкой кофе, и она рассказала мне, как, по ее мнению, нужно затрагивать тему сексуальности в разговоре с детьми.

К содержанию

Урок № 1: никогда не поздно начать говорить о сексе

Я хочу сделать признание. Когда я купал своих дочерей или сидел с ними, приучая к горшку, то никогда не называл их гениталии теми терминами, которые, собственно, для этого придуманы. Я испытывал смущение или боялся. «Помойте у себя там», — обычно говорил я, или: «Помойте то место, откуда вы писаете». И, по всей видимости, я в этом не одинок. Согласно опросам, половина девочек в возрасте двух с половиной лет знают, как называются гениталии мальчиков, но понятия не имеют, как называть свои. В нашей культуре у мальчиков пенисы, а у девочек «там, внизу».

Макфадден была искренне этим возмущена:

— Как мы можем привить дочерям любовь к своему телу, если они даже не знают названий его частей? Когда у моей дочки была опрелость, я говорила: «У тебя болят половые губы?» или: «Хочешь, я помажу кремом твою вульву?», а не: «Болит у тебя там?». Мы ужасно боимся, что скажем что-нибудь не то, — продолжала она, — или что они начнут расспрашивать нас о нашей половой жизни, и в итоге не говорим ничего. На мой взгляд, все это вопрос лексики. Нос. Лампа. Стул. Сосок. Мы же не называем как-то иначе уши, череп, ногти. Так зачем придумывать новые слова для обозначения гениталий?

Американская академия педиатрии с этим согласна. В материале от 2009 г. эксперты академии рекомендуют говорить о различии полов с детьми в возрасте полутора лет. В этом возрасте «важно, чтобы ребенок узнал правильные названия частей тела. Придумывание других названий для частей тела может заставить его думать, что в верном названии есть что-то плохое». На тот случай, когда ребенок наконец начнет задавать вопросы, в этом материале приводятся следующие советы:

Не смейтесь и не хихикайте, даже если вопрос покажется вам забавным. Ваш ребенок не должен устыдиться собственной любознательности.

Будьте кратки. Вашему четырехлетнему ребенку не обязательно знать подробности полового акта.

Выясните, хочет ли ваш ребенок узнать больше, нужно ли ему это. Спросите его: «Мы ответили на твой вопрос?»

Как говорить с девочками о сексе: 3 совета психоаналитика и 4 просьбы детей

К содержанию

Урок № 2: проще говорить с девятилетним ребенком, нежели с тринадцатилетним

Истории о менструациях из книги «Спальня вашей дочери» просто надрывают сердце. Девочки испытывают ужас, стыд, вину, отвращение. Некоторые женщины признавались, что матери оскорбляли их, когда у них впервые была менструация; другие переживали, что в этот момент отцы от них отстранились и никогда их больше не обнимали. В книге Макфадден собраны памятные высказывания таких женщин:

«Лучше бы мои родители рассказали мне обо всех подробностях до того, как это случилось, а не после».

«Хотела бы я, чтобы моя мама чувствовала себя комфортнее в своем собственном теле и могла привить это чувство мне».

«Было бы здорово, если бы мне преподнесли это так, чтобы я испытывала радость и гордость, а не тревогу».

По словам Макфадден, эти ответы показали ей, как важно говорить с девочками о менструации еще до того, как она начнется, т.е. когда им семь или восемь лет.

— Мы делаем это с опозданием, — сказала она. — Мы словно ждем, когда они вступят в подростковый возраст и станут от нас отдаляться, и тогда пытаемся с ними поговорить. Если начать, когда дети помладше, они еще впитывают информацию, как губки, и рады узнать что-то новое.

К содержанию

Урок № 3: тише едешь — дальше будешь

Если я скажу своей восьмилетней дочери, что ребенка делают путем введения пениса в вагину, что будет, когда она обнаружит, что пенисы вводятся в вагины не только с вышеупомянутой целью? На мой взгляд, это весьма скользкая дорожка.

— Но мы не испытываем таких трудностей, когда говорим о других вещах, — заметила Макфадден. — Вы говорите ребенку: «Это буква „а“». Затем, чуть позже: «Вот она, в слове „апельсин“», а потом: «Вот книжка об апельсинах». Если вы показываете своей дочери букву «а», это не значит, что вы сразу же должны рассказать ей об Анне Карениной. Это не разговор, а цикл бесед.

К содержанию

Информация от родителей: в чем плюсы

Так что же сами дети думают о родителях, когда те обсуждают с ними тему секса? Я задал этот вопрос группе девочек, собравшихся в доме моих друзей. Большинство из них впервые ознакомились с этой темой в третьем или четвертом классе.

— Мне тогда было лет восемь, — рассказала Элиза. — Я случайно услышала, как мама говорит с моей сестрой о пенисе и вагине, вбежала в комнату и спросила: «О чем это вы?!».

Ее мама все объяснила обеим девочкам, и тем вечером, когда услышанное немного улеглось в ее голове, Элиза лежала в кровати и то и дело обращалась к сестрам: «Джонсоны, девять детей! О-о-о! У Коффи пятеро! О-о-о!» Затем она перешла на учителей: «Мистер Берчер. О-о-х!» На следующий день она позвонила бабушке с дедушкой: «Бабушка, а у тебя был секс?» — «Да, Элиза, у меня был секс». — «О-о-о-х!»

Я спросил у девочек, не думают ли они, что до определенного возраста такая информация может быть излишней.

— Лично я так не считаю, — ответила одна из них. — Мы узнали названия частей тела в ванне, потому что это естественно. А к четвертому классу вполне нормально слышать такие слова, как «трахаться», — мальчишки так говорят.

Я поинтересовался, действительно ли они хотят слышать всю эту информацию именно от своих родителей.

— Получаешь очень искаженное представление, когда узнаешь об этом от друзей, — сказала одна из девочек. — Или даже из Интернета. А если разговариваешь с родителями, то, по крайней мере, можешь быть уверена в том, что они говорят правду.

— Иногда мне очень неловко, — добавила другая девочка. — С друзьями мне приходится притворяться и говорить: «Да, я знаю, что это», хотя на самом деле понятия не имею. А с мамой все иначе, она ведь не станет надо мной смеяться.

— А вы прямо спрашиваете своих родителей, — продолжал я, — или втайне ждете, когда они сами затронут эту тему?

— Я счастлива, что мне не пришлось заговорить об этом первой, — ответила Зоуи. — У меня все вот так, — она заткнула уши пальцами, затем вынула их наполовину. — Я делаю вид, что не хочу слушать, но на самом деле слушаю.

Как говорить с девочками о сексе: 3 совета психоаналитика и 4 просьбы детей

К содержанию

Как отцу говорить с дочерью о сексе

Затем я осторожно сказал девочкам, что хотел бы поговорить с ними о менструации.

— Как мужчине мне неловко обсуждать эту тему, — добавил я, — но как отец я понимаю, что должен.

— Прежде всего, — отозвалась Зоуи, — не называйте это менструацией. Называйте месячными.

Первые месячные часто сопровождаются слезами и непониманием, что с тобой происходит, а кроме того, как сказали девочки, становятся причиной психологической травмы. Также они упомянули кое о чем, чего я никогда прежде не слышал: о торжестве, которое устраивают по случаю первых месячных. В нормальной семье, как считает Макфадден, должен быть именно такой подход к этому вопросу.

— Я была невероятно взволнована, — рассказала Брэди. — Мама пообещала, что я смогу проколоть уши. Кроме того, мы отправились поужинать вместе с моей двоюродной бабушкой в модный ресторан. Я пила капучино. Насыпала в него кучу сахара, но он все равно был отвратительный на вкус.

В завершение я полюбопытствовал, могут ли девочки дать какой-нибудь совет отцам о том, как говорить со своими детьми обоих полов на темы, связанные с сексом и сексуальностью. Вот их пожелания:

Будьте открытыми. «Вы же любите своего папу и все такое, — сказала одна из девочек. — Поэтому вы не хотите что-то от него скрывать. Но папа не должен критиковать вас, когда вы затрагиваете какой-нибудь важный вопрос».

Не показывайте, что сконфужены. «Мой отец терпеть не может, когда в корзины для мусора выбрасывают тампоны, — заметила одна из девочек. — При виде их он испытывает неловкость, а однажды даже отказался купить мне тампоны в аптеке. Если вы смущены, сделайте вид, что все нормально, и тогда ваши дети будут чувствовать себя в своей тарелке».

Никогда не выходите из себя. «Я сказала папе, что обещаю не совершать больших глупых ошибок в сексуальном плане, если он пообещает не кричать на меня за маленькие глупости».

Расслабьтесь. «Если вы говорите с детьми о сексе, это не значит, что вы даете им зеленый свет, — сказала Брэди. — Мы это понимаем, и вам тоже стоит».