В возрасте приблизительно до 5 лет каждый человек интенсивно осваивает те интонационные элементы и ладовые модели, которые сложились в древности — на самых ранних этапах развития нашей цивилизации — и во все времена составляют основу музыкального мышления. При этом ребенок за считанные месяцы повторяет в своем индивидуальном развитии весь путь, по которому человечество прошло за тысячелетия. Этапы этого пути следующие...

Первый этап — домузыкальная стадия оперирования звуками. Ребенок вначале случайно, а потом намеренно и сознательно производит шум при помощи голоса и любых подручных предметов (гремящих, дребезжащих, звенящих). Для облегчения такого звукоэкспериментаторства издавна существуют специальные приспособления — детские погремушки. Ошибочно думать, что оперирование звуками — задача простая. В древности домузыкальное освоение звуков было делом отнюдь не детским, и на него ушло не одно столетие.

Как ни странно, но этот фундаментально важный этап музыкального развития ребенка не требует никаких специальных усилий со стороны взрослых. Даже совершенно естественный практический вопрос, которым задаются родители, — какие погремушки выбрать для покупки ребенку, — не существенен. Ребенок приспособит для этой цели любые твердые предметы, какие только попадут ему в руки, и, соударяя их, изучит все возможные звуковые эффекты — последствия таких манипуляций. Покупая изысканные погремушки разнообразных форм и конструкций, мы, по существу, ничего не добавим для музыкального развития детей. Выигрыш только в том, что ложки, кастрюли, папины электронные часы и прочий инвентарь, хорошо звучащий при ударах об пол, не будет использован ребенком, пока у него в руках есть погремушки.

Для родителей погремушка — своего рода "джокер": им вы подменяете любую вещь, которую не хотите видеть разбитой. Выбирая погремушки, можно не заботиться об их звуковых параметрах (годятся любые), а только о санитарно-гигиенических, на тот случай, если погремушка побывает во рту (а это произойдет обязательно и тогда материал не должен выделять никакой химической отравы) или сломается (материал должен быть таким, чтобы не образовывались остроконечные осколки).

С музыкально-педагогической стороны есть на этом этапе единственное предостережение, главным образом, для богатых родителей: временно воздержитесь от покупки электронного синтезатора (электромузыкального инструмента). Такая игрушка, сама по себе очень хорошая, позволяет нажатием кнопок вызывать звуки любого тембра, в том числе имитировать звучание ударов предмета о предмет. Но раньше времени познакомив ребенка с клавиатурой синтезатора, мы сорвем процесс формирования в его мышлении связей между звуками и порождающими их физическими движениями. Это еще хуже, чем дать ребенку калькулятор раньше, чем он научился мысленно складывать числа. Калькулятор, конечно, сам всё сделает быстро и правильно, но соответствующая способность ума останется ненатренированной. Потом этого уже не наверстаешь.

Второй этап — придание звукам ритмической регулярности, то есть упорядоченности во времени. С этого момента стихийное звукоэкспериментаторство становится музицированием, то есть намеренным звуковым воздействием на себя и на других людей. Это кладет начало умению регулировать свои и чужие эмоциональные переживания и культивировать эмоциональный опыт личности, который, по выражению Гурама Асатиани, накапливается, как "осадки переживаний".

На третьем этапе ребенок практикует многократно повторяемое ритмичное скандирование отдельных слов и словосочетаний на одной ноте, позднее — на элементарно простых попевках из двух-трех нот. Со временем это приводит к освоению более протяженных словесно-музыкальных композиций типа детских считалок. Речь идет не о бесцельной забаве, а об освоении важнейшего музыкального приема "остинато", на котором основывается древняя техника заклинаний, заговоров, позднее — молитв, формул гипнотического внушения и т.п.

Важнейшим признаком результативности музыкального развития на этом и других ранних этапах может служить способность и желание ребенка многократно повторять однажды найденную ритмоинтонацию, то есть вновь с удовольствием переживать однажды прочувствованное. Практическое освоение остинатной повторности — знаменательный рубеж на пути духовного роста, поскольку это — первый опыт наслаждения нематериальным (наслаждению тоже надо учиться!).

На всех перечисленных стадиях развития малолетний экспериментатор, сам того не подозревая, использует принцип, на котором строилось древнейшее музицирование, — синкретизм (совокупность слова, мелодии и жеста, то есть первоначальная нерасчлененность искусства на виды). Поэтому в раннем возрасте пение всегда происходит вместе с произнесением слов и с ритмичными телодвижениями. Зная это, не следует добиваться от ребенка отдельно пения (чистого интонирования мелодии) или отдельно игры на инструменте раньше, чем он освоит синкретическую "стихопеснепляску".

Какова задача взрослых в этот период? Ведь, казалось бы, и без их вмешательства ребенок интуитивно находит правильный путь музыкального развития и с неизбежностью сам переходит от одной стадии освоения музыки к другой. Когда действуют природные автоматизмы, о результатах можно не беспокоиться.

Но так было раньше: процесс шел автоматически до тех пор, пока не стал разрушаться патриархальный уклад жизни. А теперь в этот процесс приходится вмешаться взрослым...

Григорий Ганзбург