Мой пятилетний брат Стасик сидел и сосредоточено рисовал что-то толстым зеленым карандашом. Он был как-то особенно тих сегодня.

— Что ты там рисуешь? — спросил я.
— Я не рисую, я пишу!
— Что же ты пишешь?
— Письмо Деду Морозу.
— Наверное, трудно писать письмо, не умея писать, — заметил я.
— Я умею писать!
— С каких это пор?
— С самого рождения.
— Очень смешно!
— Если ты никогда не видел, как я пишу, это еще не значит, что я не умею писать! Правда, папа?
— Логично, — пробормотал папа, не отрываясь от газеты.
— Ну-ка, дай я посмотрю, — сказал я, неожиданно обеспокоившись, вдруг он и правда умеет писать.

Может быть, он вундеркинд, а мои родители не хотят, чтобы я об этом знал, потому что я-то самый заурядный подросток. Может быть, они уже знают, что он пойдет сразу в третий класс школы. Или еще хуже — прямо в шестой, и будет сидеть со мной за одной партой. А может быть, еще хуже, может, он из тех детей, что поступают в университет в двенадцать лет. Про него напишут во всех газетах. А мне люди будут говорить: "Синичкин... Хмм, что-то знакомое. Ты, случайно, не родственник того знаменитого ребенка-вундеркинда?" А мне придется сказать: "Да, это мой младший брат". Тогда они со смущенным видом скажут: "Ух ты, жалко, что его талант не передался тебе". Потом они засмеются и потреплют меня по голове...

Я кинулся к письму Стасика и судорожно просмотрел на него.

— Это просто какие-то каракули, — вздохнул я с облегчением. — Нет, не каракули, это письмо!
— Дед Мороз никогда в жизни не сможет этого прочитать, — втолковывал я.
— Дед Мороз может все. Главное он прочитает.
— Здесь только одно слово, которое можно прочесть, — сказал я. — "Велик".
— Это и есть самое главное, — ответил Стасик, заграбастав письмо обратно.
— Я тебе помогу написать настоящее письмо, — сжалился я.
— Это и есть настоящее письмо! — упрямился Стасик.

— Я напишу еще одно, и ты пошлешь его вместе с твоим. На тот всякий случай, если Дед Мороз все же не разберет твой почерк.

Я видел, что Стасик раздумывает над моим предложением. Когда он усиленно думает, то поджимает губки и морщит лоб. И становится похожим на обезьянку.

— Ну, ладно, — смилостивился он и передал мне толстый зеленый карандаш и чистый лист бумаги, — Только пиши все в точности, как я скажу.

И он принялся диктовать: "Дорогой Дедушка Мороз... Пожалуйста, принеси мне двухколесный велосипед. Он должен быть красный, как у Пети..."

— Будь пооригинальней, — сказал я, — Попроси оранжевый или фиолетовый...
— "Красный, — повторил брат, — Как у Пети. И никаких маленьких колесиков. Маленькие колесики только для малышни."

Он замолчал.

— Ну, дальше, — сказал я.
— Это все.
— В конце письма пишут: "Заранее спасибо, искренне твой", и потом ставят подпись, — сказал я.
— Ну ладно, пиши, — сказал Стасик, — Только я сам подпишусь. Я умею писать свое имя.

И он накарябал большими кривыми буквами "Стасик" в конце страницы. В комнату вошла мама, неся поднос с какао и печеньем.

— Я отошлю твое письмо завтра, — пообещал папа.
— А ты знаешь адрес Деда Мороза? — спросил Стасик.
— Ага, — сказал папа.
— Ну и какой?
— Э-э-э... Я сейчас не припомню, он у меня в записной книжке записан, — ответил папа, и они с мамой многозначительно улыбнулись друг другу.

В этот момент я даже позавидовал Стасику. Я не помню, чтобы когда-нибудь верил в Деда Мороза. Когда мне было три года, я случайно подсмотрел, как родители клали под елку подарки. А к тому времени, когда мне исполнилось пять, я уже точно знал, в каких потайных местах они их прячут к празднику. И в этот раз я тоже точно знал, что мне подарят. Я получу карманный калькулятор от бабушки и CD-плеер от родителей. Я слышал, как мама обсуждала это с бабушкой по телефону. А вообще-то было бы намного интересней получать подарки в виде сюрприза в новогоднюю ночь. Хотелось бы мне, чтобы родители догадались получше скрывать свои намерения, а не считать меня слишком большим для сюрпризов.

Этим же вечером, после того, как малышку Манюню уложили спать, Стасик заставил каждого из нас тоже написать по письму Деду Морозу. Мы предпочли не спорить, и каждый написал по письму. Я уже знал, что за этим последует.

— А теперь прочтите мне их вслух!- скомандовал Стасик, — Петя, ты первый.

Я посмотрел на маму с папой, они с одобрением кивали мне. И я прочел свое письмо, в первый раз за долгое время чувствуя себя детсадовцем: "Дорогой старикан Дед Мороз. Пожалуйста, принеси мне на Новый год что-нибудь из следующих вещей: карманный калькулятор, CD-плеер, десять игр для компьютера, мобильный телефон и радиоуправляемый планер. Заранее спасибо. Искренне твой, Петя Синичкин".

— А как Дед Мороз узнает, какие именно игры ты хочешь? — спросил неугомонный Стасик.
— Пусть просто деньги оставит, — буркнул я. — Я сам куплю.
— Дед Мороз не дарит деньги! — возмутился Стасик.
— Дед Мороз дарит все, что захочет, — сказал я.

Стасик, подумав, с этим согласился и сказал:

— Теперь ты, мама.

Мама пожелала себе новые сапоги и губную помаду. Папа — снасти для рыбалки. После того, как они закончили читать свои письма, Стасик спросил:

— А как же Манюня?
— Она еще слишком маленькая, — ответил я.
— Тогда ты напиши за нее.
Я взглянул на маму.
— Ну пожалуйста, ради меня, — сказала мама.

И я написал письмо за Манюню: "Дорогой Дед Мороз, принеси мне большого плюшевого мишку и новую погремушку и... И..."

— И пакет памперсов, — сказал Стасик, — Ну и хватит с нее. Она еще малышня, ничего не понимает.

Стасик на мгновение задумался.

— А как насчет Тузика?
— Да ладно тебе, это уже просто смешно, — сказал я, — Мне еще уроки надо делать.

Но он уже подсовывал мне новый листок бумаги. "Дорогой Дед Мороз, — написал я. — Пожалуйста, принеси мне резиновый мячик и коробку собачьего печенья. Заранее спасибо. Искренне твой, Тузик Синичкин".

Утром первого января Стасик вскочил с кровати раньше всех, разбудив нас после какой-нибудь пары часов сна.

— Я получил его! Я получил его! — кричал он на весь дом, прыгая от радости, — Большой красный велосипед с большими колесами! Спасибо, спасибо, спасибо тебе, Дедушка Мороз... Где бы ты ни был!

Мы все подошли к елке, чтобы посмотреть на подарки. Тузик получил все по списку. Манюня тоже, но ей больше понравились не сами подарки, а блестящая обертка от подарков и ленточка-бантик. Кроме карманного калькулятора и CD-плеера меня ждал сюрприз — деньги на покупку примерно пяти компьютерных игр! Мама тоже получила все, что заказывала. А папе Дед Мороз подарил новые трусы, новые носки и новый галстук, а еще коробочку с набором блесен (блесна купил я по секрету от мамы). Мне кажется, он был рад.

Вечером Стасик пришел ко мне в комнату. Я сидел на кровати, читая инструкцию к CD-плееру.

— Ты научишь меня ездить на двух колесах? — спросил он робко.
— Конечно, — сказал я ему, — как только растает снег.

Он залез ко мне на кровать и улегся рядом со мной.

— Дед Мороз не все тебе принес, что ты заказывал, правда? — спросил он тихо.
— Ничего, я и не ждал, что он принесет все.
— Я бы купил тебе радиоуправляемый планер, но у меня нет столько денег.
— Да я и не ждал планер, я просто придурялся.
— Я тоже, — сказал Стасик тихо.
— Что ты имеешь в виду? — спросил я.
— Ну, Деда Мороза, письма и прочую ерунду...

Я отложил инструкцию и повернулся к Стасику.

— Что это значит — "ерунду"?
— Я знаю, что Деда Мороза не существует, — сказал он.
— И давно ты это знаешь?
— С самого рождения, — ответил братишка.
— Ты не веришь в Деда Мороза?! — почти закричал я, это все еще не укладывалось у меня в голове.
— Нет, — засмеялся он.
— Тогда зачем...
— Потому что маме с папой хотелось, чтобы я верил, и поэтому... Я притворялся.
— Ты притворялся?! Заставил меня писать все эти письма!

Стасик улыбнулся мне.

— Правда, я самый большой в мире притворщик?
— Правда! — ответил я.

Марина, 11essa11@rambler.ru