(начало читать здесь)

Беременность

Моя беременность была очень желанной. За зачатие мы бились с судьбой, потом пришлось биться и за вынашивание. Когда я узнала, что я беременна, то сразу же нашла хорошего врача, который поможет мне выносить беременность, так как до этого беременность заканчивалась, не успев начаться. Итак, нашла врача: это была врач по невынашиванию, опытная, умная, квалифицированная. Она сразу же послала меня на анализы, и выяснилось, что мой организм принял моего ребенка как инородное тело и уже готовит целую бригаду антител к эмбриону. Ужас. Так я попадаю первый раз на сохранение. Пузожителю только 4 недельки. И пошла борьба за вынашивание – со слезами, когда что-то плохо, и с радостью, когда всё хорошо. Особенно мне не нравился постельный режим (а сейчас поспать бы лишний часок! Вот уж жизненный парадокс). Зато у меня не было токсикоза, тяжести, редко поднималось давление, редко возникали головные боли.

Шла неделька за неделькой, и мы ждали сначала 28 недель – когда плод точно может уже жить, потом 32, затем 36, с каждой неделькой мы делали "уфффф, ну ещё недельку протянули".

Роддом

На 12 (по-моему) недельке нас прикрепили к роддому при ГКБ 8: этот роддом специализируется на недоношенных, а так как всё время был риск родить раньше времени, то и роддом подобрали, который на таких родах и специализируется. Каждые 2 недельки я ходила туда к платному врачу (врачи у нас были вообще-то все платные), он то успокаивал и говорил, что всё нормально, то ставил страшные диагнозы типа ИЦН (слабая шейка и её открытие).

В 24 недели я лежала в этом роддоме на сохранении. Мне очень понравилось. Одно "но": мужа я могла видеть только с высоты 6 этажа, никаких посещений! Я сказала, чтобы в роддом ко мне никто не ездил, так как смотреть в окно на родственников можно было только 3 минуты: была зима, и у открытого окна не очень-то долго выдерживаешь. Правда, там есть видеотелефон, но он был сломан.

Предполагалось, что я буду рожать там, если роды начнутся раньше времени. На самом деле я хотела родить с мужем по контракту "семейные роды" и, желательно, в хорошей семейной палате, ну и, конечно, с хорошим врачом.

После 37-38 недели я знала, что рожать в роддоме при ГКБ 8 не буду. А где ж тогда? И начались томительные поиски. В общем, попали мы по совету к профессору Баеву в роддом при ГКБ 7. И надо сказать, что очень я этому рада. Кстати, на сайте роды.ру этот роддом второй в рейтинге, и ИМХО – соответствует.

Роды

Надо сказать, что роды бесплатно я отмела сразу: не стоит рисковать в таком важном деле, не надо к родам относиться как к экстриму, к тому же мы не так часто рожаем и тому подобное...

Рожать буду по контракту. Где? До 38 недели я думала, что это будет роддом при ГКБ 8, так как они специализируются на недоношенных (я всю беременность опасалась именно этого). В этом роддоме доктор "по договоренности" (контрактов там нет) объявил сумму в 35 000. Всё бы хорошо, но ни мужа, ни посещений; в общем, всё строго, а хотелось несколько по-другому...

В общем, в 38 недель приехали в роддом при ГКБ 7. Пообщались с доктором, с приветливыми девушками из "семейной страховой" и с девушками из конкурентной компании "Миллта". На следующий день приехали и оплатили контракт с СКК.

Олег Радомирович Баев – профессор, очень уверенный, спокойный доктор, но мужчина. А у мужчины я рожать не очень-то хотела. Но, как говорится, "не зарекайся". Он меня посмотрел, пообщался с нами (на приёме мы были втроём: я, муж и пузожитель), сводил на УЗИ и вынес вердикт: наверное, кесарево. Кстати, он не настаивал, а просто выложил все аргументы в пользу кесарева. Сначала я подумала: "Какое к черту кесарево, я ж на курсы ходила, дышать училась!"

Кесарю – кесарево

24 мая у моей мамочки должен был быть день рождения, и я просила доктора сделать кесарево 24 мая, в день её рождения. Он сказал, что времени у нас мало, надо делать операцию быстрее, буквально в понедельник. Понедельник – 22 мая.

21 мая

За день до операции я настраивалась. Даже не верилось, что завтра, 22 мая, я стану мамой.

Ма-мой! Был какой-то мандраж, кесарево... страааашно.

В 15:30 я в последний раз поела.

В 16:00 мы выехали в роддом. Я, муж и свекровь. Приехали на час раньше, всю дорогу я ныла, что очень хочу есть. Мы заехали в продуктовый магазин и купили кусочек сыра. УУУУ, вкуснятина, я откусила пару раз и... наелась.

В 17:00 я пошла в приёмное отделение.

В приёмном отделении меня встретила веселая, но не очень приветливая девушка: "Откуда вас столько в воскресение-то?" Далее всё в таком же духе. В общем, в 17:40 я вышла к мужу и свекрови в рубашке и больничном ситцевом халатике – это то ещё зрелище. Они улыбнулись, попрощались и...

В 18:00 я на 6 этаже, в отделении патологии. Меня встречает медсестра. Говорит, что мой номер (в смысле, палата) – 613. Тут я глубоко вздохнула, она говорит: "Что? Не нравится число 13? Ну, тогда иди в 614".

В 18:15 я иду в самый конец коридора. В солнечном зале сидят беременные девчушки, бородатый дяденька лет 50 рассказывает им что-то смешное. Оказалось, это курс по подготовке к родам. Я прошла мимо, захожу в номер. В номере есть всё: тв, холодильник, чайник, новые кровати с новыми матрацами. Ремонт хороший, сантехника в туалете и душевой новая. В общем, лафа. Смотрю ТВ. Заснуть не могу, я ж предвкушаю...

22 мая – "Этот день мы приближали, как могли!"

6:10 утра

Робкий стук в дверь, открывается дверь. Тихим голосом медсестра говорит: "На клизму пойдете?"

7:00. Страшный зверь эта клизма! 50 минут незабываемых очучений. Теперь я собираю кровать. В 8:00 велено стоять у лифта в ночной рубахе, без нижнего белья, с эластичными бинтами, простынью, можно мобильный телефон.

7:55. Сижу в палате, отсчитываю минуты, затем секунды. Скоро всё начнется.

8:10. Стою у лифта. Откуда-то появилась каталка. У меня от страха уже зуб на зуб не попадает. Ложусь, мне наматывают на ноги бинты. Я на каталке в лифте. 2 этаж – операционный. В глазах всё как в фильме "Скорая помощь": меня везут и по потолку плывут квадратные лампы. Бррррр...

9:00. Я уже у дверей операционной, и вдруг мимо быстро провозят другую каталку – и прямо в операционную. Слышу только: экстренное кесарево, 35 недель, предлежание, кровотечение.

9:05. Ставят капельницу. Я лежу, боюсь, пытаюсь успокоиться. И куда вдруг делась вся сила духа?

Через какое-то время слышу, как в операционной слабенько заплакал ребенок. Дальше слова: "Кто?" Новоиспеченная мама тихо что-то ответила. Вес 1400. Потом ещё какие-то слова, я уже боюсь ещё больше. Подходит мужчина спрашивает: "Фамилия?" А я уже ничего не слышу и ответить ничего не могу, у меня трясучка не лучше эпилептического припадка. Сейчас даже смешно. Пришел мой доктор. Мило со мной пообщался. В конце спросил: "Ты уже с катетером?" – "Неа, а что, надо?" Он улыбнулся и удалился. Через 5 минут передо мной возник молодой человек, представился Юрой – ассистент Олега Радомировича. Он вставил мне катетер, я сказала, что это надо делать под общим наркозом, не иначе! Больно!

9:57. Меня, трясущуюся, ввезли в операционную. И понеслось. Я боялась, что операция начнется, когда я ещё всё буду чувствовать, боялась, что вдруг что-то с ребенком будет, а вдруг... и много чего вдруг.

Когда наркоз стал действовать, страх вдруг куда-то улетучился, я вся расслабилась. Лежу, балдею, меня разговорами отвлекает анестезиолог. На какой-то минуте я даже себя ловлю на мысли, что мужчиной на родах оказался не только доктор, мужчины все, кроме педиатра.

10:13. Чую, качают меня вроде.

10:14. Слышу самые долгожданные звуки – "уа-уа".

– Время?

– 10:14.

– Поздравляю, Вы стали мамой!

Потом педиатр:

– Мамочка, кто?

И в нос суют мужские принадлежности.

– Сыночек! – я уже, оказывается, реву от счастья!

– Поцелуйте сыночка-то!

Я целую и реву-реву!

Через минуту маска, всё тяжелеет: язык, глаза, я даже и не плачу уже, я в сознании, я всё вижу и слышу, но у меня состояние какого-то наркотического счастья.

Через какое-то время я оказываюсь в послеоперационной – она прямо напротив операционного блока. Всю ночь в операционных рождались малыши, с интервалом в 1 час примерно мы все слышали очередное "уа-уа". Я была очень счастлива. Меня на сутки подключили к какому-то прибору, который обеспечивал мне безболезненный отход от наркоза. Мне вообще не было больно! Странно, но факт.

Нас в послеоперационной было четверо, но мы не видели друг друга, так как голову-то поднимать нельзя, ни на миллиметр Мы болтали, смеялись. Очень хотелось есть.

23 мая

10:00. Меня везут на каталке к сыночку и нашему папе и бабушке. Они нас уже ждут в семейной палате.

В 11:00 я встала.

В 15:00 я пыталась поднять сыночка.

Через 3 дня пришло молочко.

Через 7 мы пришли домой.

У нас началась другая жизнь. Теперь в нашей семье нас трое: мама, папа и сын.

Мы все очень счастливы!

Таня, ltati@bk.ru.