Ветер тихо шелестел ветвями деревьев. Они покачивались, создавая иллюзию самостоятельного движения и внося этим свою долю в неповторимую картину снежного леса. Эту картину наблюдали мы, стоя на вершине холма и взирая на открывающиеся виды. Мы - это я и двое моих спутников, которых звали Владислав и Дмитрий. Идея собраться вместе и совершить поход на лыжах возникала у нас уже не один раз, и вот сейчас, примерно с пятой попытки, ее удалось реализовать.

Итак, перед нами расстилалась снежная долина. Казалось, ничто не может поколебать покой древней красоты спокойного и величественного леса. Ни один посторонний звук - кроме, конечно, пения птиц, треска веток и завываний ветра, - не раздавался под спокойной гладью кристально чистого пасмурного небосвода.

- Нет, я не пойду туда! - воскликнул вдруг Дмитрий, отвлекая меня от возвышенных мыслей.
- Да ладно, Митя, иди! - сказал Владислав. - Здесь вполне безопасно.
- Не, я лучше здесь подожду.

Здесь надо сказать пару слов о моих спутниках. Владислав представлял собой тот тип людей, которые обладают аналитическим складом ума и любят применять его к явлениям окружающего мира. Говорил он небрежно, с неким тоскливым апломбом, словно сообщая собеседникам то, до чего они и сами могли бы додуматься. Наш товарищ был более интроверсированной личностью. Дмитрий говорил ворчливым, каким-то погруженным в себя голосом, часто жаловался и выражал свое недовольство суровыми реалиями окружающего мира, например, необходимостью сдавать экзамены в университете или ездить на автобусе. Но было бы ошибкой утверждать, что Дмитрий относился к тем людям, которые практически не вылезают из своего внутреннего мира и глядят оттуда на других с осуждением и высокомерием. Бывали времена, когда он веселел и просто радовался жизни - как и положено делать любому существу, желающему жить в гармонии с Вселенной.

Однако в начале нашего похода Дмитрий определенно был не в духе. Едва мы прицепили лыжи и сделали первые шаги по трассе, он стал предлагать поскорее вернуться, часто отставал от нас и, наверное, мысленно ругался. Вот и сейчас, когда мы сделали остановку с целью осмотра окрестностей, Дмитрий явно не жаждал следовать этой цели. Он был в шоке от высоты холма, на котором мы находились, и на призывы подойти и полюбоваться видом сверху отвечал категорическими отказами. А зря - вид был достаточно интересным, несмотря на некоторое однообразие ввиду обилия снега. Внизу, метрах в сорока от нас, протекал ручей, по берегам которого росли различного вида деревья, а вдаль, до самого горизонта, тянулись сосновые леса.

После нескольких раундов уговоров, во время которых Дмитрий по-прежнему упорствовал, я решил, что пора продолжать путь. Дело в том, что я играл роль проводника, так как уже бывал в этих краях и знал довольно интересные маршруты.

- Ну хорошо. Идем дальше, - сказал я. - Следующий пункт назначения - горка. Кстати, она оканчивается обрывом, так что будьте осторожны.
- Обрывом?! - встревожился Дмитрий. - Может, лучше обратно пойдем?
- Да это не опасно, - успокоил его я. - Просто надо медленно съезжать и в конце вовремя повернуть направо.

И вся компания двинулась дальше. Путь наш пролегал вдоль опушки леса, что позволяло обозревать как лес по правую сторону, так и поле по левую. Казалось, что мы не встретим ничего неожиданного - очень уж монотонными были снежные пейзажи.

И тут, совсем рядом с лыжней мы увидели нечто особенное.

- Смотрите, следы! - воскликнул я, остановившись. - Как вы думаете, чьи?

Рядом с лыжней тянулась цепочка каких-то следов, уходящая в глубь леса. Увидев следы, Владислав подошел и принялся внимательно их изучать, низко наклонившись. Воцарилось загадочное молчание.

- Белка? - предположил я через несколько минут.
- Нет, - медленно ответил Владислав, продолжая изучать найденное. - Не белка. Я думаю, что это кабан.
- Откуда? - удивился я. - Здесь ведь они не водятся.
- А ты погляди сам... - начал было Владислав, но тут его оборвали.
- Чего тут такое? - ворчливо спросил Дмитрий. Он снова отстал от нас и только что подошел.
- Да вот, следы, - объяснил я. - Думаем, кому они принадлежат.
- Где?
- Вот, рядом.

Некоторое время Дмитрий взирал на следы.

- Я думаю, это от коровы, - произнес он затем.

Мы с Владиславом принялись спорить. Ведь линии следов от левых и правых конечностей соответственно прилегали слишком близко друг к другу, чтобы принадлежать названному животному. Но Дмитрий упорствовал, повторяя, что это от коровы. Через некоторое время я вспомнил о времени и призвал своих спутников продолжить поход, решив пока не говорить Дмитрию, что он очень мало знает о коровах. И мы бодро заскользили дальше.

Упомянутая выше горка была довольно длинной. Катиться по ней было легко, но эта легкость была обманчивой - дело в том, что в самом конце пути перед лыжником возникали деревья, и во избежание близкого контакта с ними требовалось быстро свернуть в сторону. Перемолотые сугробы около этих деревьев говорили о том, что свернуть успевали не все. Однако наша компания скатилась благополучно. Достигнуто это было благодаря особому искусству перемещения по склону, которое заключалось в частых остановках с целью снижения скорости. Особенно преуспел в благополучном скатывании Дмитрий, так как он часто падал, тем самым снижая скорость своей езды.

У подножия открывались новые виды. Теперь мы находились в пологой местности - справа и слева от нас протянулись поросшие лесом длинные холмы, а между ними тек ручей и росли кусты. В звенящей тишине слышалось только журчание ручья, а в воздухе тихо летали снежинки, - эта картина вызывала особые зимние ощущения и какое-то чувство умиротворения. Я подумал, что надо бы обратить на это внимание своих спутников.

- Тишина, - сказал я.
- Да. Щас на нас НАТОвские бомбардировщики свалятся, - отозвался Владислав.

Хм. Некоторое время мы ехали молча, по маршруту вдоль ручья, рядом с одним из длинных холмов. Остановившись, я решил предпринять еще одну попытку.
- Смотри, какие холмы.
- Да. Здесь легко облаву делать, - ответил Владислав.
- Как это? - удивился я.
- По краям холмов можно поставить лучников. Удобное место для обстрела. - И Владислав с подозрением покосился на лесную чащу справа.

На природе восприятие человека естественным образом меняется, появляются новые ощущения, которые нелегко испытать внутри помещений. Прежде всего, это чувство простора, необъятности пространства, интерес при виде разнообразия проявлений жизни в лесу, и многое другое. А главное - возникает чувство свободы и раскрепощенности. Но пока что мои спутники не очень-то реагировали на окружающее. Владислав постоянно отпускал воинственные замечания, недоверчиво глядя по сторонам, а Дмитрий упрямо повторял, как он устал и хочет вернуться. Видимо, это объяснялось тем, что старые привычки отступают не сразу. Даже при смене обстановки некоторое время сохраняется инерция мыслить и действовать по-прежнему. К тому же Владислав с Дмитрием изучали философию, а это занятие способствовало чрезмерной умственной активности и затрудняло чистое восприятие. Я подумал, что можно попробовать стимулировать процесс изменения настроения моих товарищей. Как бы это сделать? Ну конечно! С помощью одной из моих любимых тем - о лесных зверях.

В свое время мне доводилось общаться с людьми, имеющими охотничий опыт. Их рассказы о выживании в экстремальных ситуациях и звериных повадках могли помочь в деле, которое я задумал.

- Знаете, что делать, если на вас медведь нападет? - спросил я, когда мы остановились отдохнуть около небольшой поляны. Русло ручья там расширялось, а по его берегам стояли, заметно выделяясь, две высокие сосны.
- Бежать? - предположил Дмитрий, испуганно оглядываясь.
- Нет. Медведь сразу догонит. Говорят, он коня на скаку может остановить.
- На дерево залезть?
- Бесполезно. Он сам залезет, или раскачает его.

Были предложены различные варианты: использовать огонь, холодное оружие, подручные средства и т. д. Но, как скажет любой бывалый охотник, против медведя все это было бы малоэффективным.

- Все очень просто, - объявил я, когда версии иссякли. - Надо притвориться мертвым. Тогда он не тронет.

В том же духе мы обсудили возможности защиты от волков, лосей, кабанов и коршунов. - Есть еще одно опасное животное, - сказал я под конец беседы. - Барсук. Он кажется безобидным, но если вы попробуете залезть к нему в нору, то он может отгрызть нос. Один знакомый рассказывал.

- Ха! - сказал Владислав. - А кто полезет-то?
- Ну, кто-нибудь, кто мало знает о барсуках, - ответил я. - Хорошо, давайте поедем дальше. Эта дорога, - я махнул рукой вдоль ручья, - через полчаса приведет к поселку деревенского типа. А мы поедем в сторону завода. Для этого нам надо подняться вот по этому холму.

Конечно, мне было интересно узнать, дала ли беседа о диких зверях результаты. И скажу без ложной скромности, что этот разговор принес свои плоды. Наблюдения показали, что настроение Владислава за следующие полчаса сильно изменилось. Он расслабился и принялся изображать голоса различных птиц и животных. Лес оглашался необычными звуками, а я удовлетворенно улыбался про себя. А вот Дмитрий после моих инструкций повел себя иначе. Вместо того чтобы следовать примеру нашего товарища, он начал коситься по сторонам, явно ожидая атаки барсуков или кого похуже. Так что его настроение пока улучшить не удалось. Вдобавок он выбрал неудачное место для подъема на холм и застрял в сугробе. Решив, что без лыж будет легче, Дмитрий снял их и полез на холм пешком, ворчливо стеная. Однако он не учел низкой плотности снега и был вынужден продвигаться крайне медленно.

- Да-а, - сказал Владислав, взобравшись на холм. - Без лыж бы мы тут вообще... не прошли бы.

Поджидая нашего товарища, мы немного поговорили на тему о том, как много дали человеческой цивилизации лыжи.

- Да-а, - сказал Дмитрий, перемещаясь к нам наподобие крота. - Снега тут много.

Но эту тему развивать мы не стали, так как пора было в путь. Выйдя на трассу, ведущую к заводу, мы временно прекратили беседы и некоторое время шли каждый сам по себе. Я шел впереди и любовался лесным пейзажем, Владислав подражал какой-то птице, а Дмитрий шел сзади и ворчал о трудностях нашего похода.

Примерно через пару километров трасса пошла под гору, и впереди показались дачные домики. Были они небольшими, но с огородными участками и в большом количестве.

Если бы это был детектив, мы бы залезли в одну из дач (конечно, в исключительно познавательных целях), и обнаружили там следы загадочного преступления. Используя наши способности к дедукции и индукции, мы бы его раскрыли, причем это преступление оказалось бы лишь частью мирового заговора, непосредственно затрагивающего судьбы Вселенной...

Однако это не детектив. Перед читателем всего лишь описание лыжного похода в прозе.

Так что следы преступления мы не раскрыли, а отправились дальше.

Вскоре мы подошли к территории завода. Точнее, это был не завод, а ХБК - хлопчатобумажный комбинат. Увидев сооружения комбината, мы принялись их разглядывать.

- Да-а, - подумал Владислав.
- Да уж, - подумал Дмитрий.

Такое единодушие даже в мыслях могло означать только одно - увиденное произвело на них впечатление. И действительно, было на что посмотреть! Примерно в двухстах метрах от нас дымила башня комбината. Она выпускала гигантские белые клубы дыма, похожие на облака. Это зрелище резко контрастировало с видом снежного леса, который мы наблюдали последние пару часов, и поэтому подействовало на моих спутников несколько ошеломляюще. Естественно, возникла идея сфотографироваться на фоне башни. Однако тут появилась проблема - Дмитрий вдруг наотрез отказался позировать. Последовал примерно такой диалог: "Пойдем, Митя, это быстро". "Да нет, я не пойду. Я устал". "Да здесь всего пара шагов". "Да нет. Лучше вы". Применять силу мы не стали, поэтому на памятном кадре с башней запечатлелся лишь я и Владислав.

После этого мы посовещались и решили пройти на территорию комбината, воспользовавшись открытыми воротами. Там было на что посмотреть. По большому пространству были разбросаны различные стройматериалы, а также ветхие строения в один-два этажа. Нелегко было определить назначение этих построек - многие из них были с заколоченными окнами, и напоминали своим видом убежища графа Дракулы, другие имели некоторые признаки заселенности.

- Что, здесь кто-нибудь живет? - недовольно проворчал Дмитрий, когда мы остановились около одного из домов, окна которого были частично заколочены досками, а частично разбиты.
- Вряд ли, - сказал я. Но когда мы поехали дальше, дверь дома вдруг приоткрылась, и оттуда высунулась чья-то голова. Но мы не успели заметить, были ли у нее красные глаза и длинные клыки, так как дверь тут же захлопнулась. Кстати, дверной проем был ярко освещен солнечным светом.

Наше продвижение не осталось незамеченным - по пути мы встретили множество прохожих, которые удивленно смотрели на нас. Но мы деловито оглядывались по сторонам, изображая высокое начальство. Правда, лыжи и отсутствие лимузина несколько портили имидж.

Невдалеке от дымившей башни мы остановились.

- Полезем? - спросил я.

Остальные приняли мои слова всерьез и стали приводить аргументы по поводу нецелесообразности осуществления данного мероприятия. Прозвучали фразы о якобы чересчур большой высоте башни (всего-то метров пятьдесят), скользкой лестнице (по внешней стороне башни спирально вилась лестница, и выглядела вполне надежно), и слишком сильном ветре (хотя у лестницы имелись перила). Дмитрий уже зябко поеживался и вздыхал, предчувствуя новые лишения, но затем я объяснил, что мое предложение было шуткой, и наша компания двинулась в обратный путь.

Шли мы, не торопясь, и лишь изредка переговаривались. К этому времени небо стало ярко голубым, и по нему проплывали облака различной степени белизны. В лесу было тихо, и казалось, еще долго ничто не нарушит всеобщей тишины.

Вдруг раздался писк птицы.

- Я думал, это ты, - сказал Дмитрий Владиславу.

Но это был не он. Это была настоящая птица. Владислав уже не изображал голоса разных зверей и птиц, лишая нас возможности представить атмосферу весеннего леса. Да и Дмитрий, судя по его настороженным взглядам через плечо, еще не оправился от беседы о зверях.

- Тишина, - сказал я, надеясь изменить состояние моих спутников.

Но в этот момент в небе загудел самолет. Все подняли головы.

- ТУ-134, - пояснил Владислав. - Известный советский самолет.

М-да, все не так просто. В чем же дело, почему им не удается спокойно внимать красотам природы? И тут я понял, дело в нашей экскурсии на комбинат. Пребывание среди разваливающихся сараев явно подействовало на товарищей удручающе и отвлекло их от ощущения окружающей среды. Если так, то требуется какое-то радикальное средство, чтобы восстановить спокойствие в их восприятии.

В это время мы подошли к месту разлива ручья у двух сосен и остановились передохнуть. Пока мои спутники стояли рядом, понуро глядя вниз, я напряженно размышлял о средстве.

- А давайте вообще помолчим, - вдруг предложил Дмитрий.

То, что надо! Дмитрий толкнул хорошую идею. Ведь вовсе не обязательно постоянно напрягаться, все время что-то делать, о чем-нибудь думать. Достаточно просто быть, и просто воспринимать. Потому что тишина и безмолвие самодостаточны. И именно из них рождаются все мысли и дела. Сочетая действие и бездействие, можно прийти к жизненной гармонии. Иногда лучше просто побыть в тишине, ничего не делая и ни о чем не думая. Временами это даже необходимо, сигнал чему усталость и снижение самоконтроля. Состояние полной умственной тишины и покоя - самый лучший отдых. Причем оно является источником творчества - именно в этом состоянии людям и приходят в голову оригинальные идеи, порой меняющие всю историю человечества.

И мы молча стояли несколько минут.

- Смотрите, вон гнездо! - неожиданно сказал Дмитрий.
- Давайте залезем! - тотчас откликнулся Владислав.

Вот и оригинальная идея. Хоть и не такая уж судьбоносная для цивилизации, но, безусловно, оригинальная. Когда впоследствии я рассказывал о ней различным людям, все как один спрашивали: "Ну и что, залезли?" Приходилось объяснять, что это была шутка.

Еще некоторое время мы постояли в тишине. По небу плыли белые облака, верхушки сосен плавно покачивались, - все это вызывало ощущение спокойствия и мысли о величии Вселенной. И вдруг из лесной чащи послышался треск веток, и мы увидели...

Будь это книгой в жанре фэнтези, в этом месте нам встретилось бы что-то необычное. Например, из леса вдруг вышел бы рыцарь верхом на боевом единороге.

- О, сэры! - сказал бы он, дрожа от холода. - Где я нахожусь?

Хотя нет, рыцари слишком необычны для здешней фауны. Перед нами мог появиться бородатый гном в синей чалме. Мы с Владиславом завязали бы с ним дружескую беседу, а Дмитрий бы его сначала не заметил, а, заметив, пришел бы в ужас, так как не читал научную фантастику.

Но - увы. Перед читателем обыкновенный рассказ о событиях в обычном трехмерном мире, где гномов не бывает. По крайней мере, так принято считать. Поэтому мы увидели обычную черную птицу под названием ворона, которая взмыла ввысь и полетела на запад. Это событие напомнило нам о времени.

- Ну что, пойдем дальше? - произнес Дмитрий.

И мы снова тронулись в путь. Снова проехали горку, опушку леса и покатили по заснеженным просторам, над которыми раскинулось необъятное голубое небо...

Я думал о том, что под конец нашего путешествия настроение моих спутников явно изменилось. Вот, например, Владислав. Он шел молча. Похоже, что прелести сибирской природы все же повлияли на него и растворили воинственные порывы его души. В конце концов, он заметил гнездо.

- Ну что, Влад? - сказал я. - Хорошо съездили?
- Да. Я уже на автопилоте иду, - последовал ответ. - Даже говорить сил нету.
- Да-а, неплохо, неплохо. - Это был Дмитрий, который в этот момент догнал нас.

Его эмоциональное состояние разительно переменилось. Будучи в начале нашего похода мрачным, теперь он заметно повеселел, оживился и все норовил вырваться вперед.

- Да-а, неплохо, неплохо, - еще долгое время он повторял эту фразу.

Итак, наше путешествие подходило к концу. Мы возвращались, чтобы вновь погрузиться в привычный мир коридоров и комнат, в котором снегу и лыжам нет места. Казалось, с нашим уходом в лесу все стало по-прежнему, - тишина нарушалась одними птицами да ветром, а по снежному насту пробегали только белки и кабаны.

И лишь из-за сосны на опушке леса выглядывал гном в синей чалме.

Александр, universal7@ngs.ru.