"Каркассон", и это не новость, является небольшим городком на юге Франции, известным своей крепостью, которую отчего-то пощадило безжалостное время — башни и крепостные стены там выглядят как новенькие. "Каркассон" (реинкарнация в синей коробке) является игрой, за неполное десятилетие после своего появления ставшей классикой, получившей немало наград и признание по всему миру (точное число регалий, миллионов проданных экземпляров и завоеванных стран мы опустим). Впрочем, еще одно замечание — самой престижной премией в области настольных игр в мире является немецкая "Игра года", присуждаемая жюри. Вторая по значению — "Немецкая игровая премия" — избирается согласно голосованию игроков. Так вот, "Каркассон" на данный момент является последней бесспорной "Игрой года" — в 2001 году она завоевала сердца как профессионального жюри ("Игра года"-2001), так и любителей настольных игр "Немецкая игровая премия"-2001 (Deutsche spiele preis-2001).

Таким образом "Каркассон" оказалась последней "любимой всеми игрой" новейшей эпохи и вот уже семь лет держит марку "червонца" в мире настольных развлечений. Феномен? Естественно! Культ? Возможно! Классика? А вот это не подлежит сомнению. Все "классические" игры принесли в игровую культуру что-то новое. "Колонизаторы", например, принесли "шестиугольник". Сейчас уже трудно себе представить, но в конце девяностых от обилия игровых элементов в форме шестиугольника глаза поневоле приобретали такую же форму. Вспомним, к примеру, прекрасные "Tikal" и "Java". "Каркассон" же вернул на свое законное место квадрат! При всех различиях в механике, квадраты в знаменитой и также ставшей классикой игре "Caylus" (тоже французский город) идут по нашему мнению именно от "Каркассона". Но это далеко не главное: истинным предметом культа стали "meeples" — фигурки человечков-коротышек. Ныне их используют, где ни попадя, так что, встретив их в какой-нибудь другой игре, даже не узнаешь, откуда они берут свое начало. А они, что ни говори, настоящие французы.

Но вернемся к Каркассону-городу: легенда гласит, что приехавший сюда в отпуск учитель гимназии из Кельна Клаус-Юрген Вреде наткнулся на идею игры, озирая знаменитые крепостные стены с высокой башни. Что ж, может быть! — маленький "Каркассон" (в два раза меньше какой-нибудь Гатчины) является родиной двух лауреатов Нобелевской премии (по физике и химии) — видимо, там действительно носится что-то такое в воздухе. Впрочем, не без ехидства заметим, что в таком случае с той же башни наш учитель должен был узреть и игру "Эль-Кабальеро" (1998), на которую "Каркассон" довольно-таки похож. Естественно, обвинений в плагиате не последует — игры разные, а в том, что "Эль-Кабальеро" не стала международным хитом, никто не виноват. По крайней мере, стартовые позиции у этого детища "звездного" дуэта Ульрих/Крамер были куда лучше, нежели у первой игры безвестного учителя. Тем не менее, вскоре взошла звезда именно "Каркассона". Почему? Позвольте поделиться соображениями. Во-первых, качество компонентов и художница Дорис Маттеус. Во-вторых, отличная играбельность вдвоем, втроем, вчетвером и впятером ("Колонизаторы" по этому критерию и рядом не стоят). В-третьих — умеренная цена (важный фактор для бережливых немцев). В-четвертых, несложные правила. В-пятых... Вот это "в-пятых" мы разберем подробнее.

"Изюминкой" игры стала не последовательность выкладывания красивых картинок (это есть и в паззлах), а оригинальная система подсчета очков плюс свободное решение игрока относительно использования того или иного миплса — разброс карьеры от разбойника до монаха. Сама нехватка фигурок (их просто не удастся поставить всюду, куда захочется) превратилась в тактический элемент — честь и хвала автору. А если к этому прибавить то, что система подсчета очков по сути "разборная", то есть состоит из отдельных компонентов, а значит а) может быть изменена по своему усмотрению (отсюда небывалое количество "домашних правил" игры) и б) появляется пространство для бесконечных дополнений. Игра приглашает игрока к сотворчеству — комбинируй, придумывай, не нравится тебе "правило крестьянина" — гони его прочь. Если выражаться на языке программистов, это софт с открытым исходным кодом — и в этом прелесть игры. К тому же Клаус-Юрген Вреде показал себя настоящим мастером в изготовлении дополнений и вариаций "Каркассона" — причем большинство признаны очень удачными. Семь официальных дополнений (исключая мини-дополнения) и семь отдельных игр (в России выпущено уже четыре игры: "Каркассон, Каркассон". "Охотники и Собиратели, Каркассон". "Новые земли и Каркассон". "Замок"), вариаций на тему "Каркассона", за семь лет — это как назвать? Три семерки — джек-пот.

Если за что и критикуют "Каркассон", так это за недостаток стратегической глубины. Впрочем, однажды на немецкоязычный форум, где эту игру, естественно, хвалили, но каждый считал своим долгом отметить, что "она подходит скорее семейным кругам", пришел с защитной речью матерый стратег. Приведу его высказывание полностью: "На самом-то деле эта игра базируется на общении между игроками! Заключайте союзы, стройте что-то с одним партнером, что-то с другим. Кроме того, после определенного количества игр, карточки должны уже быть известны — можно разрушать планы соперников, зная сколько тех или иных элементов пейзажа осталось невытянутыми. Это ж чистой воды тактика!" Добавить тут нечего, действительно, в синей коробке скрывается больше, чем удается увидеть на первый взгляд. Ну а то, что это не паззл, становится ясно уже тогда, когда после первой игры тут же мешаешь карточки для того, чтобы сыграть снова.

И все же закончить хочется на грустной ноте. Понимаете ли в чем дело, Клаус-Юрген Вреде до сих пор преподает в одной из гимназий Кельна музыку и религию — он и выглядит соответственно: длинные волосы (музыкант) с супер-аккуратной стрижкой и сдержанными манерами почти пастора. Он редко дает интервью, в основном по случаю выхода новых игр, и в них с жаром доказывает, что новое творение ничуть не уступает "Каркассону". И все же все его иные игры неизменно ожидает провал либо скорое забвение (дополнения и вариации на тему "Каркассона", естественно, разлетаются как горячие пирожки). В 2007 году вышла отличная "Венеция" — кто сейчас о ней помнит, а кто об этой игре вообще узнал? — а вот новый "Каркассон Mayflower" лежит во всех немецких магазинах и, скорее всего, при нынешних темпах локализаций скоро выйдет и в России. Первым же выстрелом, "пробой пера", этот учитель из Кельна достиг того, чего иным авторам игр не удается достичь десятилетиями упорного труда. А вот удастся ли ему когда-нибудь повторить успех, придет ли к нему то озарение, как тогда, на башне французского средневекового города? Говорят, у учителей религии особые отношения с богом. От всей души пожелаем ему удачи.

(Мнение Игроведа может не совпадать с мнением автора)