Содержание:

К содержанию

Новогодняя сказка для взрослых

Новый год - такой праздник, когда возможно все. Можно получить необычный подарок. Можно угадать имя суженого. Можно на одну только ночь стать королевой или Белым Кроликом, или Хозяйкой Медной горы. Лично мне пару раз удавалось стать Снегурочкой, один раз - мышонком, один раз - ведьмой. Да еще и неплохо заработать на этом. Потому что в новогоднюю ночь публика жаждет не только чудес, но и развлечений...

Где-то в больших городах за новогодние каникулы артисты умудряются заработать на полгода вперед. Жесткая конкуренция между Дедами Морозами приводит к серьезным разборкам. У нас, в Сызрани, не так. Повезло - работаешь. Причем, за те деньги, которые предложат. Если очень повезет - заработаешь на что-нибудь приличное, к примеру, на телевизор. Если не очень - просто обеспечишь себе сытный новогодний стол. В любом случае получишь массу незабываемых впечатлений.

К содержанию

Мэрские забавы

Самая неблагодарная и низкооплачиваемая новогодняя халтура - мэрский бал. Писать сценарий к этому мероприятию врагу не пожелаешь. Утверждается во всевозможных инстанциях, исправлений приходится вносить море - по числу рецензентов, а оплачивается просто как сверхурочные. То есть, в соответствии с ЕТС. Если кто не знает - это сетка тарифов по оплате труда бюджетников.

В 1996 году получилось так, что бал репетировался за 3 дня, артисты и все остальные театральные службы работали буквально сутками. Мероприятие проводилось в два этапа: первый день - 28 декабря - для простой публики, второй - 29 декабря - для гостей мэра.

28 утром бал оказался на грани срыва: в центре города из-за аварии было отключено отопление. Температура на сцене была +12, в зале ненамного выше. Но, как оказалось, публика у нас морозоустойчивая - ни один билет не сдали. Ну а артисты могут работать в любых условиях. Бал для рядовой публики завершился курьезом. Дед Мороз Сергей Перебоев так понравился зрительницам, что они никак не хотели отпускать его. Артисту пришлось в прямом смысле слова, снимать с себя бросавшихся на шею дам. И попутно защищать Снегурочку от не менее активных представителей сильного пола.

На второй день в театре несколько потеплело: на сцене было аж +15. Ради мэра провели дополнительную репетицию, опять с утра и до вечера. При этом никто не вспомнил, что артистам тоже надо бы поесть. Театральный бар в тот день работал только на мэра, на его банкет, работникам театра не удалось купить себе даже кофе с бутербродом - их туда не пустили.

На банкете, наконец-то, театральная братия оказалась у столиков с едой. Но тут, о ужас! Кто-то из них посмел взять бутерброды с мэрского стола. По словам очевидцев, глава города был возмущен такой дерзостью и потребовал накрыть ему отдельный стол в отдельном помещении. Кара руководства за проступок тоже была страшна: артистам заплатили только 30 вместо обещанных 70 рублей за каторжный труд.

Впрочем, тот бал вошел в историю не только стоимостью бутербродов для артистов. Там произошла одна воистину новогодняя история.

К содержанию

Настоящий полковник

На самом деле, очевидцы умалчивают, был ли наш герой действительно полковником. И если был - то каких именно войск. Но в историю он прочно вошел как полковник. Дело было так. На балу во время банкета полковник подошел к одной из актрис и сказал: "Девушка, я вас всю жизнь ждал! Выходите за меня замуж!". Девушка недолго думая, подхватила полковника под руку и повела в гримуборную. Там она представила его коллегам: "Это мой будущий муж!". Те, кто не видел первых двух сцен, смогли наблюдать третью, не менее замечательную: в гримерке, среди изрядно подвыпивших артистов, сидел абсолютно трезвый мужчина в штатском и с легким ужасом взирал на происходящее. На все вопросы о том, кто это, вновь пришедшим отвечали коротко: "Это жених Н.".

Впрочем, первое испытание на прочность полковник выдержал. Он продолжал некоторое время очень красиво ухаживать за Н.: водил по ресторанам, дарил цветы... Потом их пути, к сожалению, разошлись.

К содержанию

Новогодняя ночь

Декабрь 1996 был богат на события. Одним из самых выдающихся было то, что в новогоднюю ночь ожидался мороз -300. Артисты, которые должны были работать на городской площади, до последнего не знали: состоится выступление или нет. А это было вопросом серьезным: за новогоднюю ночь платили все же больше, чем за мэрский бал. Хотя и значительно меньше, чем за халтуру в каком-нибудь кабаке.

Вопреки пессимистичным прогнозам, оказалось, что сызранцы очень любят традицию встречать Новый год на площади, и представление состоялось.

Снегурочка - Надежда Павлова вышла на заледенелый подиум, взяла микрофон, включила его и... обнаружила, что забыла надеть варежки. Руки примерзли к аппаратуре. Как она вышла из положения актриса не помнит. Как бы то ни было, выступление до конца Павлова довела. Микрофон отодрать удалось. Муж потом долго отогревал ей руки.

К содержанию

А в ресторане, а в ресторане...

Знакомство с рестораном "Разгуляй" состоялось за неделю до Нового года. Бандитского вида мужчина сидел за шикарным письменным столом, перед ним стояла бутылка водки, два стакана, на газетке лежала сушеная рыба. Он назвал сумму, мы согласились и пошли готовить сценарий.

В десять вечера 31 декабря мы с Дедом Морозом вышли из дома и отправились встречать Новый год в ресторан "Разгуляй". Снег засыпал лед, и мне пришлось крепко держаться за своего спутника, чтобы не упасть. В "Разгуляе" нас проводили в тесную комнатку возле кухни, где раздевались работники заведения. Дверь не закрывалась, облачаться в костюмы пришлось в условиях, близких к экстремальным.

Сколько человек заглянули к нам, чтобы весело прокричать: "Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!" - сказать не берусь. По-моему, сделать это посчитал своим моральным долгом каждый, кто проходил мимо.

Усталая женщина-администратор порадовала нас сообщением, что мы будем работать не на один, как договаривались изначально, а на два зала. Но уходить было поздно. Итак, в 11 мы зашли в первый зал. Если бы ансамбль "Гиля Ромэн" ничего не играл в тот момент, можно было бы сказать, что выход состоялся при полной тишине. Но нет, раздавалась какая-то музыка. Публика, еще не разогретая, вовсе не жаждала поучаствовать в заготовленных конкурсах и вообще производила впечатление слегка замороженной.

Краем глаза замечаю, что в дверном проеме собрались официантки и вид у них куда более заинтересованный, чем у тех, кого мы, собственно говоря, должны были развлекать. От волнения слова из головы куда-то испаряются, стою, глупо улыбаюсь и молчу. Тут одна из цыганок оказывает мне медвежью услугу и радостно говорит: "Что же ты, Дедушка Мороз, Снегурочке слова сказать не даешь?" - и вручает мне микрофон. Открываю рот, что-то бормочу, обнаруживаю, что меня никто не слышит. Оказывается, я нечаянно задела кнопку и выключила микрофон. Включаю, радостно воплю что-то вроде: "С Новым годом! С новым счастьем!" - но на этом мои мучения не кончаются. Та же цыганка еще более радостно говорит: "А теперь танцуем цыганочку! С выходом! Танец Снегурочки!"... Черт, черт, черт - я не умею танцевать "цыганочку", да еще и с выходом. Публика начинает смотреть на меня с интересом. Наверное, они плохо знают, что такое "цыганочка" с выходом. Или это аплодисменты за мужество?

К содержанию

Эх, молодежь!

Мы переходим в следующий зал. Там публика преимущественно молодая. Не успевает ди-джей прокричать: "Нас пришли поздравить Дед Мороз и Снегурочка!" - как посетители начинают кидаться нам на шею. Среди прочих зрителей вижу свою одноклассницу Наташу. Она тоже обнимает меня, целует и кричит: "Здравствуй, Варя! Снегурочка ты наша!" - честное слово, ни до, ни после этой встречи мне не удавалось привести ее в такой восторг одним только свои появлением.

Со всех сторон к нам протягивают фужеры: "Снегурочка, выпей с нами! Дед Мороз, выпей с нами!". Сценарий летит к чертовой бабушке. Зато конкурсы идут "на ура". Пока несколько пар соревнуются в танце на газетке, меня начинают тянуть в разные стороны: "Снегурочка, пойдем, потанцуем" - "Я же конкурс провожу!" - "Ничего, Дед Мороз один справится!". "Снегурочка, пойдем, сфотографируемся!", "Снегурочка, иди к нам!". Полчаса пролетают, как одна минута. Переходим в первый зал...

После полуночи, там народ тоже разгулялся. В третьем часу мы попрощались с публикой и отправились на поиски администратора, чтобы получить деньги. Уже знакомый бандитского вида мужчина, на этот раз в пиджаке и при галстуке, что, впрочем, не меняет его внешности, протягивает нам деньги и чистый лист бумаги: "Распишитесь" - "А что писать?" - "Ну, напишите, кто вы и что вы". Пишем: "Дед Мороз, Снегурочка". Удовлетворенный заказчик уходит. Мы переодеваемся. В комнату заглядывают все, кому не лень, чтобы сказать: "До свиданья, Дедушка Мороз, борода из ваты!".

К содержанию

Детские забавы

В декабре 1999 года мне довелось принимать участие в детских елочных представлениях в ДК "Родина". Честное слово, проще провести три взрослых представления, чем одно детское! Взрослые через час напьются, и им будет все равно, что вы делаете. Дети требуют отдачи с первого момента до последнего. Первая детская елка запомнилась как легкий кошмар. Во-первых, Дед Мороз нервно шипел мне в спину: "Запомни: мыши по третьей позиции не стоят, руки в боки не держат". Во-вторых, мне казалось, будто меня не слышат. В-третьих, детки оказались "продвинутые" - из гимназии и лицея - и за словом в карман не лезли. За делом тоже. Я была плохим мышонком, который не верил ни в Деда Мороза, ни в то, что на елке фонарики, и вообще хотел убежать. За это детки мне довольно весомо надавали по шее. Пришлось отбиваться. Удерживая от побега, кто-то схватил меня за хвост, да так потянул, что пуговица на штанах, к которым крепился хвост, со звоном отлетела. Найти ее возможности не было. На мое счастье тут был небольшой перерыв, успела забежать в приемную и попросить у секретаря булавку.

Музыканты, составлявшие нам компанию, подрабатывали еще и на новогодних вечерах для взрослых. Где-то в середине "елочной" недели услышала такое диалог: "Слушай, как желудок болит!" - пожаловался один из музыкантов. "Так ведь уже сколько дней подряд пьем!" - с полным сочувствием ответил ему другой. Тяжела и неказиста жизнь российского артиста...

К содержанию

Ура! 2000!

Новогоднюю ночь 1999-2000 мы работали в том же ДК "Родина". Благодаря новогоднему подарку президента Ельцина - если кто забыл, напоминаю: он ушел в отставку 31 декабря 1999 года - у нас слетала одна шутка - обращение к народу. Пришлось на ходу менять сценарий. Решили, что в нашем ДК вместо президента к народу обратится Дед Мороз.

Впрочем, сценарий не понадобился. Из-за холода в помещении, публика быстро начала греться при помощи соответствующих напитков, и к 11 часам все были уже "хорошие". Зато игры пользовались небывалым успехом. Особенно интеллектуальный хоровод "А туда ли я ходила, а того ли я любила". Суть состоит в следующем: женщины становятся в один круг, мужчины - в другой, расположенный внутри первого. По команде ведущего два круга начинают двигаться в противоположные стороны. При этом женщины говорят: "А туда ли я ходила, а того ли я любила? Ух, ух, ух-ха-ха!", мужчины им отвечают: "Нет, нет, что вы, что вы!". После этого женщины кидаются на шею мужчинам. Проделывали они это так темпераментно, что мы поняли: остальные игры можно было не готовить. Эта затмила даже знаменитые "прищепочки". Когда мужчине и женщине завязывают глаза, затем цепляют им на одежду прищепки, раскручивают и предлагают снять прищепки с партнера. Побеждает тот, кто снимет большее количество. Обычно на новогодних вечерах "прищепочки" бывают гвоздем программы. Но тут ... Хоровод "А туда ли я ходила..." водили раз 10 подряд, на последнем этапе мы немного изменили программу: "Ух, ух, ух-ха-ха!" - говорили мужчины, женщины отвечали: "Нет, нет, что вы, что вы!", а затем мужчины бросались на женщин. Что позволило ведущей заявить: "Видите, женщинами овладели насильно!" - публике эта шутка понравилась.

Новогодняя ночь становилась все веселее. В два часа я поняла, кого у нас любят даже больше, чем Снегурочку. В костюме ведьмы-гадалки я раздавала новогодние предсказания направо и налево. Когда я подходила к очередному "счастливчику", хмель с него почему-то как рукой снимало, и лицо оставалось трезвым, пока я читала и толковала предсказание. Некоторые отмахивались и с каким-то ужасом говорили: "Не надо, не надо!". Вот уж не знала, что у нас так серьезно относятся к таким вещам.

К содержанию

Не взрывайте!

В третьем часу мы покинули гостеприимный ДК и пошли в театр - относить костюмы. Вы никогда не ходили ночью пешком вниз по заледенелой горке? Попробуйте, редкостное развлечение. На городской площади было людно. Под ногами валялись бутылки из-под шампанского, каждую минуту взрывались петарды. Не знаю, как вы, а я боюсь взрывов. Особенно, когда что-то стреляет прямо у меня под ногами. И вот, уже на подступах к театру вижу, что нам навстречу идет мужчина и что-то достает из карманов. Наученная горьким опытом, подозреваю, что это петарды и спички. Испуганно кричу: "Пожалуйста, не взрывайте! Подождите, пока мы пройдем!". В ответ мужчина смотрит на меня недоуменно: "Чего не взрывайте? Зачем взрывать? Зачем не взывать?" - и извлекает... две бутылки пива, долго смотрит на них, потом на меня, качает головой и идет дальше.

На крыльце у служебного входа стоит один старый друг театра с приставным носом и в колпачке. Он радостно кидается к нам с объятиями: "С Новым годом!". Мы поднимаемся наверх. Там уже собрались все, кто "морозил" в разных заведениях в эту ночь. Трезвые, веселые... Как же хорошо в театре на Новый год!

Варвара Галицкая, varvara@dtc.syzran.ru.