Содержание:

Когда мы говорим "инвестор", а тем более — "успешный инвестор", перед нашими глазами непременно возникает образ солидного мужчины лет сорока пяти. Дорогой костюм, идеально вычищенные ботинки, а запястье левой (или, сообразно с политическим контекстом, правой) руки украшает одна из классических моделей IWC или Cartier. Нет, Cartier — это для непостоянных артистических натур. Поэтому — только IWC. Одним словом, перед нами абсолютно успешный человек, уверенный и в себе, и в завтрашнем дне. Вряд ли мы можем вообразить себе успешного инвестора в виде студента-очкарика или пожилой дамы, окруженной горячо любимыми внуками и правнуками. Однако факты, которые, как известно, вещь упрямая, говорят обратное. Ряды инвесторов все активнее стали пополнять те самые студенты и пожилые дамы, а также домохозяйки, юные девушки и даже... новорожденные. И чем дальше, тем больше это напоминает правило, а не исключение.

К содержанию

Ползунковые инвестиции

Установить имя и возраст самого юного в мире держателя инвестиционного портфеля не представляется возможным. Во всяком случае, Всемирная паутина никакой статистикой на этот счет не располагает. Наверняка среди клиентов любого (или почти любого) инвестиционного фонда найдется парочка инвесторов грудничкового возраста. К примеру, самой юной владелицей паев УК "Банк Москвы" стала полуторамесячная Дашенька из подмосковного Фрязино. А сын заместителя генерального директора УК "ВТБ Управление активами" Арена Апикяна стал инвестором еще раньше — в двадцатидневном возрасте. Как говорится, нет предела совершенству.

Понятно, что настолько юные инвесторы не могут управлять своими портфелями самостоятельно. Даже если вдруг где-нибудь отыщется младенец, который, как Стюи Гриффин, герой американского мультсериала "Гриффины", будет следить за динамикой биржевых индексов из своей колыбели, все равно до совершеннолетия (напомню, в России оно наступает в 18 лет) распорядителями счета ребенка будут его родители или опекуны. Причем и те, и другие смогут распоряжаться счетом только с разрешения органов опеки и попечительства. То есть если вы решили инвестировать от имени своего чада, то забрать из инвестиционного фонда внесенные туда деньги вы сможете лишь при согласии на это органов опеки.

Для чего вообще приобретать инвестиционный портфель на имя несмышленого младенца? Люди, решившиеся на этот шаг, отвечают однозначно: для того, чтобы обеспечить своему чаду достойное будущее. Не секрет, что залог этого — приличная сумма на личном счете. Паевые инвестиционные фонды — лучший инструмент для того, чтобы эта самая сумма там оказалась, когда придет "час расплаты" за качественное образование, на роскошную свадьбу и отдельное жилье. Причем хотелось бы все это получить без особого стресса для собственного кошелька. Давайте посчитаем: для того, чтобы дать ребенку высшее образование за рубежом, нужно к его совершеннолетию накопить минимум 100 000 долларов. Чтобы за 18 лет сколотить такой капитал, нужно каждый месяц инвестировать всего тысячу рублей. А если вы считаете, что, скажем, к двадцатитрехлетию, неплохо было бы презентовать сыну или дочке отдельную квартиру, то все 23 года нужно будет откладывать по 3000 рублей в месяц. Примерно столько мы оставляем на кассе супермаркета, отправляясь за покупками.

Иногда кажется, что пока малыш ползает на четвереньках и говорит только "мама" и "дай!", а самой расходной статьей семейного бюджета является закупка подгузников впрок, рано задумываться о столь далеких перспективах. Пусть дитя подрастет, пойдет в школу, а там и видно будет. Однако тут-то недальновидных родителей и поджидает расплата. В прямом смысле слова. Если вы впервые задумались о будущем своего сынишки, когда он из несмышленого малыша превратился в сообразительного пятиклассника, то на высшее образование вам придется ежемесячно выкладывать где-то 13 000 рублей, а его будущее "гнездышко" обойдется уже в 22 000 рублей в месяц. Если сложить эти две цифры, получится сумма, на которую вы вполне могли бы каждый месяц покупать своему ребенку новый компьютер или примерно двести тридцать интересных книжек и развивающих программ. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда, и хорошо, что мысли о будущем вашего любимого чада пришли вам сейчас, а не в тот трогательный момент, когда директор школы пожмет вашему сыну руку и вручит аттестат о полном среднем образовании.

Покупка паев в ПИФах на имя своих дочурок и сынишек — это не только способ практически без "диеты" для своего кошелька обеспечить будущее своего отпрыска, но и прекрасный воспитательный инструмент. Гораздо более приятный и эффективный, чем традиционный папин ремень. Когда наследник подрастет и, по крайней мере, научится читать, писать и считать в уме, вы вместе с ним будете принимать решение, стоит ли потратить некую сумму денег сейчас или положить на счет, чтобы со временем их стало больше. Совсем не факт, что ребенок сразу осознанно захочет откладывать или инвестировать.

Скорее, наоборот: первые несколько месяцев он предпочтет получать радость от покупок "здесь и сейчас", не откладывая в долгий ящик, и покупать игрушки и сладости практически "оптовыми партиями". Однако когда вся квартира (коттедж, замок, дворец — нужное подчеркнуть) будет завалена фантиками от конфет, а игрушки сломаны или заброшены в дальний угол, ребенок захочет большего и тем самым научится ценить деньги. Главное, чтобы родители не впадали в искушение и не поддавались на сопровождаемую плачем и криком провокацию: "Папа-мама, купи-и-и-и-те!" Сумма, которой может распорядиться будущий инвестор, должна быть относительно твердой, зависящей лишь от двух факторов: инфляции и возраста ребенка, но никак не от сиюминутных капризов. Сначала юный гражданин будет стремиться не транжирить деньги сразу, а за несколько месяцев накопить, скажем, на новую модель мобильника или mp3-плеер модной марки. А там, глядишь, недалеко и до мыслей о собственном будущем, которое окажется не таким уж далеким и призрачным.

Одним словом, инвестируя вместе с малышом, вы научите его разумной бережливости, планированию и прочим вещам, которые называются финансовой грамотностью. А там, глядишь, настанет час, когда уже он сможет чему-то научить и вас...

К содержанию

С младых ногтей

Начать инвестировать никогда не поздно и никогда не рано. Воистину, инвестированию все возрасты покорны — буквально со студенческой скамьи и до скамьи у подъезда, где собираются "иванны", "андревны" и "лексанны", чтобы обсудить последние новости. То есть успешным инвестором может стать практически любой человек, который располагает более-менее постоянным доходом: от студента до пенсионера.

Итак, обо всем по порядку. Допустим, вы юноша, который только вступает во взрослую жизнь. Если родители в детстве не завели на ваше имя инвестиционный портфель, то вы, скорее всего, до сих пор считаете, что забота о вашем финансовом настоящем — прерогатива ваших "предков". Если вы и зарабатываете, то предпочитаете все тут же потратить на модные клубы, тусовки, шмотки, диски, напитки, девушек и прочие атрибуты беззаботной жизни молодого "героя нашего времени". Действительно, когда вокруг столько интересного, яркого и веселого, как-то не хочется думать не только о своем будущем, но и будущем своих детей (когда они еще появятся!). Никто не спорит: без развлечений и положительных эмоций жизнь теряет краски, но если посвящать тусовкам все свое время, силы и деньги, вчерашний "клаббер" рискует повторить судьбу отца Евгения Онегина, который "жил долгами", потому что "давал три бала ежегодно и промотался наконец". Конечно, отказаться от всех радостей жизни ради каких-то "туманных перспектив" и запереться в четырех стенах не только скучно, но и глупо. В деле обеспечения своего финансового будущего не стоит придерживаться принципа "все или ничего" и для того, чтобы стать успешным инвестором, вовсе не обязательно впадать в крайнее скопидомство и переходить на хлеб и воду. Достаточно приобрести пай в инвестиционном фонде и постепенно его приумножать, достаточно каждый месяц откладывать по чуть-чуть — примерно одну десятую от той суммы, которая обычно уходит на клубы и прекрасный пол. А девять десятых по-прежнему в вашем распоряжении.

Может показаться, что молодому поколению не свойственно задумываться о будущем, пока это будущее вдруг не наступит. Однако среди держателей портфелей в любом ПИФе найдется немало совсем молодых людей, образующих отдельный класс инвесторов, которому свойственны свои, особенные "повадки". Аналитики отмечают, что 20-30-летние инвесторы, в отличие от более консервативных старших "коллег", имеют склонность к риску и предпочитают инвестиции, ориентированные на рост, больше обращая внимание не на текущий доход в виде дивидендов, а на прирост капитала, то есть на курсовые доходы. Большинство молодых людей, пустившихся в самостоятельное плавание по океану инвестиций, не располагают большими суммами и потому рассматривают курсовые доходы как быстрейший (если не самый верный) способ взращивания капитала. Еще молодых инвесторов отличает неискоренимая тяга к приобретению спекулятивных акций быстрорастущих компаний и фондов. "Кто не рискует, тот не получает прибыль", — уверены они. Что ж, риск, конечно, дело благородное, хотя немного осмотрительности никогда не помешает инвестору, нацеленному на успех.

К содержанию

Неслабый пол

Давайте еще раз закроем глаза и представим себе "образ идеального инвестора". Теперь рядом с уже знакомым нам "респектабельным мужчиной" с IWC на запястье нашему воображению представится модно "прикинутый" юноша, измеряющий время с помощью Swatch из последней коллекции и "инвестор поневоле" — малыш в ползунках, которого вообще не интересует, который нынче час. Общее у них одно — принадлежность к мужскому полу. С некоторой возможной статистической погрешностью в случае с малышом (теоретически он может оказаться и девочкой).

Миф о том, что женщине не место среди инвесторов наверняка придумали мужчины. Так же как и мифы о том, что женщине не место за рулем, среди политиков или у мангала. И если шашлык, приготовленный женскими руками, мало кому приходилось попробовать, то мнение о том, что дама, севшая за руль, автоматически приравнивается к "обезьяне с гранатой", оспаривается даже страховщиками. В компании РОСНО, которая, кстати, запустила специальную программу автокаско "РОСНО-Леди", считают, что хоть женщины и чаще попадают в аварии, но столкновения эти более "аккуратные" — мелкие, с небольшим ущербом. Поэтому женщина за рулем больше нравится страховщикам, чем водитель-мужчина.

А как решается "женский вопрос" на рынке коллективных инвестиций? Эмансипация шагнула и сюда: среди держателей инвестиционных портфелей различных управляющих компаний "инвесторов в юбках" 30-40%, что, согласитесь, совсем не мало. Зачем женщины начинают инвестировать? Ответ прост и понятен: чтобы получать прибыль. Наталью Кирсанову перестал устраивать процент по депозиту в Сбербанке, и на свои сбережения она приобрела пай в одном из инвестиционных фондов, о котором узнала из прессы. От своего пая она почему-то ждет не менее 40% годовых. На вопрос, куда же она вложилась, Наталья отвечает, что "там было пять фишек и еще какая-то штучка". Полное отсутствие финансовой грамотности не мешает Наталье получать неплохие дивиденды, притом что она, интуитивно следуя любимому экономистами правилу "не класть все яйца в одну корзину", сняла со сбербанковского депозита только часть денег.

Руководители управляющих компаний только рады, что среди их клиентов становится все больше женщин. Если женщина за что-то берется, значит, это продуманное и согласованное на семейном совете решение, за которое потом не будет "мучительно стыдно". Топ-менеджеры управляющих компаний отмечают, что приход слабого пола на рынок коллективных инвестиций означает, что у продукта появился постоянный потребитель. В конце девяностых Брэд Барбер и Терри Один из Калифорнийского университета в Дэвисе проанализировали поведение 35 тысяч клиентов крупной брокерской конторы и с удивлением обнаружили, что женщины систематически переигрывают мужчин. Все дело в том, что инвесторы-мужчины слишком активно тасовали свои портфели, а дамы покупали и продавали акции в полтора раза реже, а ведь для рядового инвестора слишком активная торговля не всегда является удачной стратегией — чаще гораздо прибыльнее просто купить и держать.

Пускаются женщины и в самостоятельное плавание по волнам фондового рынка. На Франкфуртской бирже треть брокеров — представительницы прекрасного пола. На отечественной ММВБ их меньше — 12%. Среди биржевых игроков на этой торговой площадке дам около 15%, хотя еще несколько лет назад их буквально можно было пересчитать по пальцам одной руки. Сейчас большая часть "биржевых игроков в юбках" — дамы с экономическим, финансовым или юридическим образованием, которые инвестируют собственные сбережения. Есть бизнесвумен, которые сделали карьеру, и им захотелось "чего-нибудь остренького". Самую малочисленную группу составляют дамы, желающие самореализоваться с помощью денежек супруга.

Каковы типичные "повадки" женщины на бирже? Говорят, что их любимая стратегия — купить и "высиживать", не следя пристально за течением каждой торговой сессии. Происходит так не от скудости ума, а из-за банальной нехватки времени: мало кто из женщин находит время весь день сидеть на одном месте и отслеживать позиции. В игре на бирже проявляется и излишняя эмоциональность женщин: они начинают нервничать, когда видят минус на своем счете, а понимая, что их бумаги начинают падать, они просят совета у своего брокера, молниеносно продают падающие акции, фиксируя убытки. А вот мужчины не готовы так легко выходить из позиций: им кажется, что фиксация убытков — это признание собственной неудачи.

Несмотря на то, что у большинства дам не хватает времени не только на активную торговлю, но и на простое наблюдение за торговой сессией, фондовый рынок становится менее маскулиным. Например, в компании NetTrader для нас, любимых, придумали "гламурненький" розовый интерфейс, чтобы нам было приятнее следить за торгами.

К содержанию

Кто хочет стать миллионером?

Кто сказал, что удел пенсионеров — исключительно внуки, посиделки на лавочке возле дома и малиновое варенье? Ни в семьдесят, ни в восемьдесят жизнь не заканчивается: современные бабушки и дедушки осваивают интернет, прыгают с парашютом, покоряют горные вершины и… играют на бирже.

Может показаться, что Ингеборга Моотц — типичная немецкая пенсионерка. Все 83 года своей жизни она прожили в крохотном городке Гисене, в небольшой квартирке, обставленной мебелью времен ее молодости. На стенах сентиментальные фотографии ее многочисленных родственников, многих из которых уж нет на свете... Одним словом, портрет типичной европейской пенсионерки в интерьере. Однако старомодность и сентиментальность не мешает пожилой фрау быть одним из самых успешных частных биржевых спекулянтов Германии. Игрой на бирже она уже заработала 500 тысяч евро и не собирается останавливаться на достигнутом. Ее цель — сколотить миллионное состояние. Впрочем, однажды эта цель была достигнута: на счете фрау Моотц лежал миллион марок. Но после введения евро оказалось, что немецкая пенсионерка только на полпути к миллиону.

"Семьдесят пять лет своей жизни я жила очень бедно, — говорит госпожа Моотц. Я росла в бедной семье, где было много детей и очень мало денег. Потом я вышла замуж и стала домохозяйкой. И у меня опять не было денег... Мой муж мне их просто не давал. Мне приходилось выпрашивать у него каждую марку. Если я просила у него пять марок, он давал мне две и прибавлял: "На большее не рассчитывай". Когда я пыталась пойти работать, муж говорил мне: "Ты же дура, ты никогда не сможешь зарабатывать деньги". Однажды я не вытерпела и сказала ему: "Если ты думаешь, что я не способна работать, то я буду играть на бирже!"

Так начиналась эта удивительная история. В 1996 году, когда герр Моотц скончался, обнаружилось, что незадолго до смерти он приобрел тысячу акций концерна VEBA. Новоиспеченная вдова приняла это за знак свыше и решилась играть на бирже. Уже за первый год торгов ее состояние возросло на 100%, за второй — на 130%, а ведь 1998 год был годом финансовых кризисов по всему миру! А сейчас у нее в "кармане" уже полмиллиона евро. Невероятная удача, скажете вы? Отнюдь. Скорее, истинно немецкий прагматизм и точный расчет. Госпожа Ингеборга разработала собственную стратегию успешной игры на бирже, простую как все гениальное. Фрау Моотц покупает акции только самых капитализированных компаний Германии — предприятий с более чем столетней историей, которые формируют индексы DAX-30 или, в крайнем случае, M-DAX, а также акции "дочек" этих гигантов немецкой экономики. Больше всего немецкая пенсионерка доверяет акциям банков. "Это мое личное предпочтение. Каприз старой женщины", — говорит она. Впрочем, "каприз" весьма прагматический. Присмотревшись к фондовому рынку, фрау заметила, что банки не так сильно зависят от колебаний спроса и предложения, а их доходы год от года только растут.

Кроме всего прочего, Ингеборга исключает для себя те компании, бумаги которых принадлежат паре крупных акционеров. "Это означает, что, скорее всего, выплаты по дивидендам будут очень маленькими: у крупных акционеров нет стимула делиться прибылью с мелкими вкладчиками", — считает пенсионерка.

Для того, чтобы играть на бирже, пожилой фрау совсем не нужен Интернет. Более того, в ее квартире нет компьютера. Всю информацию она получает из обычных газет. "В биржевой сводке меня интересуют только три цифры: сколько стоят акции данной компании сегодня и какова была их максимальная и минимальная цена за последний год". Если сегодня стоимость акций близка к минимуму, это значит, что для компании настала черная полоса. Но ведь госпожа Моотц приобретает только бумаги компаний с солидной историей, значит, она может быть уверена, что компания выкарабкается из кризиса, акции вновь поднимутся в цене, и тогда их можно будет выгодно продать. Кстати, те самые унаследованные от мужа акции VEBA фрау через год продала в два раза дороже, приобретя на вырученные деньги бумаги банков IKB и Commerzbank. Когда те выросли в цене, продала и их. И так далее.

"Система Моотц" дала сбой лишь однажды. В 1998 году, на заре своей биржевой "карьеры", фрау купила акции Bankgesellschaft Berlin. Тогда ей показалось, что наличие известных политиков в правлении банка — гарантия его надежности. На деле же все оказалось иначе: Bankgesellschaft Berlin практически себе в убыток спонсировал Христианско-демократический союз. В результате, акции банка упали ниже некуда, и Ингеборге пришлось продать их с убытком для себя. Впрочем, пожилая фрау хорошо усвоила этот урок и с тех пор ни разу не ошиблась.

Ингеборга Моотц не делает из своей стратегии никакого секрета. Она охотно делится рецептом биржевого успеха со всеми желающими: пишет книги, читает лекции, с удовольствием дает многочисленные интервью и отвечает на все письма, приходящие в ее почтовый ящик. "Порой я воспринимаю себя как библейского Давида, — откровенничает она. — Я старая слабая женщина. И я одна борюсь с этой огромной биржевой системой, с этим Голиафом. И делаю это самым простым оружием, как делал и Давид. Я на своем опыте убедилась, что у биржевого Голиафа есть слабое место — циклические колебания курса акций крупных компаний. Моя цель — рассказать всем немцам, как обеспечить себе финансовую свободу, ведь богатство лежит в одном шаге от них!"

Возможно, пример немецкой пенсионерки вдохновил не только ее соотечественников, но и народную героиню отечественного фондового рынка — семидесятилетнюю Ирину Владимировну Чайкову. Однажды российскую пенсионерку перестали устраивать проценты по депозиту в Сбербанке. Сняв все свои сбережения, она разделила их на три равные части и вложила в три разных паевых инвестиционных фонда. Чтобы уменьшить риски и сравнить успехи. Хоть Ирина Владимировна и говорит, что в финансах совсем не ориентируется, однако это не мешает ей действовать с осмотрительностью профессионального финансового аналитика. "Я посмотрела графики роста рынка и обнаружила закономерности: рост бывает в марте и в конце года. А летом деловая активность падает", — делится своими наблюдениями госпожа Чайкова. А чему тут удивляться, ведь Ирина Владимировна — типичный советский инженер старой закваски.

Помните, на заре девяностых мобильные телефоны были исключительно предметом роскоши, дорогой игрушкой обладателей малиновых пиджаков, золотых цепей в три пальца толщиной и черных "мерсов" шестисотой модели? Сегодня, спустя пятнадцать лет, операторы мобильной связи предлагают нам довольно демократичные тарифы, да и сами "трубки" стали гораздо более человеколюбивыми: из громоздких телефонов они превратились в компактные и удобные устройства, начиненные огромным количеством приятных и полезных опций. За полтора десятка лет мобильники стали тем, чем они и должны быть: удобным средством связи, завоевавшим популярность у всех — от первоклассников до долгожителей-рекордсменов.

Похоже, портфели инвестиционных фондов ждет та же судьба. Из экзотической игрушки состоятельных господ они постепенно становятся в нашем сознании просто удобным и приятным в пользовании инструментом для увеличения своего состояния. Широким шагом на пути к мечте о достойном будущем своей семьи.

Виктория Сафонцева
Статья предоставлена журналом "Финансовый эксперт", № 10 2007 год
Финансовый эксперт