Как сделать семейное посещение музея ярким запоминающимся событием, чтобы встреча с искусством была для ребенка интересной и насыщенной?

Многие родители охотно берут с собой детей на выставки в музеи, однако не все могут правильно организовать эти посещения. Взрослые часто не знают, как общаться с детьми в музее, о чем можно там с ними поговорить. В результате у детей остаются очень расплывчатые впечатления от посещения музеев и общение с шедеврами искусства не оказывает большого влияния на их художественное развитие.

Вот один пример. Москвичка Наташа, ученица З-го класса, часто ходит с мамой на выставки. Она была в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, в Государственной Третьяковской галерее, Выставочном зале на Малой Грузинской. Но ни одной картины она не запомнила. От Музея изобразительных искусств у нее в памяти остались только воспоминания о том, что ходили в музей с подругой мамы и что там было много картин, написанных яркими красками. Вот и все. А ведь после посещения музея прошло всего две недели. Как же сделать встречу с искусством для ребенка интересной и насыщенной?

Анализ ситуации. Подготовка к посещению музея. Первый приход в музей должен стать событием в жизни ребенка. Поэтому нежелательно совмещать его с другими значимыми событиями — например, с началом учебы в школе, с возвращением из летнего лагеря или с дачи и т.п. Лучше, чтобы «открытие» музея ребенком произошло на фоне относительно ровного течения жизни. Тогда в сознании ребенка могут запечатлеться образы выдающихся произведений, которые займут центральное место в смыслопорождающих системах понимания искусства и тем самым будут определять дальнейшее художественное развитие ребенка.

Желательно заранее предупредить ребенка о готовящемся посещении. Хорошо показать ему одну-две репродукции из тех картин, которые вы предполагаете посмотреть в музее. При этом надо обязательно объяснить, что репродукция гораздо меньше подлинника, менее яркая и отчетливая. Пусть ваш ребенок пригласит кого-нибудь из друзей. Очень важно, чтобы он мог пойти в музей именно со своими друзьями, а не с вашими. Ребенку надо иметь возможность поделиться впечатлениями с человеком, в отношении которого он предполагает равные права на оценку произведения. Ему проще высказать свое мнение сверстнику, нежели взрослому. Ребенок и понимает сверстника лучше.

Особенности первого посещения музея. Следует помнить, что в музее помимо картин и скульптур есть множество других вещей, которые привлекают внимание маленьких посетителей: большие лестницы, огромные залы, необычный интерьер. Да и сама обстановка непривычна для детей: люди ходят осторожно, о чем-то тихо переговариваются. Как тут вести себя — непонятно. Поэтому хорошо так составить план посещения, чтобы дети могли постепенно осваивать пространство музея.

Надо дать детям посидеть на диванах (если, конечно, разрешается правилами музея), осмотреть лестницы, стены и люстры, поглядеть на работу кассиров. Пусть ребенок сам подаст билеты контролеру, посмотрит в окно на улицу. Без всего этого маленькому посетителю музея будет трудно сосредоточиться на восприятии картин — он будет постоянно отвлекаться. Иногда эти впечатления могут оказаться самыми главными для ребенка. Вот, к примеру, мои впечатления о первом посещении Государственного Эрмитажа.

«В 50-х годах наша семья жила в Ленинграде (теперь Санкт-Петербург). Мой отец, морской офицер, учился тогда в Академии. Я еще не ходил в школу. Мы снимали маленькую комнату в коммунальной квартире на Большой Подьяческой. Помню, жили очень дружно и я не замечал убогости обстановки нашего дома. И вот однажды родители повели меня в Эрмитаж. Дворец снаружи был мне знаком, так как я не ходил в детский сад и поэтому много гулял с мамой по городу. И вот мы вошли... Передо мной неожиданно предстала волшебная лестница: белое с золотом! Главная лестница Зимнего дворца. Я оробел от этого великолепия и не мог сдвинуться с места. Видимо, родители поняли мое состояние. Отец взял меня за руку и уверенно повел вперед, мама пошла с другой стороны. Я успокоился и под таким надежным прикрытием взошел на лестницу. Меня не торопили и дали налюбоваться всеми этими бесконечными золотыми завитушками. Что было потом, я почти не помню.

По окончании Академии отца перевели на службу в другой город, и второй раз я попал в Эрмитаж, будучи уже учеником десятого класса. Лестница опять неожиданно предстала передо мной во всем своем бело-золотом великолепии. Я вдруг вспомнил свои впечатления от первого посещения музея. Отец слева. У него сильная теплая рука. Мама справа. Все показалось таким знакомым и родным! И теперь, много лет спустя, при каждом посещении Эрмитажа я испытываю все те же переживания. Наверно, поэтому огромный имперский музей кажется мне уютным и близким.

Родители до сих упор удивляются тому, как я запомнил этот момент. Ведь мне было тогда всего около пяти лет. Я очень ценю эти воспоминания. Мне кажется, что они повлияли на мое увлечение искусством«.

В этих воспоминаниях взрослого человека надо отметить, что отношение к искусству связано с самой ситуацией первого посещения музея. Участие близких людей было в этом событии чрезвычайно важным. Благодаря им маленький мальчик сумел освоить архитектурный шедевр. А сам музей запечатлелся в его памяти в образе счастливого события детства. Многие люди, наверно, могут вспомнить подобные случаи из своей жизни. Такие счастливые события составляют неотъемлемую часть структур сознания, обеспечивающих понимание человеком искусства.

Общение с детьми в залах музея. Многие дети либо совсем не имеют цели по отношению к воспринимаемой картине, либо эти цели очень неопределенны. Поэтому взрослому надо постараться так организовать просмотр, чтобы дети были «нацелены» прежде всего на восприятие художественного образа картины. Можно порекомендовать несколько приемов. Вот первый из них. Выберите в зале картину с ярко выраженным эмоциональным содержанием. Спросите детей, что замечательного и интересного они в ней увидели. Есть два типа детских ответов. В одних присутствуют указания на настроение, которое вызывает картина, на чувства и переживания героев, на действия, смысл которых определяется всей картиной в целом. Все это различные аспекты художественного образа. В других ответах дети могут указывать на отдельные детали картины, на соответствие или несоответствие цвета изображения предметной окраске соответствующего объекта действительности. Это уже частности, хотя и имеющие место, но не определяющие сути художественного образа. Взрослому надо поддержать указания именно на особенности художественного образа, дать детям понять, что это самое главное в картине. По ходу беседы можно рассказать факты из истории работы художника над картиной, из его биографии, дать сведения о методе работы художника. Но все это должно быть связано именно с целостным образом картины.

Например, обсуждается картина Ю. Пименова «Новая Москва» (Государственная Третьяковская галерея). Дети могут отметить, что изображено «как будто дождь прошел», «все умыто», чисто, свежо. Надо обязательно похвалить такие ответы, а затем развить эту мысль: «Здесь Москва изображена так, как будто новая жизнь начинается». Указания детей на отдельные части изображения надо оценить как верные, но второстепенные. Например, некоторые дети могут сказать, что на картине «Новая Москва» изображена женщина за рулем и что это редко бывает. На это можно ответить очень просто: «Да, редко так бывает, но именно поэтому художник написал за рулем женщину. Чтобы подчеркнуть ощущение новизны и перемены во всем».

А вот другой прием. Предложите детям выбрать из всех картин в зале самую радостную по их мнению (если, конечно, в этом зале есть картины, содержание которых можно интерпретировать как радостные). Пусть дети сначала обсудят между собой, какая из картин отвечает заданному определению. А потом попросите их обосновать свое мнение. Можно предложить детям выбрать самую суровую или тревожную по настроению картину.

Следует помнить, что дети сильно различаются по умению понимать образное содержание картины. Это может быть обусловлено разницей в опыте их изобразительной деятельности и восприятия искусства, индивидуальными особенностями развития эмоциональной сферы, начитанностью и многим другим. Поэтому не стоит сердиться, если ваш ребенок высказывает наивные и, как вам кажется, глупые суждения. Надо попробовать разобраться, в чем дело, как в следующем примере.

Ученик 3-го класса рассматривает картину М. Сарьяна «Горы. Армения. 1923» в Государственной Третьяковской галерее. Мальчик недоумевает: «Что такое? Одни краски и ничего не понятно!» Ему действительно непонятно, так как он стоит близко и не видит всю картину целиком. Взрослый отводит мальчика подальше от картины и предлагает еще раз посмотреть на нее. Юный зритель восхищен: «Как красиво! А полоски — это оказывается поля в горах! И тут какое-то действие происходит».

Родители часто не подозревают, как тонко дети 7-10 лет могут чувствовать образ картины. Вот один случай. Мама с дочкой восьми лет смотрят в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина портрет Ж. Сомари работы О. Ренуара. Девочка, показывая на картину, спрашивает у мамы: «О чем мечтает эта тетя?» — «Причем здесь „мечтает“? — раздраженно отвечает мать. — Это знаменитая актриса. Видишь, тени на подбородке сделаны фиолетовым цветом. Из-за этого многие ругали художника, а теперь он один из самых знаменитых». Девочка стыдливо опускает глаза — ей уже не до картины. А ведь она очень тонко уловила суть образа, созданного О. Ренуаром. Одно время его картина называлась «Мечтательница». А обремененная своей эрудицией мама не заметила, что дочка стоит на пороге своего, самостоятельного открытия, картины. Можно было просто ответить: «Да, действительно мечтает. Давай посмотрим на картину и подумаем, о чем она может мечтать». Кто знает, до какой глубины могло бы раскрыться это произведение для ребенка.

Взрослым вообще следует быть очень осторожными в своих оценках картин и творчества художников. Дело в том, что дети 7-10 лет часто воспринимают суждения взрослого, не соотнося смысл этих суждений с содержанием анализируемого предмета. Приходится слышать от маленьких зрителей выражения, в которых оценки искусства, высказанные мимоходом их экзальтированными родителями, возведены в ранг общих принципов и законов. Например: «Импрессионизм — вот это да, а все остальное ерунда!» Или: «В старое время были настоящие мастера, а сейчас одни халтурщики». Это мешает детям отнестись к содержанию картины на основе собственного чувственного восприятия. А без такого отношения невозможно воспитание развитого художественного вкуса.

Неосторожные суждения родителей об искусстве в присутствии детей часто приводят к проникновению в сознание так называемой идеи «наивного формализма» (или «наивной эстетизации»), суть которой заключается в отрицании связи жизни и искусства вообще. Обычно это выражается в оценке произведения с точки зрения изощренности формы. Если «наивный реализм» характерен для массовой публики, то формализмом больше увлекается небольшая рафинированная часть любителей искусства. У младших школьников редко встречается явно выраженный формализм. В известных нам случаях дети просто воспроизводили суждения своих экзальтированных родителей. Более определенно можно констатировать наличие идеи «наивного формализма» в старшем подростковом и юношеском возрасте. Правда, в этом случае лучше говорить не о наивном понимании искусства, а об излишне заумном.

Часто родители интересуются, какие картины детям можно показывать, а какие нельзя. Принципиальных ограничений на этот счет нет. Не стоит только акцентировать внимание на картинах с изображением обнаженной натуры. Их лучше показывать в ряду других произведений. Следует избегать обсуждения картин с изображением сцен насилия, а также чрезмерно перегруженных аллегориями.

Нет также принципиальных ограничений на жанры. Дети с удовольствием смотрят и пейзажи, и натюрморты, и жанровые произведения. Есть, правда, отличия в отношении детей к живописи и графике, связанные с особой привлекательностью цвета для детей этого возраста. Поэтому, чтобы у ребенка остались благоприятные впечатления от музея, первое посещение лучше посвятить экспозиции живописи. А графику можно оставить до другого раза.

Второе посещение музея. Его лучше организовать недели через две, пока еще свежи первые впечатления. Начать экскурсию хорошо с уже знакомого детям зала. Но задачу надо дать другую. Можно, стоя в центре зала, попросить детей определить, какие картины, по их мнению, могут принадлежать одному художнику? Если дети ответят правильно, то можно попросить их объяснить, как они догадались. Ответы могут быть самые разные. Взрослому надо поддерживать прежде всего указания на общий подход художника к живописи, на общность художественных задач, которые решал мастер. Конечно, при этом надо выбрать соответствующий зал музея. Например, в Государственной Третьяковской галерее дети легко определяют общность портретов крестьянок, созданных А. Е. Архиповым (1862-1930). Они обычно отмечают, что в его картинах яркие сочные краски, настроение веселое, все пестрое, нарядное. Это, безусловно, отражает и особенности творческого метода художника.

У детей возникает множество вопросов о том, как добивается художник того или иного эффекта. Для квалифицированного ответа, конечно, нужно хорошо знать искусство. Если вы затрудняетесь дать ответ, то можно «вернуть» ребенку его вопрос: «А как ты сам думаешь?» Пусть ребенок поразмышляет у картины.

После посещения музея. При правильной организации экскурсии у детей надолго остаются в памяти впечатления от музея. Но и они со временем затухают. Поэтому полезно поддерживать интерес вашего ребенка к художественным музеям в периоды между экскурсиями. Огромную роль в этом деле могут сыграть книги по искусству.

Хорошо иметь в доме альбомы с репродукциями картин из тех музеев, которые посетил ваш ребенок. Можно порекомендовать следующую работу. Предложите ребенку найти в книге или альбоме репродукции тех картин, которые он видел в музее. Спросите его, кто автор этих картин, что о них известно. Хорошо, если ребенок укажет на некоторые особенности образного содержания. Обязательно похвалите его за это. Если же он укажет только на отдельные изображения, то согласитесь и обратите его внимание на особенности образа, которые удалось сохранить в репродукции. Можно также спросить, похожа ли репродукция на оригинал. Если ребенок заметит, что она не совсем точно передает оригинал, несколько искажает образ, то объясните ему, что это связано с трудностями печатного дела.

Желательно иметь в домашней библиотеке книги, в которых рассказы о произведениях искусства связаны с описанием различных сторон деятельности художников. Для детей 7-10 лет это очень интересно и важно.

Также полезно иметь детские книги с иллюстрациями известных художников. Многие выдающиеся мастера XX века занимались иллюстрированием детских книг. Поэтому во многих отечественных музеях и на выставках дети могут увидеть произведения художников, которых они уже знают по своим любимым книгам. Переживания от таких встреч могут оказаться очень сильными.

Наконец, если дома ребенок захочет что-либо нарисовать по своим впечатлениям от музея, то надо всячески поддержать его в этом начинании. Как правило, это будут наивные попытки воспроизведения сюжета или формы отдельных произведений. Но тем самым может установиться очень важная для детей этого возраста связь восприятия искусства с их изобразительной деятельностью.

В. А. Гуружапов, канд. психологич. наук, Психологический институт РАО