Однажды папа пришёл с работы почему-то расстроенный. Он без аппетита поел, с задумчивым видом выпил чай и грустный сел на диван. Мы сразу же обступили его со всех сторон и давай наперебой выспрашивать, что случилось. Но папа отворачивался от нас, делал печальный вид и молчал, словно партизан. При этом было видно, как он доволен, что ему уделили так много внимания. Ему, наверно, очень хотелось, чтобы все вокруг ахали и охали, пытаясь понять, что же случилось, отчего он вдруг поник, так сказать, духом. Мы решили подыграть папе. Данька забрался к нему на колени, я уселся на спинку дивана за папиной спиной, мама примостилась справа. И началась возня.

Втроём мы тормошили папу. Данька ёрзал у него на коленях и стучал кулачками ему в пузо, требуя ответить, почему "наш папуся" такой грустный. Я теребил папу за голову и плечи и кричал то в одно, то в другое ухо:

— Ну, скажи! Ну, что с тобой? А?

Мама пыталась чмокнуть папу в щёку, строила смешные рожицы и дёргала его за руку, пытаясь рассмешить, но это не удавалось. Папа молча и невозмутимо отмахивался от нас. В конце концов мы завалили папу на пол и уселись на него сверху, но ответа всё равно не услышали.

— Ах так?! — воскликнула мама и сделала нам знак, чтобы мы оставили папу в покое. — Мы тогда тоже будем молчать.

Каждый занялся тем, чем занимался до папиного прихода: я стал достраивать замок из конструктора, Данил принялся дразнить Мурзика старой перчаткой, мама села читать толстую книгу. При этом чувствовалось некоторое напряжение. Казалось, каждый из нас был увлечён своим делом, но незаметно мы поглядывали на папу, ожидая его реакции.

Тактика оказалась верной. Папа пересел на диван и, видя, что никто не обращает на него внимания, с преувеличенной печалью в голосе произнёс:

— Я понял, почему я на вас обиделся. Вы — эгоисты.

И снова гордо замолчал.

Мы переглянулись с мамой. Мама недоумённо пожала плечами:

— Почему — эгоисты?

— А потому! — завёлся папа. — Мама хотела кота завести — пожалуйста, вон, бегает. Мишка с Данилом упросили двух хомячков купить. Сколько их теперь? Шестеро! И клетку им, и колесо, и опилки — всё купил! Даже Мурзику развлечение есть — воду в аквариуме пьёт, рыбок пугает. А я, может, собаку хочу, а некоторые не разрешают.

И папа многозначительно посмотрел на маму. И мы с Данилом тоже посмотрели на неё.

— Нет, только не собаку, — округлила мама глаза, — от неё псиной будет вонять. Я этого не вынесу.

— Ну вот, я же говорил, — обречённо вздохнул папа.

Признаться, мне стало его так жалко. Но чем я мог помочь.

Прошло несколько месяцев.

— Мальчики, завтра у папы день рождения, — сообщила нам мама, когда папы не было дома, — что мы ему подарим? Предлагайте.

— Может, какие-нибудь диски купить для компа? — предложил я.

— Мы ж не знаем, что ему надо. Тем более, у него все нужные программки вроде бы есть.

— Тогда для машины что-нибудь.

— Нет, для техники он сам себе всё покупает. Мы в этом не разбираемся.

— Значит, подари ему новую модельку.

— Точно! Он недавно про "Камаз-самосвал" что-то говорил. Надо поискать. Кто со мной?

— Я, — поднял я руку как на уроке...

Мы обошли почти все детские магазины и ларьки. И только в одном обнаружили нужную модельку "Камаза" с рыжей кабиной и поднимающимся кузовом. После этого отправились за тортом. По дороге обсуждали, как обрадуется папа. А радовался он, надо сказать, прямо как я или Данька, когда получали что-то желанное.

Мы не ошиблись. Папа запрыгал от восторга сначала на одной ноге, потом на другой, затем кинулся нас обнимать-целовать, а после этого уселся за стол и первым же делом разобрал машинку. Он всегда так делает. Потому что начинает подтягивать, подрезать, подравнивать детальки, которые не всегда совпадают друг с другом.

Вечером, когда папа уже вдоволь успел налюбоваться новой моделькой, отведать торта с взбитыми сливками и побаловаться с нами, в дверь позвонили. Мама направилась в коридор. После звука открывшейся двери до нас долетел громкий голос дяди Серёжи, папиного друга:

— Где именинник? Почему гостей не встречает?

Тут мы, конечно, все выбежали в коридор гостя встречать. Гость почему-то посмотрел на маму и спросил:

— Ну, что?

— Давай, — тряхнула головой мама.

— С днём рождения! — торжественно произнёс дядя Серёжа, энергично пожал папину ладонь и ... вытащил из-за пазухи маленький комочек, который тотчас тоненько заскулил. Это был щенок немецкой овчарки, глазки которого жмурились от яркого света.

Папа, кажется, даже забыл, что умеет разговаривать. Он явно не ожидал такого подарка, поэтому молчал.

— Ура! — закричали мы с Данилом.

— Ну, мамуся, вот это да, — наконец-то вымолвил папа и крепко обнял маму.

Нам щенок сразу понравился. Интересно, понравится ли он Мурзику?

Наталья, zolotce-75@mail.ru