Прошло уже 4,5 года с момента моих родов. Многое стало забываться, но то, что я мама, до сих пор считаю чудом.

Поженились мы спонтанно, встречались меньше года, но очень хотели ребенка. Поэтому решили сыграть свадьбу, т.к. муж не хотел, чтобы родные думали, что причина женитьбы — моя беременность.

И начали мы "работать". Без результата прошло пять месяцев. Решив больше не заниматься самодеятельностью, отправились по врачам. Результат нас поверг в шок — на двоих у нас с мужем было 120% бесплодия (каждая болезнь — 30%). Лечение назначили со следующего дня ударными дозами антибиотиков. Кто бы мог подумать, что во мне в это время, каким—то чудом уже зародилась новая жизнь. Результат предсказуем — выкидыш на сроке 5 недель. Сказать, что мы расстроились — это не сказать ничего.

Прошло 6 месяцев — минимально допустимый срок для беременности после выкидыша. Все болячки вылечены, самочувствие отличное, осталось последнее — УЗИ брюшной полости.

Тот диагноз, который мне поставили после УЗИ и еще десятка анализов, поверг меня в шок — "рак лимфатической системы 3Б стадии". Т.е. еще немного — и четвертая, неоперабельная стадия.

То, что не умру, для себя я решила сразу. И началось долгое и очень тяжелое лечение. Не знаю, смогла бы я все это выдержать, если бы не муж. Он не давал мне унывать, был со мной почти на всех капельницах, заботился лучше, чем мама. Химиотерапии мне назначили 8 курсов и 2 курса лучевой. Самое страшное, что облучение проводили в области яичников. По окончанию лечения я поняла, что такое климакс. "Приливы" были постоянные. На УЗИ врач сказал, что в яичниках осталось не больше 10 яйцеклеток (это при норме около 300 шт.). Назначили Логест и сказали, что о беременности я могу даже не мечтать, мамой мне не быть. А мы все равно мечтали. В юности мне нагадали двух детей — мальчика и девочку, то же самое обещали и мужу.

Прошел один год. Ужасы лечения стали забываться, волосы отрастать (конечно, до моей обрезанной метровой косы было еще очень далеко). В конце октября 2004 года я решила сделать перерыв в приеме контрацептивов. Хотела посмотреть, как будут работать яичники. Зачем в конце цикла купила тест на беременность — не знаю. Не говоря ничего мужу, сделала тест. Увидев мои испуганно—счастливые глаза, он сразу все понял.

Но поверить в свое счастье нам было очень трудно. Боялись всего: выкидыша, рецидива заболевания. Врач был в шоке, услышав, что я беременна (после такой болезни разрешают беременеть только через пять лет, а у меня прошел всего год). Родителям сообщили только в девять недель, подарили конверт с тестом в новогоднюю ночь. Папа ничего не понял, а мама начала плакать.

Беременность у меня была замечательная. На токсикоз не было и намека, только сильно хотелось спать. Животик рос очень быстро, врач даже предполагала, что у меня двойня.

То, что у меня будет мальчик, я знала сразу. В 23 недели моя уверенность была подкреплена данными УЗИ. Срок родов мне поставили 31 июля. В консультации дали направление в роддом на 28 июля, но, осмотрев меня, врач сказала, что головка еще высоко и шейка плотная.

Следующая явка 1 августа. Изменений нет, шейка незрелая. Врач дает еще два дня.

Третьего августа я ложусь в роддом все с той же незрелой шейкой. На следующий день было принято решение, что тянуть больше некуда. К вечеру сказали, чтоб я с утра 5 августа шла на клизму, а затем в предродовую, где мне будут вскрывать пузырь. О том, что завтра у меня роды, я сказала только мужу, не хотелось волновать родителей.

После прокола пузыря схватки начались где-то через сорок минут. Раскрытие шло в хорошем темпе, через пять часов оно было 6,5 см. Схватки уже становилось тяжело терпеть. И тут мне поставили КТГ. По глазам врача я поняла, что все достаточно плохо. Сердцебиение на схватке почти прекращалось. Через 10 минут я была уже в операционной.

Как же это страшно — просыпаться после наркоза и не знать, есть у тебя ребенок или нет. А еще хуже, что в послеоперационной палате никого нет, спросить не у кого. Непослушными руками я нащупала на тумбочке телефон и позвонила мужу. Он-то мне и сказал, что у нас родился здоровый мальчик, 3310 г., 50 см. и 8/9 по Апгар.

И вот прошло 4,5 года. Максимка — замечательный ребенок, уже совсем большой. Второй год ходит в садик, почти научился читать, стал очень самостоятельным. Все чаще тянет меня в детские магазины, чтобы выбрать коляску для сестренки. Но ее пока нет, и не знаю, будет ли. Моя беременность закончилась этим летом на сроке 18 недель. Диагноз — замерзшая в 12 недель беременность.

Но мы все равно верим, теперь уже втроем, что будет в нашей семье еще и девочка.

Мышаня, tvita75@yandex.ru