Содержание:

"Кто хоть раз это попробовал, бросить уже не может", — говорят они, мечтательно глядя в даль, и принимаются рассказывать ужасы про белого призрака и голубую бездну. После такой теоретической подготовки многие любители экстрима решительно отставляют в сторону горные лыжи и идут заниматься дайвингом.

Говорят, удостоверение дайвера открывает путь не только в подводный мир, но и в высший свет, как теннис или поло. Сами дайверы в один голос твердят, что погружения — это, напротив, самый настоящий побег от реальности. Некоторые даже решаются убежать насовсем. Вполне успешный ресторатор Андрей Чистяков, начав заниматься дайвингом как хобби, постепенно понял, что нырять с аквалангом ему куда интереснее, чем муштровать официантов. Теперь Андрей самый известный российский инструктор по техническому дайвингу.

Чтобы понять, понравится ли вам под водой, придумали пробное погружение. Можно в море, можно в реке, а можно и в бассейне. В бассейне не будет подводных красот, зато сэкономите круглую сумму, если окажется, что вода не ваша стихия. Если все прошло благополучно, можно смело платить за начальный курс.

Он состоит из четырех-шести теоретических занятий, пяти-шести практических в бассейне и четырех-пяти — в открытой воде в зависимости от системы обучения (главные из них SSI — Scuba Schools International и PADI — Professional Association of Diving Instructors; в тексте все данные приводятся по системе SSI). Без "открытой воды" сертификат вам выдать никто не вправе. Бассейн — теплица, а реальные условия в естественном водоеме. Да и в сертификате написано: Open Water Diver, дайвер открытой воды, на жаргоне дайверов — "опенок". У каждого подводного клуба есть своя база, где проходят занятия на открытой воде. И еще клубы каждый месяц снаряжают группу в жаркие страны (чаще всего в Египет), где в сопровождении клубного инструктора можно пройти погружения и сдать экзамен. А чтобы освоить теорию, не придется клевать носом на лекциях. Ее проходят дома перед телевизором. Официально экзамен состоит из 50 вопросов, но происходит в форме простой беседы с инструктором.

На первых практических занятиях "опенок" узнает про "подводные камни". Под водой внешнее давление усиливается: каждые десять метров глубины — плюс одна атмосфера. Все это обрушивается на уши, на барабанную перепонку. Перепонка растягивается, уши болят. Чтобы избавиться от этого ощущения, надо зажать ноздри двумя пальцами и подуть в нос. Дайверы называют это — "продуваться". Если вы здоровы, иногда достаточно просто сглотнуть или зевнуть.

"Примерно 10% людей не способны "продуться", — рассказывает Валдис Пельш, телеведущий и дайвер с десятилетним стажем. — Это значит, им нельзя погружаться. Не стоит заниматься дайвингом во время насморка, потому что слизистые отекают и могут возникнуть проблемы с ушами. Если же ты здоров и регулярно "продуваешься", проблем не будет. Самое опасное, что может случиться в результате погружения, — баротравма (повреждение воздухсодержащих органов — уха, придаточных пазух носа, легких — в результате резкого изменения барометрического давления). Она возникает от задержки дыхания. В прошлом году был такой случай. Отец и сын, кажется, англичане, совершали погружение в группе. Сын неожиданно "потерял" группу, хотя она была у него за спиной. И решил совершить аварийное всплытие. Глубина была 18 метров, то есть в легких у него было 2,8 атмосферы. И он на вдохе пошел вверх, забыв в панике, что надо выдохнуть! Хотя на курсах учат: нельзя задерживать дыхание, надо постоянно дышать: вдох-выдох, вдох-выдох! В результате — страшная баротравма: разрыв легких и смерть. Отец, как только понял, что сын погиб, сделал то же самое. В результате на поверхности два трупа!"

К содержанию

Быстрый и мертвый

Чтобы этого не случилось, вы и идете в дайв-центр. Основная цель занятий — доведение навыков до автоматизма. При погружении в естественных водоемах это может стать вопросом жизни и смерти. "Не надо думать, что курс обучения — простая формальность. Это твоя жизнь! Кого ты будешь обманывать? А между тем некоторые, особенно на периферии, считают, что без инструктора обойдутся. И покупают сертификат. Последствия очень грустные", — говорит Валдис Пельш.

Любительский сертификат Open Water Diver дает право нырять вдвоем вместе с таким же обученным дайвером. Главное — оставаться в рамках ваших возможностей. Если вы "опенок", то имеете право погружаться на 18 метров и ни метром глубже. Тут должна быть самодисциплина. Проверять никто не станет — вы сами отвечаете за себя.

"Рекреационный, любительский дайвинг — это не экстремальный спорт, — считает Сергей Филюшин, генеральный директор клуба "Акванавт". — Это релакс. На Западе этим бабушки 80-летние занимаются. Только у нас это почему-то считают экстримом. На самом деле ничего опасного в этом нет".

"И не нужно паниковать, — советует Валдис Пельш. — Вообще, дайверы делятся на суетливых и долгоживущих. Суетливые — те, кто подвержен панике. А паника под водой приводит подчас к летальному исходу".

В одиночку погружаться не имеет права никто, даже инструктор. Правда, есть курсы, которые называются Solo Diving (кстати, такой сертификат есть у Валдиса Пельша). Эта программа рекомендована лишь тем, у кого за плечами более 100 погружений, кто освоил глубокое и ночное погружение, подводное ориентирование и погружение в условиях ограниченной видимости. Само собой, нырять в одиночку гораздо рискованней.

К содержанию

Азот и ныне там

Если базового курса вам мало — учитесь дальше. Можно начать с глубокого погружения. Чтобы хорошо ориентироваться под водой, следует пройти курс навигации, или подводного ориентирования. Вас научат пользоваться компасом, ориентироваться по внешним признакам под водой, например по течению, уклону дна и т.д., определять свое положение на поверхности воды. Хотите нырять ночью, есть курс "Ночные погружения" и "Погружения в условиях ограниченной видимости". Если вы любитель археологии или вас тянет исследовать затонувшие корабли, есть курсы "Археология" и "Погружение к затонувшим объектам". Хотите что-то с них взять, пройдите курс под названием "Поиск и подъем", где учат поднимать на поверхность предметы с глубины. Есть пещерный дайвинг для любителей пещер. Хотите научиться правильно нырять с судна, идите на курсы Boаt Diving — погружение с корабля.

Есть программы погружения на обогащенных кислородом смесях Enriched Air Nitrox (EAN). Nitrox — это смесь азота и кислорода. В смеси найтрокс азота меньше чем в обычном воздухе. Азот — главный враг дайвера. Чем глубже вы погружаетесь, тем больше он растворяется в крови. Из-за этого при смене давления и возникает декомпрессионная болезнь. Не менее опасно азотное опьянение, или азотный наркоз (возникает при дыхании сжатым воздухом с большим парциальным давлением азота). Под действием азотного опьянения человека тянет на глубину. Есть даже страшилка про белого дайвера: мол, он манит тебя все дальше и дальше… Белый дайвер — первый признак азотного опьянения. Чтобы от него избавиться, достаточно чуть привсплыть. Но человек, находящийся под действием азотного наркоза, не всегда понимает, что с ним происходит. Хорошо, если кто-то из спутников заметит его состояние и подтолкнет к поверхности. "Некоторые любят, чтобы "заазотило", — рассказывает Валдис Пельш, — Говорят, тогда слышишь зов бездны. Один мой знакомый опустился на воздухе до 80 метров и не помнит, как всплыл. Наверное, на автопилоте. Очнулся на 40 метрах. Живой".

Именно из-за азотного опьянения погибли 14 апреля 2005 года в Хургаде трое российских дайверов: Елена Мясникова, Сергей Моисеенко и Антон Колчев. Инструктор Сергей Моисеенко с двумя дайверами (одной из них была Мясникова) совершал глубоководное погружение. Мясникова потеряла сознание из-за азотного опьянения. Ее пытались спасти, но подняли на борт катера уже мертвой. В ходе спасработ инструктор Сергей Моисеенко, также вследствие азотного опьянения, ушел на глубину. Другой инструктор — Антон Колчев — в это время совершал погружение со своей группой дайверов. Узнав о том, что произошло, он, никому не сказав, сам поменял баллон и ушел на поиски Моисеенко. И тоже не поднялся на поверхность.

Особняком в подводном плавании стоят подводная охота и фридайвинг. Охота с аквалангом — это браконьерство. Настоящие охотники ныряют с маской и трубкой, на задержке дыхания. Но в охоте главное — рыба, а в фридайвинге — время задержки дыхания, глубина и прочие цифры. И для этого тоже существуют отдельные курсы.

К содержанию

Водное соло

Все популярнее становится так называемый технический дайвинг — ныряние глубже чем на 40 метров с использованием дополнительного снаряжения. Чтобы заниматься техническим дайвингом, надо иметь международный сертификат по обычному дайвингу и не менее 100 погружений. Технический дайвинг всегда был дорогим удовольствием. Полный курс обойдется в $4–5 тысяч. Снаряжение — еще тысяч десять. Одно погружение не меньше $300. Плюс перелеты, гостиницы...

В России один из главных пропагандистов этого вида дайвинга — бизнесмен, ресторатор Андрей Чистяков. Ему принадлежат три рекорда России по глубоким погружениям — 192, 212 и 222 метра. Валдис Пельш "отметился" на глубине 103 метра. Официальный мировой рекорд принадлежит Нуно Гомесу из Южной Африки и составляет 318 метров, а неофициальный — 330 метров — установил француз Паскаль Бернабе. Гомес свой рекорд сумел зарегистрировать, Барнабе — нет.

Увлечение техническим дайвингом порой удивляет инструкторов. "В нашем клубе такие курсы есть, — рассказывает Сергей Филюшин, — потому что есть спрос. Но я лично этого понять не могу. Уже на глубине 60 метров смотреть особо нечего". Вероятно, тут включается желание проверить и даже преодолеть себя. Хочется людям острых ощущений! Действительно, это один из самых экстремальных видов спорта. Погружение может занять 40–50 минут. Чем больше времени сидишь под водой, тем дольше будет путь на поверхность, иначе кессонной болезни не избежать. Погружаться можно достаточно быстро, всплывать — в зависимости от глубины, количества остановок и времени на каждой остановке. Все это рассчитывается еще на земле, для чего существуют специальные таблицы, компьютерные программы и подводные декомпрессиметры, использующие математические модели расчета времени и смесей. Собственно, их изучению и уделяется главное внимание при обучении техническому дайвингу. При погружении на 222 метра Чистяков пробыл на глубине шесть минут, а поднимался на поверхность четыре с лишним часа.

"Я большой противник технического дайвинга, потому что это слишком большой риск, неоправданно большой, — говорит директор школы дайвинга Подводного клуба ЦСК ВМФ Борис Бобер. — Я понимаю — военный, который выполняет боевую задачу, погружается на 150 метров, чтобы спасти людей или, рискуя собственной жизнью, поставить мину, чтобы враг не прошел. Или водолаз, который получит много денег, если на этой глубине сварит трубопровод. Они знают, ради чего рискуют. А обычные дайверы рискуют ради самоутверждения".

Ему вторит Сергей Филюшин: "Я лично против. Вот это уже экстрим. Опасность при глубоководных погружениях возрастает в несколько раз! Впрочем, в нашем клубе смертельных случаев не было".

К содержанию

Маска, я тебя знаю

Выбор снаряжения для подводного плавания диктуется массой факторов, в том числе местом погружения, временем года, глубиной. "Для теплой воды используется гидрокостюм мокрого типа. Для холодной — сухого, — пояснил Валдис Пельш. — Компенсаторы плавучести тоже могут быть разные: при техническом дайвинге в нем есть запасной мешок. И обязательно должен быть с собой нож. Тысячу раз он не понадобится, а на тысячу первый его отсутствие будет стоить жизни".

В обязательный комплект дайвера входят гидрокостюм, подводный компьютер, регулятор и компенсатор плавучести (грубо говоря, надувной жилет). Конечно, маска, ласты. Баллон имеет смысл брать напрокат. Все это снаряжение потянет минимум на $3000. Верхнего предела нет. Как любят говорить менеджеры, "sky is the limit".

Андрей Ганкин
Статья предоставлена журналом
Карьера