Главу 1 можно прочитать здесь.

Ах Бомбей, Бомбей... или как там его еще называют?.. Мумбай. Да именно так - в честь индусской богини Мумбадевы. Но это мы узнали из туристических проспектов, тщательно проштудированных еще дома, в Москве. А тогда нас интересовали не столько экономические или исторические факты, сколько пресловутый вопрос транспорта. Впереди предстояла вторая половина пути до прекрасного города Маргао. На улице смеркалось. Времени до отправления поезда было не так много и, наученные горьким опытом пребывания в гостинице Дели, мы решили сразу ехать на вокзал. К процедуре подбора водителя мы на сей раз подошли со всей ответственностью. Благо билеты на поезд Бомбей-Маргао мы купили заранее в центральной железнодорожной кассе Дели. Приняв вид очень важный и строгий, выбрали наиболее понимающего нас, вразумительно говорящего и покладистого таксиста. Раз десять повторили ему куда нам надо. Дабы удостовериться, что поняли нас верно, мы заставили его самому дважды повторить место назначения. Он уж и сам был не рад, что связался с нами. Но дело есть дело...

Успокоившись и пригрозив, что в случае "самодеятельности" денег он не получит, мы тронулись в путь. Движение на дорогах было уже не таким хаотичным и более или менее подчинялось правилам дорожного движения. Коровы так же, как и в Дели, гуляли повсюду, но мы уже привыкли к их постоянному присутствию и практически не обращали на это внимания, повсюду пестрели неоновые вывески и отделанные по последнему слову моды витрины магазинов. Наряду с европейским модерновым стилем во всем чувствовалось явственное дуновение тысячелетней истории индусского народа. Причудливо сочетались раскрепощено-деловая обстановка с безусловным почитанием национальных устоев. Несмотря на некоторое равенство мужчин и женщин, девушки не смели передвигаться по городу без сопровождения мужчины или старшей родственницы. Влияние западной моды в виде укороченных платьев или костюмов от мировых кутюрье удивительным образом уживалось с сохранением традиций востока, его консерватизмом, в виде всепокрывающих сари и даже изредка встречающейся паранджи и белых покрывал на головах.

В воздухе царила атмосфера своеобразного коктейля деловитости с примесью восточных колоритов. Уж не знаю почему, но собираясь в Индию, я свято верила в то, что там везде должны быть слоны и, потому, постоянно крутила головой в поиске оных. Это наверное сродни тому, как некоторые иностранцы до сих пор думают, что по улицам Москвы и по сей день водят живых медведей. Такие вот ассоциативные пережитки. По прибытии на вокзал, мы решили сдать вещи в камеру хранения, где к своему огромному изумлению и еще большей радости обнаружили присутствие молодой пары из Англии. Они как раз возвращались из Гоа, и посему интерес наш сразу многократно возрос. Ребята охотно делились впечатлениями и приобретенным опытом. Они рассказывали о своих приключениях, предостерегали нас от многих возможных неприятностей, а также порекомендовали пару интересных мест в Гоа, которые стоит посмотреть обязательно. До отхода поезда оставалось еще пару часов и мы решили пополнить запасы воды и провизии в каком-нибудь крупном торговом центре, а заодно и просто осмотреть близлежащую территорию. Местные привокзальные рынки были наполнены разнообразными фруктами, начиная с местных маленьких бананов с медово-нектарным вкусом и заканчивая манго и папайи. Стойкий сандаловый запах наполнял воздух и дурманил голову. К тому времени мы уже порядком попривыкли к тому, что постоянно находились в центре внимания и даже научились извлекать из этого выгоду. Так, если нам было нужно что-то найти, мы просто говорили об этом вслух, и кто-то рядом обязательно отвечал на вопрос или если мы решали купить что-то у торговца, рядом тут же образовывалась толпа народа, за что мы требовали у продавца скидки.

Как порядочные, мы вовремя вернулись на вокзал, забрали вещи из камеры хранения и пошли искать свой поезд. По своей неиссякающей наивности мы решили, что на информационных щитах написано все. Каково же было наше удивление, когда мы, наконец пробравшись к заветным листкам, увидели длиннющий список пассажиров поезда, стоящего на этой платформе, а всего на вокзале их было пять или шесть, и время отправления этого самого состава. А вот где располагался наш поезд, похоже предстояло выяснить самостоятельно.

Между суетящимися пассажирами то тут, то там мелькали грузчики, одетые в черное и беспрестанно предлагающие свои услуги по переносу багажа. Недолго думая, мы выловили из толпы одного из них и решили показать ему билеты, с тем, чтобы он, как местный дока объяснил нам куда двигаться дальше. Помните сказку про Красную шапочку? "А зачем тебе бабушка такие большие глазки? Это чтобы лучше видеть, внученька". Вот наш герой пошел тем же путем. "Дайте-ка, - говорит, - мне билетики, чтоб получше рассмотреть и я приведу вас, куда надо". На сих словах юноша рванул с места и практически полетел по платформе, виляя между людьми как заяц по минному полю. Куда уж нам было угнаться за эдаким спринтером. Метров через сто мы потеряли его из вида. Остановились. Перевели дыхание. "Ладно, говорю, сами справимся. Давай еще раз посмотрим билеты и вперед!". Взглянув на подругу, я застыла в онемении... Лица на Татьяне практически не оказалось... Сердце жалобно екнуло и как-то вдруг сжалось внутри... Разум не соглашался верить... Наша доверчивость не может иметь такие границы!.. А точнее - их полное отсутствие... Стон вырвался из груди... "Нет! Только не это!!!" Ну кто ж мог подумать, что билетики-то она, действительно, отдала ему в руки. Мама дорогая!!! Вот уж точно приехали...

Оправившись от первого шока, стали лихорадочно соображать. За порядком на перроне наблюдал полицейский, и мы со всех ног бросились к нему с мольбой о помощи и надеждой на мировую справедливость. В этот момент навстречу нам буквально вылетает наш "провожатый". Реакции Татьяны тогда мог позавидовать, наверное, любой боксер. На ходу она хватает его за шиворот и в ярости и счастье одновременно притаскивает к блюстителю порядка.

Выслушав наш рассказ, и узнав, что мы иностранцы, полицейский тряхнул внушительного размера ружьем и потребовал от "грабителя" вернуть нам нашу собственность. Юноша аккуратно поправил воротничок, отряхнулся и с самым невозмутимым видом заявил: "А нету у меня никаких билетов. И вижу я этих девушек первый раз в жизни". От так! Видали такое? По требованию полицейского молодой человек вывернул все до единого карманы, покрутился на месте, как бы показывая свою "чистоту", и с "улыбкой младенца" на лице, по-щенячьи заглядывая в глаза блюстителю порядка. После повторно проведенного обыска к нашему окончательному отчаянию выяснилось, что билетов у него, действительно, нет. Ну нет и все тут. Видимо, успел "сбыть". А без доказательств нет и виноватого. И его отпустили... Нас тоже... Инцидент исчерпан... А билеты так и не нашлись... И что там вообще говорили эти люди добрые, о чем предупреждали? Поезд до Маргао мирно принимал своих пассажиров. А мы мирно стояли рядом. Одни в чужом городе, чужой стране! Куда идти - не знаем.. Хотя нет. Знаем. Точно знаем, совершенно безошибочно! Нам надо в этот самый поезд. Главное, ехать вперед. А там видно будет. В памяти всплыли российские "зайцы" железнодорожного транспорта, которые оплачивали место непосредственно проводнику вагона. Паровоз натужно загудел, дернулся и мы, так и не успев придумать ничего определенного, вскочили в первый попавшейся тамбур. Поезд тронулся и поехал... и мы в нем. Представьте: две белых русских девушки "зайцами" едут где-то в центральной Индии... Картинка на бис! По-другому не скажешь. Даа... На улице темно. Мимо проносятся поселки, поля... А мы стоим. В тамбуре. Приблизительно через полчасика народ стал выходить покурить, а там - мы! Постепенно шоковое состояние у нас стало проходить, коленки перестали трястись, а зубы устали цокать от страха. "Ну, - говорю, - давай проситься на ночлег".

Объяснив ситуацию "соседям" по тамбуру, мы спросили, как и что можно сделать, чтобы доехать до Маргао. После некоторых раздумий, один пожилой мужчина изрек: "Ссадят вас, девочки, на первой же остановке. У нас проводники сами денег не берут. Не положено. Это точно. Ссадят вас и все тут". Хороша перспективка! Ничего не скажешь. Да так уверенно и спокойно он это сказал, что надежда наша приобрела вдруг образ призрачный и нереальный..

Свидетелем таких успокоительных речей стала группа молодых людей, "местных", что в этот момент стояла рядом. Достаточно быстро сообразив, в каком безвыходном положении мы находимся, ребята стали активно рассказывать, как и что могут с нами сделать "на улице", щедро сдабривая их пикантными и весьма малоутешительными подробностями, после чего нас галантно и весьма недвусмысленно "пригласили в гости".

А впереди - Маргао, свадьба, солнце и море удовольствия... "Татьян, - говорю, - ты ж английский знаешь, иди по вагонам, проси помощи! Может, у кого лишний билетик найдется..." "Нет, - говорит Татьяна, - я не могу. Сама иди!"

"Так я ж язык жестов знаю куда лучше, чем английский, как же я им объясню?" "Вот на нем и объясняй. А только я не могу!"

Оставаться в тамбуре долее было уже попросту небезопасно. Молодые люди активно улыбались и уже пытались "помочь поднести тяжелые сумки", одновременно подталкивая в бок и заглядывая в глаза...

И вот тогда я в очередной раз поняла, насколько важна литература в жизни! Да здравствуют Ильф и Петров! Хвала им и почет! Памятуя знаменитого Кису Воробьянинова, я решила действовать. Посыпав пылью и без того уже пыльные джинсы, пригладив волосы, на скорую руку вытащила из памяти какие-то слова на английском, финском, немецком, и добавив для пущей убедительности пару броских фраз на языке жестов, я изобразила подруге возможный вариант демонстрации. Такого грохота смеха, вперемежку со слезами я не слышала никогда!! Уж поверьте мне! Даже один из "приглашающих" вызвался идти со мной, якобы для "охраны", на но самом деле, видимо для того, чтоб насладиться моим представлением. Хотя целью моей было уж вовсе не увеселение народа...

Переступая порог тамбура, в мыслях нелепо крутилась песенка: "Поможите, люди добрые... Сама я не местная..."

В первом вагоне реакцией пассажиров на мое изъяснение стало то, что меня чуть не вышвырнули обратно. "Грубияны!", - подумала я и двинулась дальше. Во втором, наученная опытом и подсказками пассажиров, которые меня поняли, я успела произнести речь полностью. Результат - сочувствие. Уже хорошо! Третий вагон почти весь уже спал, и я прошмыгнула мимо. В четвертом, практически потеряв надежду на чудо, я излагала свою беду и мысленно уже пыталась сама придумать что-нибудь. И вдруг дорогу мне преградило что-то большое. Ну очень большое! И в высоту, и в ширину!!! И вообще - что-то просто огромное. Вскрикнув от испуга, я решила, будь что будет, а дальше я не пойду! Ой, мамочки! Чур меня! Чур! оно схватило меня за руку и с силой усадило на сидение. Вжавшись всем телом в спинку вагона и инстинктивно закрыв глаза, я подумала: что же теперь будет?! Танюхаа... А ведь говорили люди добрые, предупреждали... Чья-то удивительно мягкая рука осторожно потрогала меня и приподняла мою голову за подбородок. Открыв глаза, я увидела сидящую передо мной женщину. Она была большой. Но Человеком! Женщиной. Одетой во что-то темное, длинное и очень-очень многочисленное. Присмотревшись, я поняла, что это сари, только очень большого размера. И много-много платков. И это именно она преградила мне дорогу. Женщина смотрела на меня строго и взволнованно.

"Ты кто? -говорит. - Зовут как?"
"Лена".
"А где твоя подруга?"
"Там".
"Где - там?"
Обретя наконец дар речи, я постаралась говорить вразумительно. "В тамбуре, в четвертом отсюда вагоне". "Веди ее сюда, быстро!" "Так... это..." "Я говорю - веди! Разбираться будем здесь".

Татьяна потом долго удивлялась, как это я умудрилась не только так четко донести информацию, но и вызвать такие эмоции у совершенно посторонних людей. Потом она нередко пыталась выдвинуть меня в качестве парламентера, что иногда ей и удавалось. Собрав всю свою волю в кулак, я опрометью понеслась за подругой. Оказалось, что торопилась я не зря. Ее уже чуть ли не силой "приглашали" на ночевку. Моего возвращения кроме нее уже никто не ждал.

В купе, которое стало для нас последним на этом отрезке пути прибежищем, ехала большая дружная индийская семья, состоящая, главным образом, из особ женского пола. Аманда (так звали нашу спасительницу) рассказала, что в Бомбее они гостили у ее родного брата и теперь возвращаются домой. А узнав, что мы из далекой России, едем в Маргао к другу Энтони, узнав что мы пережили в Дели, как стремимся попасть на свадьбу, нас согрели, успокоили, накормили и взяли "под свое крыло". Разместив кое-как наши вещи и переложив свою маленькую дочку к себе, Аманда велела лечь нам на вторую полку вместе и лежать тише воды, ниже травы. На вопрос "А как же кондуктор?" она встала во весь свой рост, руки в боки и ответила "Мы же тут одни женщины! Пусть только попробуют!" Аргумент сразу показался убедительным и неоспоримым. Переговоры с проводником вела она и в итоге, договорившись об оплате стоимости билетов на руки проводнику, мы получили право спокойно ехать дальше.

По пути мы рассказывали обо всем! И конкретно о Москве, и о России в целом, о людях там, об экономике, культуре, погоде и обо всем-всем-всем. Их интересовали такие вещи, о которых мы раньше просто не задумывались. Например, кто нас сопровождает в медицинские учреждения и что нам разрешают читать родители. Почему на дорогах автомобилям нельзя громко гудеть, и в автобусах много безбилетников. А еще мы так толком и не смогли объяснить понятие "молодого человека" в личной жизни, что это и не муж и не просто друг одновременно и, что он еще и может периодически меняться. Пытались и так и эдак, но увидев восторженно любопытные глаза пятнадцатилетней старшей дочки Аманды и удивленно возмущенный взгляд ее мамаши, сошлись на "женихе". За время пути мы так подружились, что когда настало время прощаться, на глаза наворачивались слезы.

Теперь, вспоминая тот сюжет, нам неисправимо верится, что где-то там, в далекой Индии, у нас есть друзья, почти родня... В Маргао поезд прибыл с некоторым запозданием. Но на вокзале нас встречал брат Энтони, которому со всей ответственностью нас передала Аманда "из рук в руки". Вот мы и на месте!

Штат Гоа. Город Маргао. Рай на земле...

Morn, lmorning@casino.com.