Содержание:

О "генетически модифицированной" пище нынче говорят много и охотно - говорят политики и госчиновники, специалисты в области биотехнологии, медицины и экологии, представители духовенства, деятели культуры и искусства... "Съедобные" плоды генной инженерии регулярно, подолгу и "с аппетитом" муссируются практически всеми средствами массовой информации. Обрушивающийся на современного потребителя информационный поток, "искрящийся" специальными терминами вроде "генетически модифицированных источников" и "трансгенных продуктов" (а также несколько пафосными определениями вроде "пищи 3-го тысячелетия" и "пищи Франкенштейна"), довольно внушителен, но наделе... не особенно полезен.

Слишком уж много эмоций содержит нынешнее информирование обывателя о достоинствах и недостатках генетически модифицированных продуктов питания - и слишком мало бесстрастных фактов. Фактов, знание которых позволит посетителю супермаркета, узревшему на упаковке подходящего для своей "продовольственной корзины" продукта надпись "содержит модифицированный крахмал" сделать покупку или отказаться от таковой без мучительного гамлетовского "быть или не быть", залихватского родного "была - не была!" и бескомпромиссного "не верю!" а ля Станиславский. И потому есть смысл эти факты поискать.

К содержанию

"Коль скоро все назвать своими именами..."

Для того чтобы лучше ориентироваться в потоке противоречивой информации о "генетически модифицированных" продуктах питания, потенциальному их покупателю не помешает обзавестись "шапочным" знакомством с некоторыми биотехнологическими терминами - иначе вышеозначенный поток легко и непринужденно превратится в самый настоящий потоп. В коем безвозвратно сгинет истинная картина вещей.

Сегодня для характеристики "проблемы Франкенфуд" СМИ широко используют термины "генетически модифицированные источники" (сокращенно - ГМИ), "генетически модифицированные организмы" (ГМО) и "трансгенные растения/животные". Причем нередко между этими терминами прослеживается этакий знак равенства - что, вообще-то, неверно. Трансгенные организмы всегда являются генетически модифицированными - это факт. А вот то, что генетически модифицированные организмы всегда являются трансгенными - совсем не факт.

Дело в том, что генетически модифицировать исходный геном (набор генетического материала, содержащегося в клетках живого организма) любого организма можно по-разному - можно, например, искусственно внедрить в него чужеродную генетическую информацию. А можно - просто искусственно "выключить" или "усилить" некоторые гены1 исходного генома (как это происходит в ходе обычного, предусмотренного природой, мутационного процесса, с результатами которого давно и вполне законно работают селекционеры). В последнем случае биотехнологи не используют содержащих "чужую" ДНК специфических генно-инженерных конструкций, способных активно встраиваться в геном исходного организма, - а ведь именно этими самыми конструкциями противники "Франкенфуд" чаще всего и "пугают" потребителя.

Таким образом, трансгенными являются организмы, в геном которых встроен дополнительный участок ДНК, а генетически модифицированными - трансгенные организмы, а также организмы, некоторые собственные гены которых "выключены" или "усилены".

1Ген - участок ДНК, структурная и функциональная единица наследственности, контролирующая образование какого-либо признака.

Кроме трансгенных организмов и искусственно создаваемых генетиками мутантов к категории генетически модифицированных организмов иной раз не совсем корректно могут быть причислены и продукты, полученные путем не молекулярных, а клеточных биотехнологий (переноса тех или иных частей - органелл - клетки: митохондрий, хлоропластов) - хлибридизации (переноса хлоропластов), мибридизации (переноса митохондрий), слияния протопластов или сомаклональной вариации. Думается, здесь нет смысла подробно разбираться в деталях этих технологий - достаточно сказать, что генетической "неприкосновенности" потребителя плодов сих биотехнологических изысков практически ничего реально не угрожает. Хотя выглядеть такие культуры-"мичуринцы" (на взгляд противников всего неестественного) могут весьма устрашающе - представьте себе, например, морковь с ботвой... петрушки. Именно такое растение некогда было получено биотехнологами путем слияния протопластов двух вышеозначенных растений.

К содержанию

Тернистый путь "запретного плода"

Уже 30 лет тому назад, обсуждая меры безопасности при использовании только что появившейся технологии рекомбинантной ДНК, ученые постановили предельно жестко ограничить "свободу" будущих трансгенных организмов - вплоть до создания генетической невозможности выживания последних во внешнем мире. За пределами лабораторий, то бишь. Но уже спустя десять лет, когда выяснилось, что не так уж и страшны трансгенные организмы, как их может "малевать" пресса, узники-рекомбинанты получили первые "послабления" - и вышли в свет. Новый Свет, преимущественно.

Немало времени ушло на прохождение через мощные "фильтры" федеральных агентств, контролирующих использование лекарств и пищевых продуктов, охрану окружающей среды и национальное здравоохранение - но еще больше времени потребовало формирование общественной толерантности к "генетическим монстрам". Североамериканский континент образца середины 80-х помнит и массовые акции протеста, и скандальные медиакампании и даже физическое уничтожение экспериментальных полей консервативно настроенными гражданами... Все это было.

Однако прошло - и нынче США является безусловным мировым лидером в производстве генетически модифицированных продуктов питания (на долю этого государства приходится до 70% всего объема их производства). Уверенно развивают вышеозначенное производство Канада и ряд стран Латинской Америки. А также Европы - Франция, например. Занимается этим и Китай конечно же. Количество "съедобных" видов, подвергшихся генетической модификации, к настоящему времени исчисляется многими десятками - соя, картофель, свекла, рапс, кукуруза, томаты, бананы, батат, папайя... Количество же пищевых продуктов, в состав которых входят ГМО и ГМИ, исчисляется уже совсем другими порядками. ГМ-продукты продаются во многих странах мира (в России - с 1999 года; по крайней мере - официально), их употребляют в пищу сотни миллионов жителей планеты - такова сегодняшняя реальность.

Свойства, приобретенные сельскохозяйственными культурами в результате генно-инженерной модификации, без преувеличения, - чрезвычайно ценны. Устойчивость к действию гербицидов и пестицидов, необычайно широкий диапазон температур окружающей среды, при котором обеспечивается сохранность плодов, а урожайность не снижается; сами показатели урожайности... Все это впечатляет. Также как выраженные полезные свойства некоторых продуктов - как, например, оптимизированный для профилактики атеросклероза и избыточного веса профиль жирных кислот в некоторых сортах генетически модифицированных кукурузы и сои, высокое содержание знаменитого лекопена в ГМ-томатах, особые свойства крахмала в картофеле (не позволяющие, в частности, последнему впитывать много жира во время жарки). Однако недоверие существенной части планетарного народонаселения к генетически измененным пищевым продуктам от этого меньше не становится - несмотря на то что, пожалуй, ни один из видов сырья для пищевых продуктов не подвергается такой жесткой проверке на безопасность, как ГМО. И в основе этого недоверия лежит, несомненно, страх.

К содержанию

Чего боимся...

Боимся мы преимущественно того потенциального вреда, который могут оказать генетически модифицированные организмы на организмы наши собственные. И еще - того потенциально опасного влияния, что могут оказать ГМО на окружающую среду.

Угрозы, "исходящие" от ГМО, можно условно разделить на две категории - потенциальные (гипотетические, или постулируемые) и... приписываемые. Что касается последних, то сюда можно отнести упоминаемые непримиримыми противниками ГМ-продуктов питания аллергические реакции (в том числе - извращенные реакции на введение некоторых антибиотиков) и определенные гормональные изменения (феминизацию мальчиков и преждевременное половое созревание у девочек). К этой же категории относится и якобы обнаруженная у генетически модифицированной сои способность вызывать снижение потенции у мужчин. Ни один из вышеперечисленных эффектов ГМО в настоящее время не подтвержден объективизированными методами доказательной медицины - и это значит, что все данные утверждения могут считаться фактически голословными.

Сложнее обстоит дело с угрозами потенциальными - т.е. теми, что могут исходить от трансгенных продуктов питания, например. Как следует из самого определения "потенциальные", никаких убедительных свидетельств в пользу реального вредоносного эффекта трансгенных продуктов в настоящее время нет. Но таковой может (теоретически) проявиться спустя годы. По мнению врагов "пищи Франкенштейна", коль скоро содержащие чужеродную (даже - "чужевидную") ДНК генно-инженерные конструкции "умеют" внедряться, скажем, в геном помидора, то почему бы не предположить, что, освободившись из переваренного человеком помидора, они смогут внедриться и в геном, например, эпителиоцитов (клеток, изнутри покрывающих кишечник) человеческого кишечника? Заменив тем самым естественный для человека "вертикальный" порядок передачи генов от предков к потомкам на совершенно не типичный "горизонтальный" порядок - с опасными, возможно, последствиями? В виде токсических, иммунопатологических реакций или канцерогенеза (провоцирование онкологических заболеваний), например?

Справедливости ради здесь стоит отметить, что "горизонтальный" (т.е. не от предков к потомкам, а как бы "со стороны") перенос генетической информации не является изобретением генных инженеров - он существует в природе на протяжении многих миллионов лет. С незапамятных времен и по настоящее время геном человека "горизонтально" модифицируется, например, вирусами - "усыновленных" фрагментов их генетической информации в ДНК любого из нас более чем достаточно. Как достаточно, в общем-то, и внутренних средств защиты от "горизонтального" потока чужеродных генов --в частности, значительную часть нуклеиново-кислотных "пришельцев" безжалостно "режут" на функционально бесполезные куски имеющиеся у нас многочисленные специальные ферменты под названием рестриктазы. И если таким "пришельцем" окажется искусственная генно-инженерная конструкция, использованная для модификации помидора, то на снисхождение со стороны вышеупомянутых энзимов-церберов ей рассчитывать не приходится.

Конечно, о стопроцентно гарантированной безопасности трансгенных организмов для человеческого здоровья говорить пока что также не приходится - хотя бы потому, что нынешняя генная инженерия отнюдь не совершенна. Однако вероятность наличия такого негативного эффекта однозначно оценивается как низкая.

К содержанию

...И как спасаемся?

С этой постулируемой "трансгенной" угрозой каждый из нас имеет право бороться в добровольном порядке - игнорируя генетически модифицированные (причем именно трансгенные) пищевые продукты. Правда, для этого необходимо уметь безошибочно отличать таковые от продуктов, избежавших вышеупомянутой "презумпции виновности". То есть от продуктов "натурального" происхождения. И в идеале различать их нужно уметь не только на магазинных прилавках и стеллажах, но и, скажем, в тарелке с деликатесом, только что поданной официантом.

Для обеспечения эффективной анти-ГМО "навигации" в магазинах тех стран, чье экономическое состояние в полном порядке, а народонаселение не особенно благоволит к "пище Франкенштейна", местным законодательством предусмотрена обязательная маркировка пищевых продуктов, содержащих определенные количества ГМ-компонентов, - для Европы, например, это самое количество составляет 0,9%. За отсутствие такой маркировки или занижение содержания ГМИ на производителя будут непременно наложены серьезные штрафные санкции. Что касается проблемы "экспертизы в тарелке", то и последняя в вышеозначенных странах худо-бедно решается - на основе разрабатываемых миниатюрных ДНК-тестеров, позволяющих производить экспресс-анализ пищи прямо на месте, быстро и надежно.

Что касается нас, то здесь, как водится, все не так просто... Во-первых, специальная маркировка продуктов питания, содержание ГМ-компонентов в которых выше 0,9%, в России не является обязательной - пока что это дело сугубо добровольное. И несмотря на то, что вышеозначенный, обязательный для маркировки, порог содержания упоминается в ряде отечественных нормативных актов с июня 2004 года, Госдума до сих пор не "узаконила" этого положения - хотя "подступалась" к вопросу в ноябре сего года. Впрочем, законодатели обещают повторить попытку уже в самом начале года 2005-го.

Во-вторых, поймать производителя на обмане в России гораздо труднее, чем в Европе, - в силу того что лабораторная база контролирующих проблему ГМ-продуктов ведомств слабовата: явно недостает оборудования для количественного анализа ГМ-компонентов, да и качественное определение таковых в продуктах оставляет желать лучшего.

И, наконец, в-третьих: предусмотренная в настоящее время сумма штрафа для нарушителей существующих законов (20 тыс. рублей) при всем желании не может характеризовать штрафную санкцию как сколько-нибудь серьезную. А значит - и эффективную.

К содержанию

Заключение

Генетически модифицированные продукты питания уже стали сегодняшними реалиями - и вряд ли они исчезнут со сцены глобального рынка завтра. Залогом тому служат как постоянно совершенствующиеся уникальные качества самих продуктов, так и солидный экономический интерес их производителей. Противоречивость информации о безопасности ГМО, по-видимому, также продлится еще не один год - у "пищи Франкенштейна" немало серьезных противников; достаточно вспомнить, что продолжающаяся по сей день трансатлантическая "ГМ-война" между США и Европой началась еще в прошлом веке. А на войне, понятное дело, как на войне - вся информация выверена в первую очередь идеологически. Истина же в данном случае, как обычно, находится где-то рядом. Рядом с золотой серединой между полярными мнениями сторон. И посему для будущей мамы, стоящей перед вопросом, "быть или не быть" в ее рационе генетически модифицированным пищевым продуктам, наверное, имеет смысл руководствоваться словами великого философа из Поднебесной, мудро заметившего, что "осторожный человек редко ошибается".

Сергей Гончар
врач-генетик
Статья из январского номера журнала