Все мы вышли из ... песочницы. И если не у всех в жизни были детский сад или институт, то песочница со своими хулиганами, приятелями, песочными замками, чужими и своими игрушками была у всех.

Сейчас бабушка говорит мне: "А Мишенька-то, с которым ты в песочнице играла, дипломатом стал..." И моя причастность к его блестящей жизни наполняет бабушкину душу тихой радостью. Только вот Ромка из той же песочницы уже второй раз сидит. Но это уже не важно, поскольку я весьма смутно помню и того и другого, и на мою жизнь эти знакомства, к счастью, (или — к сожалению) никак не повлияли....

А вот знакомство с самой песочницей даром не прошло, но поняла я это, только когда привела в нее свою наследницу в годовалом возрасте ...

Во все времена приобщение к "институту песочницы" происходит примерно так. Вот молодая мамаша впервые с гордостью подвозит одетое в нежно-розовый костюмчик ангелоподобное чадо к заветной цели, вот сейчас любимое дитя встанет на первую ступеньку познания мира — и начнет общаться с себе подобными карапузами. Вот...

Вот он получил лопаткой по голове от закоренелого преступника возрастом полтора года, вот нежно-розовый костюмчик уже превратился в грязно-коричневый, вот другой малыш явно с бандитскими наклонностями высыпал ведро песка прямо ему на голову, вот дорогие любимые игрушки оказались поломаны двухлетними хулиганами... И наконец мать, разочаровавшись во всем роде человеческом, тащит ревущего ребенка прочь от этого рассадника злобы, жалобно сетуя на жестокий мир, в котором даже маленькие дети склонны к агрессии, насилию и вандализму.

Это утрированно. Но когда твоего малыша, едва научившегося топать, преднамеренно толкает в спину "взрослый" мальчик в два раза больше ростом, гуманистические идеи как-то выветриваются из головы. Совсем неласковые мысли приходят в голову о ближайших родственниках этого мальчишки, которые здесь же рядом ничего не могут поделать со своим распоясавшимся чадом, переживающим как раз "кризис своего возраста".

Через полгода картина повторяется с точностью до наоборот: мама, наученная горьким опытом, сама старается оградить совсем юных "новобранцев" от своего "старожила", норовящего развести махровую дедовщину во "вверенной ему" песочнице.

Любой маме достаточно провести в песочнице хотя бы одно лето, и она на собственном опыте убедится в том, что "все дети делятся на невоспитанных и наших". Умные мамы извлекают из этого житейскую мудрость, а остальные продолжают сетовать на несовершенство мира.

Мои наивные открытия, сделанные в песочнице, таковы:

  1. Песочница существует для игры с песком, следовательно, праздничные платья с рюшками — неподходящая униформа, равно как и дорогие вещи, которые хотелось бы сохранить в целости для фото- и кино-сессий, а также визитов бабушек, тетей и прочих родственников.
  2. Любые игрушки, взятые с собой, могут быть (читай: будут) поломаны, потеряны, утащены и т.д. К этому надо быть готовым, как ко всем неизбежным в жизни потерям.
  3. Перевоспитать чужих детей не удастся, поэтому стоит сконцентрироваться исключительно на воспитании своего. Дискуссии с родителями о методах воспитания не входят в ваши планы прогулки и развлечения.
  4. За безопасность своего ребенка отвечаете только вы, а не "больная" мама того "подростка", что купила ему пистолетик с пульками. Помните, вы не убегаете — вы отступаете на заранее подготовленные позиции.
  5. За безопасность других детей, попавших в поле зрения вашего маленького агрессора, отвечаете тоже вы. Конфликт лучше заранее предотвратить. А за уверенность в том, что ваш малыш "и мухи не обидит", приходится расплачиваться неприятными минутами общения с родителями пострадавшей стороны.

И прочее, прочее, прочее...

Но практическими наблюдениями открытия из песочницы не исчерпываются. Пожалуй, нет ни одного явления взрослой жизни, которое бы нельзя было спроецировать на песочницу. Здесь можно увидеть много поучительного. Вот вам мир в миниатюре, все общественные законы, проверяемые на своем опыте: власть сильного, собственнические инстинкты, "хорошо то, чего у меня нет" и т.д.

И как раз тут родителей ждет благодатная почва для привития чаду понятий о благородстве, доброте, взаимопомощи (конечно, если родители хотят это прививать, а не представить ребенку "добро с кулаками, зубами и автоматом Калашникова"). А малышу предстоят трудные, но интересные уроки общения.

Ребенок пробует на деле все возможности: что будет, если я толкну Машу? Варианты: а) Маша "прикольно" упадет; б) Маша сама "настучит мне по кумполу"; в) ой, у Маши такой большой и серьезный папа; г) Маша заплачет, мне станет ее жалко, я сам зареву еще громче... и т. д.

Что будет, если я укушу Машу? Возможны варианты....

А что будет, если Маша укусит меня?.. Лучше дружить или драться?

Вот таким эмпирическим путем малыш и вырабатывает свою линию поведения в этом мире.

А взрослое вмешательство в эту детскую стратегию может быть только очень деликатным. Важно, чтобы слепая родительская любовь не помешала вам объективно оценить положение дел, как в известном анекдоте: "Вовочка, не бей девочку, а то вспотеешь, простудишься..."

"Песочные ситуации" бывают полезны и для нас, умудренных жизнью... В песочнице не бывает "ложных" авторитетов. Просто возраст участников таков, что ни меркантильность, ни престиж, ни национальный вопрос им не понятны, дети пока еще свободны от стереотипов.

Дорогущие игрушки валяются в сторонке, а Куликовская битва разгорелась из-за видавшего виды самосвальчика или копеечного китайского пупса. И юный Ромео смотрит, затаив дыхание, на Джульетту в самодельном простеньком платьице, а не в фирменной тряпке. Это счастливое время быстро пройдет...

"Петя, не ковыряйся мобилой в песке, а то, пока папа тебе новый купит, будешь ходить, как лох, с пейджером".

Чуть старше малыши — и уже возникают представления о престижности "фирменной" Барби, о том, что круче можно быть не за счет роста, а за счет того, на какой машине приехал с работы папа. Но мы сейчас говорим о рае на земле, в смысле — на песке... А утрату этого рая своим детям, увы, во многом обеспечиваем мы, родители.

Конечно, реальность далека от идиллической картинки. Детские площадки — любимое место для вечерних пьяных сборищ разного рода люмпенов. И остатки их жизнедеятельности — вовсе не те открытия, которых мы своим детям желаем. Но для жителя мегаполиса многие вещи неизбежны, остается смиренно относить окурки и битые стекла в урны...

Попробовать оградить ребенка от "влияния улицы": фу, песочница, грязь, окурки, глисты, чужие неуправляемые дети? Наверное, ничего страшного не случится, если малыш проведет самое раннее детство в рафинированных условиях своего коттеджа, замка, крепости. Только выход на свет Божий из задраенного помещения грозит опасностью погибнуть от простого, но до сих пор незнакомого сквозняка. Так же и в общении: первое осознание свое-чужое, плохо-хорошо, не делай другим того, чего себе не желаешь, опыт первой социализации рано или поздно придет. В детском саду, в школе, в армии.... Только чем старше, тем болезненней могут сказаться новые открытия старых законов (представьте — в армии: что будет, если я укушу товарища прапорщика?).

А если серьезно, то надо дать своему малышу шанс научиться простым вещам, которые в песочнице постигнуть гораздо проще, так же как иностранный язык проще выучить с детства, чем начинать его зубрить в институте.

Вот так на песке строятся первые уроки жизни в обществе. И, несмотря на сыпучесть материала, эти уроки могут быть очень крепкими.

Ольга Михайлова
Статья из журнала