Долгожданное радостное событие — появление на свет моих малышек — случилось в среду, 19 ноября 2008 года.

В пятницу я проснулась с невыносимой болью в груди. Грудь была каменной, увеличилась в размерах, а к соскам невозможно было притронуться. Я подошла к консультанту по грудному вскармливанию, которая, даже не посмотрев в чем причина, просто дала мне пробник какого-то крема от трещин, и продолжила свой разговор с другой работницей роддома. Грудь от этого болеть, конечно же, не перестала. На обходе выяснилось, что у меня пришло молоко. Детки были еще в детском отделении, поэтому мне сказали молоко сцедить и принести через полчаса для кормления из бутылочки.

Притрагиваюсь к груди, на глазах выступают слезы от боли, грудь была такой твердой, что это невозможно даже сравнить с чем-то, наверное, только с камнем. Прошло 30 минут, но молока получилось сцедить столько, что это можно назвать каплями, и, конечно же, не хватит накормить двоих детей. Понесла то, что было, в лицо получила усмешки и унижения. Что это? Как вы собираетесь кормить детей? Но ведь сцеживание — не выход, необходим телесный контакт с малышом... Ушла в отчаянии, даже не получив каких-то рекомендаций, что же делать. Приехала золовка. Узнав о случившемся, разнесла всех и вся, после чего мне отдали детей на кормление.

Проблема не решилась за раз, но эмоциональный контакт с дочками подталкивал меня двигаться в правильном направлении. Прикладывала их к груди по первому требованию, сцеживалась каждую свободную минуту, сквозь слезы массировала и растирала комки. Через 5 дней после рождения детей мы уехали в другую больницу, там персонал был более доброжелателен и аккуратен со своим пациентам. Одна из врачей сказала: «Бог дал женщине две груди, тебе Бог дал двоих детей, значит, должна прокормить, главное — старание и терпение...».

До четырех месяцев сначала постоянные, потом периодические сцеживания. За сутки набирала по 400-500 мл молока, оно доставалось нашему папе. Шесть месяцев мои дочки кушали только мамину титю, вообще я очень боялась вводить прикорм, настолько была сильна привязанность к этому таинству — кормлению грудью. До года мамино молоко было одним из основных приемов пищи. По причине болезни Софьи пришлось отлучать сначала Варвару. Тогда им было 1 год и 5 месяцев. На глазах выступали слезы, потому как не была готова к такому повороту событий. Понимала, что это когда-то должно было произойти, ведь детки растут, и у них появляются другие пищевые потребности, но понимать и принимать как факт — это совсем разные вещи...

Потом неожиданно заболела Варюша, и в 1 год и 6 месяцев пришлось отлучать Софочку. Одно могу сказать: я боролась за молоко для своих дочек. И я победила всех и вся: и безразличие некоторых медицинских работников, и боль, и бессонные ночи, и бесконечные сцеживания в полусонном состоянии до четырех месяцев. Но ни сейчас, ни потом — никогда не пожалею об этом.

Мама Софьи и Варвары, kisik07@inbox.ru