"Сыну полгода, я ему показываю карточки с буквами, а он не хочет смотреть, уползает".

"Нам три с половиной, мы уже два года занимаемся английским".

Это фразы из реальных бесед и читательских писем. Родители плачут, боятся, бегают по невропатологам: почему у подруги Маша уже говорит "мама" и "папа", а у меня Даша еще нет? Штудируют методики, проводят сравнительные анализы Зайцева с Тюленевым, ругаются с бабушками-дедушками и друг с другом, хотят максимально развить таланты своих детей: вдруг не возьмут в хорошую школу? Вдруг не поступит в вуз? Господи, что тогда?

Мы так же переживали, стоя в бесконечной советской очереди за импортным шампунем: привезут-не привезут, и достанется ли мне, и хватит ли денег, и еще эти лезут без очереди, а там вон с черного хода выносят! Что значит - надоело стоять? Будешь ныть - немытым останешься.

Мы, как отчаявшиеся беженцы в Гражданскую войну, стремимся втиснуться в последний уходящий эшелон. Сами не войдем - так хоть детей пропихнем, через узлы, мешки, через головы, ведь уйдет без нас, а мы как же?

Будет отсрочка от армии или нет, будут деньги или нет - кто его знает, так надо сейчас, пока есть время и деньги, сейчас учить, сейчас создавать пресловутое конкурентное преимущество! Мы привыкли к тому, что отнять могут все, - но знания отнять не могут, значит, надо нагрести как можно больше, пока есть возможность. Мы представить себе не можем, какое будущее нас ожидает, но упорно инвестируем в него.

"А вам сколько - четыре? А вы в какие кружки уже ходите? А к школе где готовитесь?"

"Посоветуйте курсы французского для трехлеток".

"У нас репетитор по математике, по истории, по русскому, я думаю, может, надо еще по биологии взять?"

С рождения готовятся к школе. В школе готовятся к вузу. В вузе готовятся к работе. Приходя на работу, понимают, что все было напрасно, и начинают переподготавливаться сами и готовить своих детей. По-прежнему не отдавая себе отчета, к чему именно. Все готовятся - и мы готовимся, иначе неприлично, нельзя. Цель подготовки - только одна: не дать себя обойти. К тому, что все-таки обойдут и ребенок не попадет в крутой сад, элитную школу или престижный вуз с первой попытки, почему-то не готовимся. И всякий раз это оказывается катастрофой, сравнимой с концом света.

Большая часть нашего общества учиться не хочет, не может и не любит. Зато другая, меньшая его часть учится за двоих, за троих, за четверых, стремительно учится, истерически, как будто хватая дефицит: два кило в одни руки, номер 635 на ладони. Нет, нам мало будет, Вань, займи очередь еще раз. Детсад с развитием речи, логикой, математикой, английским, историей искусств. В школе плохо учат, так мы после занятий на второй язык, теннис, рисование, музыку; на подготовительные курсы, к репетитору, к двум, к трем, в экстернат, в лицей, в международный бакалавриат, на олимпиаду, в университет, в Англию, в Америку, не хватит же, не успеем! Что развалился, учись давай, поздно будет! Два высших, три высших, бизнес-школа, кандминимум, пятый язык, я создаю себе преимущество, я боюсь, что меня обойдут! Где тут дают самое лучшее? Гражданочка, вас тут не стояло! Ну как это не стояло, я с шести утра здесь, мы с пятого класса с репетитором!

Ректоры, проректоры, деканы и вузовские преподаватели достигли социального статуса директора магазина при советской власти: авось вынесет кусок филея с черного хода, авось продаст в обход общей очереди.

Но все-таки образование - не шампунь и не колбаса, и жизнь - не одна только конкуренция. И преимущество в ней обеспечивается не объемом информации, влитой, вложенной, вколоченной в неподготовленную младенческую голову, и не количеством занятий в неделю, и не усиленным питанием или тренировкой. Это даже не инвестиции в промышленность. И огромными капиталовложениями, временными затратами и авралами здесь ничего не добьешься, кроме детских неврозов и родительской депрессии.

У образования должны быть цель и смысл, а также система методов для достижения этой цели. И цель эта не в том, чтобы собрать все возможные сертификаты и посетить все возможные курсы. И даже не в том, чтобы воспитать ребенка гендиректором транснациональной корпорации.

Цель эта - все-таки в том, чтобы вырастить личность, которая знает, кто она, во что верит, на каких принципах стоит, к чему стремится. Личность, которая понимает, как этого добиваться и как пережить неудачу. Которая готова к жизни в обществе, хочет и умеет трудиться ради его блага и своего собственного. К английскому с двух лет и третьему высшему по психологии это имеет самое отдаленное отношение.

Ирина Лукьянова
Статья из октябрьского номера журнала
Карьера