Содержание:

В последние годы все большую популярность приобретает практика родов на дому. И в печати, и на телевидении на эту тему ведется много споров. Одни говорят, что это незаконная деятельность и полная безответственность. Другие — что этот шаг является косвенным показателем родительского неравнодушия и активной позиции. Третьи напоминают о законности права женщины на самостоятельный выбор... Однако, если на страницах популярных изданий, в Интернет-форумах эта тема давно никого не удивляет и вызывает скорее сочувствие, то в официальных медицинских кругах отношение к ней резко отрицательное. В нашей стране домашние роды остаются вне легитимного поля. В этом номере мы предлагаем вашему вниманию мнение двух авторитетных в этой области людей: Карины Немцовой, акушерки, практикующей домашние роды и Дарьи Долецкой, кандидата медицинских наук, врача акушера-гинеколога.

К содержанию

Как обстоит дело в других странах?

Голландия. Участковые «феллоскундиге» — так в этой стране называются традиционные повитухи — специалисты по ведению здоровой беременности и принятию физиологических родов. Беременность здесь не приравнивается к состоянию болезни, и поэтому, узнав о своём «интересном положении», женщина спешит не к врачу, а к участковой «повитухе».

Феллоскундиге как квалифицированный специалист по ведению беременности диагностирует те ситуации, когда проявляют себя факторы не-здоровья и тогда направляет женщину к доктору. Феллоскундиге занимается только «здоровой беременностью». Сложившееся в Нидерландах отношение к репродуктивному периоду жизни призвано ориентировать женщин на то, что беременность — это не заболевание, а естественное состояние.

Мы идем в роддом не рожать, а спасаться от смерти или страшных «а вдруг». На роддом надеются, уповают и одновременно... страшатся его и боятся там оказаться.

Все феллоскундиге принимают домашние роды; это законная практика. В Голландии дома рожают 30% женщин.

В Германии в 50-х годах XX века институт акушерок-повитух упразднили и медики убедили население, что беременность и роды непременно требуют высококвалифицированной помощи. Понадобилось совсем немного времени, чтобы понять эту ошибку.

Под напором общественности с 1994 года было вновь законодательно закреплено право за домашними акушерками вести беременность и принимать роды у женщин на дому. На сегодняшний день независимых акушерок в Германии около 5 тысяч. Половину суммы за роды при желании женщины рожать с независимой акушеркой роженице оплачивает страховая компания. Женщина в Германии имеет право выбора — наблюдаться у акушерки или сразу идти к врачу.

В Англии так же есть участковые акушерки — здесь их называют мидвайф. Они никак не относятся к медицинскому ведомству. В 1972 году медики решили запретить деятельность мидвайф и взять беременность и роды полностью в свои руки. Женщины вышли с протестом на демонстрацию и отвоевали право на «здоровую беременность». Англичанки могут выбирать, у кого им наблюдаться — у врача или у мидвайф. Для повышения квалификации всех мидвайф периодически направляют на практику в роддома — к младенцам, в послеродовое, родильное отделения. Обязательной является здесь и регулярная практика экзаменационной аттестации мидвайф, подтверждающая их квалификацию.

Если возникают сложности в родах, мидвайф везет женщину в клинику. При этом в Англии, как и в других странах, акушерка имеет право помогать своей роженице и в роддоме, и в послеродовом периоде.

И в США мидвайф постепенно завоевывают прочные позиции в наблюдении беременных и в ходе родов. Надо сказать, что упорная борьба акушерок за свои права все-таки принесла свои плоды: на сегодняшний день лицензирование или легальная сертификация традиционных акушерок возможна уже в 22 штатах, а легальная практика — еще в 16. Там тоже у женщины есть выбор: где рожать и у кого наблюдаться. Если женщина считает себя больной, то она идет к врачу в клинику, если здоровой, то к мидвайф для наблюдения за беременностью и родами.

За последнее время еще две страны прибавились к тем, где домашние роды легализованы: Венгрия и Италия. На это влияет не только желание женщин, но и такая упрямая вещь, как цифры: «Фактически, в шести странах с самым низким уровнем перинатальной смертности», — пишет Элизабет Дэвис в книге «Сердце и руки» (США) — ведущая роль в родах принадлежит именно акушеркам, которые самостоятельно ведут 70% всех родов. Соединенные Штаты, где это число составляет лишь 5%, по уровню детской смертности находятся на 26 месте в мире«. Для сравнения: недавние (2004 г.) данные по младенческой смертности в Германии таковы: 4 на 1000 новорожденных, материнская смертность — коэффициент 4. В России (роды в роддоме) младенческая смертность составляет около 16.8 на 1000 новорожденных, материнская — коэффициент 28.

Но не только зарубежные исследования говорят о том, что домашние роды могут быть безопасными. Специалистами Казанской Государственной медицинской академии было проведено исследование родов дома и в роддоме. Причем, здесь исследовали «неподготовленные» домашние роды — т.е. те, которые произошли не по желанию женщин, а по воле случая — не успела бригада скорой помощи, стремительные роды и т.д. — в сравнении с показателями работы родильного отделения кафедры акушерства и гинекологии № 1 КГМА.

В нашей стране альтернативная практика сопровождения беременности и родов по-прежнему остаётся вне юридического поля.

Исходя из полученных данных, ученые делают вывод о том, что «...чрезмерное увлечение мануальными и инструментальными приемами, принятыми в физиологическом акушерстве, способно нередко нанести больше вреда, чем невмешательство в естественный многотысячелетний процесс деторождения».

Возможной альтернативе в сложившейся системе родовспоможения в современной России они дают следующую характеристику: «Домашние роды в том виде, в каком наблюдаются в отечественном акушерстве, в настоящее время, безусловно, — результат неудовлетворительной организации медицинской помощи населению. Однако родоразрешение женщин минимальной группы риска при нормальном течении беременности и родов в домашних комфортных условиях в окружении близких родственников и в присутствии акушерской бригады, с терпеливым, бережным ведением родов и рациональным невмешательством в физиологический процесс — одно из желательных и перспективных направлений развития современного родовспоможения».

К содержанию

А что у нас?

Вопрос о переосмыслении сегодняшней акушерской практики в нашей стране становится одним из самых насущных в контексте разразившейся в России демографической катастрофы. Нежелание рожать и воспитывать детей, девальвация социального статуса материнства и отцовства, узаконенная практика убийства зачатых, но «нежеланных» детей — эти кризисные симптомы родственны привитой женщине пассивной роли в процессе родов. Эта пассивность в немалой степени опосредована жестким и неоправданным медицинским давлением, практикуемым в отношении ведения беременности и родовспоможения, между тем как не отрицается, что «...беременность и роды — физиологический процесс, а не диагноз, поэтому любые вмешательства, по идее, должны предприниматься только в крайнем случае».

В современных же женщин настолько вселили уверенность, что они никогда не смогут родить без помощи врачей, что женщины на себя уже и не рассчитывают. За них действительно «рожают» врачи. Направо и налево применяя обезболивание и стимуляцию, родовозбуждение и эпизиотомию, они настолько технократизировали процесс, что действительно невозможно поверить в то, что без аппаратуры, обезболивания, стимуляции и присутствия гинеколога, неонатолога, реаниматолога, акушерки можно не то чтобы нормально родить, но просто выжить в родах.

Мы идем в роддом не рожать, а спасаться от смерти или страшных «а вдруг». На роддом надеются, уповают и одновременно... страшатся его и боятся там оказаться. Особенно — без контракта. «Контрактные роды» — призрачная, но всё же гарантия человеческого отношения к одному из самых интимных процессов — рождению на свет человека, гарантия сохранения женского и материнского достоинства.

В нынешней ситуации демографического кризиса Россия, несомненно, будет искать свой путь выхода. У нас есть богатый опыт семейно-родовых традиций и в отношении репродуктивного поведения, и вскармливания, и пестования младенцев, и воспитания детей. Этот опыт и сегодня востребован семьями. Его нужно только подсказать, показать, открыть для тех, кто вопреки экономическому спаду и прочим напастям, целенаправленно строит свою семейную крепость.

Было бы ошибкой транслировать западные правовые и культурные образцы, регулирующие семейные связи и отношения родителей с детьми, на российскую действительность. Но нельзя не обратить внимания на уже сложившийся факт: в обществе, где мать изначально, ещё на родильном столе, оказывается отстранённой от своего ребенка — духовно, эмоционально, физически — складывается подготовленная почва для последующей коррекции детско-родительских отношений, скажем, с помощью ювенальной юстиции.

Эпидуральная анестезия, кесарево сечение без веских на то показаний, раздельное пребывание матери и новорожденного, искусственное вскармливание — не первые ли это ступеньки в стремительном процессе родительской инфантилизации и превращения в пассивных потребителей услуг, активно предлагаемых «специалистами»? Далее — понятно, что законным продолжением семейной истории может стать прерогатива институтов ювенальной юстиции над институтом семьи...

Хорошая акушерка, помогающая супружеской паре подготовиться к прибавлению в семье, готовит ее, по сути, не к нескольким часам родов, а к материнской и отцовской роли.

Складывается впечатление, что сегодня в российском обществе вместо института родительства существует мощный институт его разрушения. На это направлены немалые ресурсы: от СМИ до докторов в женской консультации, привычно подписывающих направление на аборт женщине, беременной очередным ребенком («Доктор, да я рожать собираюсь!..» — «Да вы что, с ума сошли?!»).

К сожалению, в нашей стране альтернативная практика сопровождения беременности и родов по-прежнему остаётся вне юридического поля. Но она существует, хотим мы этого или нет. Научное подтверждение того, что домашние роды при ведении их опытной акушеркой значительно безопасней, не могут утешить женщин в нашей стране.

Пока не введены стандарты практики, не введена сертификация акушерок, нельзя рассчитывать на профессионализм и беспристрастие в домашнем родовспоможении. Однако надо признать, что сложившаяся в последние десятилетия ХХ века практика подготовки беременных женщин к рождению малыша в различных семейных центрах, клубах и школах, пропагандирующая и поддерживающая повышение заботы о своем здоровье и здоровье будущего малыша путем здорового образа жизни и необходимого медицинского контроля, дает примечательные результаты. Для женщин, прошедших такую перинатальную подготовку, ожидание ребенка и сами роды превращаются в радость, несмотря на известные дискомфорты беременности и переживание боли в родах.

Подготовка семейной пары к родам — это процесс не просто направленный на обучение эффективному взаимодействию женщины с медиками в родах, но содействующий пробуждению родительской самоидентификации, отношения к внутриутробному ребенку не как к «плоду», но как к человеческой личности, для которой нет никого важнее мамы и папы уже сейчас, еще до появления на свет.

Беременность длится 9 месяцев, роды — часы, родительство — всю жизнь. Подготовка к родам и подготовка к рождению ребенка — вроде бы похожие, но разные способы работы с супружеской парой в период беременности.

Хорошая акушерка, помогающая супружеской паре подготовиться к прибавлению в семье, готовит ее, по сути, не к нескольким часам родов, а к материнской и отцовской роли, освоение которой начинается уже сейчас, когда они только беременны своим ребенком.

И если только немногие женщины, рожавшие в роддоме, могут похвастаться тем, что с благодарностью вспоминают свою акушерку, то взаимоотношение родителей со специалистом, сопровождающим их беременность и приглашенным к поддержке в процессе родов, становятся сокровенным диалогом двух сторон — родителей и акушерки. Благодаря этому во многом становится возможным преодолеть тот формальный подход к родам, который вызывает у женщин естественное сопротивление. К таким акушеркам женщины приходят еще и еще раз.

По свидетельству акушерок, к которым обращаются родители, твердо решившие рожать дома, вовсе не медицинские фобии лежат в основе их решения, хотя негативный осадок от рождения предыдущего ребенка в роддоме играет не последнюю роль. Этим людям близка и понятна мысль о том, что не только врачи, но и они сами несут прямую ответственность за их ребенка. Активное поведение женщины в родах меняет внутреннюю «картину» родительства. Таким родителям свойственно отцовское и материнское «пробуждение» еще на этапе беременности.

При этом среди сторонников альтернативы в системе родовспоможения и гуманизации акушерской практики есть не только медики (Хасанов, Радзинский, Жаркин), но и сами женщины. Среди них — и те, которые все-таки целенаправленно выбирают домашние роды для появления на свет своих малышей. Именно — малышей. Во множественном числе. Примечательно, что малодетность не характерна для тех, кто однажды родил своего ребёнка дома. Этот факт ещё ждёт своих исследователей. Но сегодня, на фоне катастрофической депопуляции и неуклонного истощения семейно-демографических ресурсов России, не пришло ли время задуматься над тем, чтобы и у российских женщин было право на выбор?